dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

4 октября 1993 года. Голгофа на Пресне



Оригинал взят у vaclav_orthodox в 4 октября 1993 года. Голгофа на Пресне

Мало кто знает, что в расстрелянном Храме Закона действовала православная церковь. Вот что об этом рассказывал корреспонденту газеты «Благовест» Евгению Муравлеву (публикация «Обет и Промысел…» от 07.03.2003) депутат Верховного Совета, ставший впоследствии священником, Вячеслав Федотов: «4 октября 1993 года, находясь под обстрелом в Доме Советов России, мы не видели возможности выйти оттуда живыми. Среди нас, депутатов, был священник, отец Алексий Злобин, депутат от Тверской области. (В то время священнослужители еще могли занимать выборные государственные должности, запрет Священного Синода Русской Православной Церкви на участие в выборах появился позднее – Е.М.). Я как врач помогал раненым, а он семь раз читал акафист Николаю Чудотворцу, и мы молились о спасении. Во время этого испытания я дал обет, что если останусь живым, то приму сан священника. До этого был православным человеком и, работая в Верховном Совете, занимался проблемами Церкви. Очень много ездил по стране, бывал во многих святых местах, от Владивостока до Калининграда, побывал в Египте, прошел по местам бегства Девы Марии с Младенцем Христом. Стать священником мне предложил тогда, в пылавшем Белом Доме, отец Алексий, и я согласился. Так же в этот день дали свои обеты Богу депутат Валентина Александровна Домнина (она сейчас строит храм во имя Святителя Николая Чудотворца в Твери) и мой помощник Алексей Михайлович Залесский. В Верховном Совете был освящен храм в честь благоверного князя Даниила Московского.
Там проходила Литургия, исповедь, совершались Таинства. Из Свято-Данилова монастыря были принесены иконы, одну из них мне подарили монахи, и она находится у меня дома. На этой же службе присутствовал, в то время вице-президент России, Александр Владимирович Руцкой. Свой обет Вячеслав Федотов исполнил», – отмечает Евгений Муравлев.

В журнале «Православная беседа» (№ 3 за 2003 год) была опубликована статья «Пастырь добрый» о депутате Верховного Совета России священнике Алексии Злобине. В этой статье так же упоминается об этой церкви: «Наступили кровавые дни октября 1993 года. Во время штурма Белого дома отец Алексий неотлучно находился среди его защитников, мужественно выполняя свой священнический долг: он крестил, исповедовал, причащал. Крестились 15-20 человек, среди них – депутаты Светлана Горячева, вице-спикер нынешней Думы, Тамара Пономарева, а также работники аппарата, добровольные защитники российского парламента. Исповедовалось у отца Алексия не меньше 70 человек...

Чтобы читатель мог лучше представить себе обстановку, в которой совершал служение отец Алексий, – говорится далее в статье, – приведем отрывки из воспоминаний участника этих октябрьских событий: "В воскресенье, 3 октября, накануне штурма на втором этаже для богослужения приготовили две комнаты. Принесли иконы, свечи и священническое облачение. И вот в помощь отцу Алексию из Свято-Данилова монастыря приезжают монахи. Привозят антиминс, без которого не может проходить православная служба. У престола микрофон, а рядом в коридоре, у широких открытых настежь окон устанавливаются громкоговорители для трансляции службы на улицу. Литургия в осажденном Белом доме! Поначалу как-то не ощущаешь огромности этого события. Слишком уж мы поглощены политикой. И мало кто представляет, что на другой день начнется бой и что эта церковь, может быть, закроется навсегда... Обычный служебный кабинет. Встроенные шкафы, столы золотистой окраски, паркетный пол. И вот здесь – храм. Алтарь без иконостаса... больше становится молящихся, и вместе с ними в комнату входит молитвенное настроение. Рядом с депутатом буфетчица или бухгалтерша – здесь все равны...

На следующий день, – продолжает воспоминание участник октябрьских событий, – вдруг как по команде с разных сторон началась стрельба. Частые выстрелы и очереди. Медпункт и отец Алексий со Святыми Дарами перебазировались вглубь здания – там безопаснее. Вскоре приносят первых раненых. Батюшка со своею «малой церковью» – чашей, крестом, Евангелием, иконами и свечами – разместился в соседней с медпунктом комнате... Как томительно долго тянется стрельба! То затихает, как бы обещая совсем умолкнуть, то нарастает с новой силой. Отец Алексий, двое депутатов и я стоим на коленях и молимся. Батюшка читает акафисты, один за другим. Помню, два раза повторялся акафист святителю Николаю. Перед нашими глазами лики Христа и Богоматери на иконах, озаренные трепещущими огоньками свечей..."», – читаем в статье.

Если бы во время расстрела из танков Храма Закона на Пресне в нем не было православной церкви, можно было бы говорить о том, что в здании Верховного Совета находились лишь одни «красно-коричневые», как то подавала ельцинская пропагандистская машина. Хотя, естественно, в любом случае это не могло быть оправданием совершенного беззакония. Но, как мы узнаём, в Доме Советов действовал храм в честь святого благоверного князя Даниила Московского, состоялась литургия, совершались таинства крещения, исповеди, причастия. Это кардинальным образом меняет дело: против Верховного Совета были сосредоточены войска, в которых было очень мало верующих людей. Большей частью сплошь язычники. Это позже, через несколько лет, после Первой Чеченской, в войсках стали появляться священники, открываться храмы. Но тогда все было иначе: войска беззаконника Бориса Ельцина атаковали Храм Закона, в котором в момент штурма действовала православная церковь! А это уже такой факт, от которого отмахнуться невозможно. Это было знамением: Борис Ельцин пошел войной против Бога, против власти, установленной Им, против Церкви.

Кто-то заметит: там исповедовалось не более 70 человек... Мол, а сотни других где... Православным хорошо известно, что есть очищение мученичеством, в нем человек получает «белые одежды» чистоты и святости и перед ним открываются врата Царства Небесного. Многие святые Церкви стали христианами через мученичество: они были всю жизнь язычниками, однако, видя правду христиан, их стойкость и мужество перед лицом смерти, выходили из среды язычников и объявляли себя христианами перед гонителями. Тут же они предавались мучениям и смерти. Но Церковь причисляла их к лику святых, несмотря на то, что они не были крещены обычным способом и миропомазаны.


После расстрела Верховного Совета у стадиона «Красная Пресня» был установлен памятный крест, затем еще несколько. Заметьте: не памятник с красной звездой был сразу же установлен, а православный крест. Почему? Да потому что ни у кого никогда не возникало сомнений в том, что значительная часть великомучеников октября 1993 года, распятая на Московской Голгофе в Храме Закона на Пресне, была верующими людьми. Об этом говорит и их Завещание: «Братья, когда вы прочтете эти строки, нас уже не будет в живых. Наши тела, простреленные, догорят в этих стенах. Мы обращаемся к вам, кому повезло выйти живым из этой кровавой бойни. Мы любили Россию. Мы хотели, чтобы на этой земле восстановился, наконец, тот порядок, который Богом ей определен. Имя ему – соборность; внутри ее всякий человек имеет равные права и обязанности, и преступать закон не позволено никому, в каком бы высоком чине он ни был...

...Дух наш не сломлен. Да, умирать страшно. Однако что-то поддерживает, кто-то невидимый говорит: "Вы кровью очищаете свою душу, и теперь сатана ее не достанет. И погибнув, вы будете гораздо сильнее живых". В наши последние минуты мы обращаемся к вам, граждане России. Запомните эти дни. Не отводите взгляда, когда наши обезображенные тела будут, смеясь, демонстрировать по телевидению. Запомните все и не попадайтесь в те же ловушки, в которые угодили мы.

Простите нас. Мы же прощаем и тех, кто послан нас убить. Они не виноваты... Но не прощаем, проклинаем бесовскую шайку, севшую России на шею. Не дайте затоптать великую православную веру, не дайте затоптать Россию. Наши души с вами».

Это Завещание не оставляет ни малейшего сомнения в том, что мученической смерти 4 октября 1993 года были преданы не просто советские люди, но, в большинстве своем, православные христиане, положившие душу свою за российский народ, за Путь и Истину и Жизнь. Часть из них заживо сгорела в Жертвеннике – на верхних этажах Дома Советов. Сотни убиты и добиты на нижних этажах здания, где крови, по воспоминаниям оставшихся в живых, было по щиколотку. Сотни подвергнуты зверским пыткам, насилию и расстреляны на стадионе и на близлежащих улицах. Затем большинство тел убитых были сожжены в московских крематориях.

Их мученическая смерть во многом напоминает смерть Ангела Смирнской Церкви епископа Поликарпа, «который положил конец гонению, как бы запечатав его своим мученичеством». Епископ Поликарп был предан смерти за то, что отказался признать императора Богом: «Что худого сказать: Владыка Кесарь! и принести жертву и остальное, и остаться в живых», – говорили мучители епископу Поликарпу. В 1993 году этого же требовали от защитников Верховного Совета: признать Ельцина за источник власти, за сверхчеловека, который не может ошибиться, подчиниться его противозаконным указам, которыми он свергал власть от Бога и устанавливал другую, бывшую порождением его злой воли.

Епископа Поликарпа беззаконные решили сжечь живым. Свидетели мученичества епископа Смирнского Поликарпа писали в послании: «Когда же огонь сильно разгорелся, то мы увидели чудо, мы, которые и сохранены для того, чтобы происшедшее пересказать прочим. Огонь, приняв вид свода, подобно корабельному парусу, надутому ветром, оградил вокруг тело мученика, и оно, находясь посредине, было не как тело сожигаемое, но как испекаемый хлеб или как золото и серебро, разжигаемое в горниле...

Наконец беззаконные, видя, что тело его не может быть истреблено огнем, велели подойти конфектору и пронзить его кинжалом. Когда он сделал это, хлынуло столько крови, что она погасила огонь...

Но когда завистник, клеветник и лукавый противник рода праведных, – пишут ревнители памяти епископа Поликарпа, – увидел величие мученичества его и безукоризненное от самого начала житие его, когда увидел, что он увенчан венцом нетления и получил непререкаемую награду, то постарался, чтобы и тело его не было взято нами, хотя многие желали сие сделать и иметь частицу его святого тела. И вот внушил он Никите, отцу Ирода, брату Алки, обратиться к проконсулу, чтобы он не отдавал тела его... Центурион... положил тело... и сжег».

Через много столетий, четвертого октября 1993 года, путь мученичества епископа Смирнской Церкви Поликарпа прошли святые великомученики церкви Храма Закона. Огонь, возникший после стрельбы из танков по Дому Советов, опалил лишь верхние этажи Храма Закона, в Жертвеннике которого сгорела лишь часть мучеников. Основная же часть их погибла от орудийного и автоматного огня на нижних этажах здания Верховного Совета, подвергнута пыткам и расстреляна на близлежащей территории. Затем тела многих мучеников были тайно вывезены и сожжены, дабы не дать народу проводить их в последний путь и посещать могилы. И, конечно же, не является случайностью, что подвиг Церкви, прошедшей путь мученичества епископа Смирнской Церкви Поликарпа, пришелся на праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня.

Около десяти дней (Апок. 2:10), до расстрела, имели скорбь мученики октября 1993 года. Десять дней они были окружены терновым венцом спирали Бруно. И были верны до смерти Православию, защищая власть, данную от Бога, и Основной Закон, и, верим, получили венец жизни из рук Бессмертного Царя. Святые великомученики Голгофы на Пресне, молите Бога о нас!

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments