dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Categories:

Сергей Пожар. Штрихи к портрету


24 января 2010 года ушел из жизни Сережа Пожар.

Давайте вспомним, каким он был.

Музыкальный интернационалист

В век культурного ширпотреба искусствоведы исчезают как вид. Это данность. Сегодня быть критиком не престижно, не выгодно, да и просто бесполезно. Поэтому уцелевшие после рыночной атаки искусствоведы ценятся на вес золота. По крайней мере, в историческом плане. Один из самых ярких представителей уходящей расы – известный молдавский музыковед Сергей ПОЖАР.

Активность этого человека просто поражает. Он успевает все и везде. Читает лекции в Рериховском обществе и библиотеках города. Специально для ветеранов и школьников проводит творческие встречи с известными артистами. А в Дом печати Сергей Пожар ходит вообще как на работу. Его статьи появляются чаще, чем материалы штатных журналистов. Причем он не просто приносит рукописи в редакцию, а следит за их судьбой до самого выхода в свет. Сергею известно, что журналистика – вещь ненадежная. Часто случаются сокращения и совершенно безграмотная правка. Поэтому оставлять статью без присмотра опасно.

– Сочинение музыки, преподавание, бесконечные выступления с концертами, конференции, рецензии, публичные лекции по истории мировой культуры и искусству родного края: Сергей, складывается впечатление, будто вы беретесь за все, что предлагает жизнь. Вам не кажется, что такая разносторонность интересов граничит с неразборчивостью?

– Нисколько. Просто я легко переключаюсь. И с такой же легкостью откликаюсь на просьбы. Мой жизненный девиз: «Кто, если не я». Поэтому, когда проходит какой-то событийный концерт, обязательно его посещаю. Берусь только за то, что мне интересно. Кто-то же должен об этом написать. Хотя бы в благодарность исполнителю, потратившему столько сил на подготовку новой программы. Или для музыкальной летописи страны. Пускай потомки знают, что мы не только боремся за существование, погрязнув в материальном мире, в экономическом и социальном беспределе, но и создаем духовные ценности.

– Есть ли в Молдове поле деятельности для музыкального критика?

– Не о чем писать только тогда, когда жизнь останавливается. Оглянитесь, вокруг все бурлит и движется. Каждый день происходят какие-то события. Появляются новые имена. Если напрячь память, на ум придут множество позабытых дат и личностей. Зачем далеко ходить? Расскажите о мастерах искусства, которые не приспособились к рыночным отношениям и сейчас бедствуют. Затроньте вечную тему кризиса в отечественном искусстве. Так у читателя появится повод поразмышлять, к чему, собственно, и стремится журналистика.

Виниловое детство

– При такой занятости у вас остается время на увлечения?

– Я мало сплю. Всего по пять часов в сутки. Как можно уснуть, когда тебя переполняют новые идеи, а в голове постоянно звучит музыка. Но самая большая экономия времени - отказ от развлекательного телевидения. Принципиально не смотрю сериалы, разнокалиберные шоу и американские блокбастеры. Только старые советские фильмы. Поэтому место увлечениям есть и всегда находилось.

Я с детства увлекался всем и сразу. Мечтал стать спортивным обозревателем. Когда шла трансляция футбольного или хоккейного матча, выключал звук телевизора и сам комментировал происходящее на поле. Знал составы всех команд союзных чемпионатов. Уже тогда давала о себе знать тяга к разговорному жанру. Футбол обожаю до сих пор – играть и смотреть, как это делают другие.

В двенадцать лет увлекся радиотехникой, легко собирал и ремонтировал приемники и даже домашний ламповый телевизор. А позже была химия. Она настолько серьезно вошла в мою жизнь, что я долго не мог определиться, чему отдать предпочтение: искусству или научным экспериментам.

– Дошло даже до научных экспериментов?

– У нас дома было огромное количество пробирок, колб и реактивов, которые папа доставал по большому знакомству. На кухне все взрывалось и пыхтело. Мама бурно протестовала, когда в процесс шли кастрюли или квартиру заволакивал густой едкий туман. Зная о моих опытах, школьные приятели поручили мне однажды сорвать контрольную по математике. Я приготовил сернистый алюминий, который при соединении с соляной кислотой выделяет сероводород. Для непосвященных – сероводород пахнет тухлыми яйцами. В общем, взял я эти полуфабрикаты в портфель и сел в переполненный троллейбус. Стеклянная посуда не выдержала транспортной давки. Реакция случилась прямо в портфеле. Стоять рядом со мной стало невозможно. На следующей остановке троллейбус опустел. А я, не догадавшись выбросить пакет с сероводородом в урну, принес его в школу. Когда от запаха нас с друзьями начало мутить, мы избавились от благоухающей ноши. Спустили все в мусорную корзину возле учительской. Взрослые подумали, что произошел прорыв газа или канализации. Началась эвакуация школьников. Контрольную отменили.

– А какие увлечения дожили до наших дней?

– Шахматы и рыбалка. Недавно в Кагуле прошли мои творческие вечера. В благодарность пограничники разрешили мне порыбачить в запретной зоне. Я поймал два сома: на четыре и на два с половиной килограмма! Но самый примечательный улов – шестнадцатикилограммовый карп! Причем я выловил его днем, в самое пекло. Учитывая мою рыбацкую натуру, делите все услышанное на два. Еще люблю огород и собираю грибы. Утренние озеро и лес – единственные места, где на время отключаешься от всех проблем.

– Кстати, о собирательстве. Ходят слухи о ваших бесчисленных коллекциях. Сколько их в действительности?

– Несколько. Например, байки о той же рыбалке. Одну такую брошюру уже выпустил в свет. В серии «Анекдоты от Пожара» подготовил еще четыре убойные подборки, посвященные музыке и ее творцам. Только о молдавских композиторах и исполнителях набралось несколько сотен разных забавностей и хохм, списанных прямо с натуры. Музыканты – народ очень веселый. Но многие даже не подозревают, что вляпались в историю, общаясь со мной.

Также у меня одна из самых больших в городе фонотек – тысячи две виниловых дисков. Говорят, в Европе они снова входят в моду. Собираю их с третьего класса. Какие-то вещи я приобретал сам, экономя деньги на школьных завтраках. Какие-то привозили после гастролей друзья, или отец из командировок.

– И с третьего класса вы собирали классическую музыку?

– Действительно, странно. У нас в семье ведь не было музыкантов. Но когда-то мой отец – офицер милиции – жил в общежитии вместе с известным клавесинистом Алексеем Мирошниковым и был знаком со многими артистами. Под их влиянием в пять лет меня отвели в подготовительный класс музыкальной школы. Мы с родителями регулярно ходили на концерты в филармонию. А еще я постоянно слушал пластинки. Многие произведения знал наизусть. Когда впервые оказался в театре на опере «Риголетто», был поражен происходящим. Пение солистов ничем не напоминало арии с домашней пластинки. Об интерпретациях я еще ничего не знал. Поэтому начал сравнивать. Сначала в уме, а потом на бумаге. У меня всегда была тяга к литературе. К практической. В детстве писал рассказы и сказки. В музыкальном училище вел стенгазету. Как-то к нам пришла поэтесса Александра Юнко посмотреть студенческий спектакль. Она обратила внимание на газету. Нашла автора, то есть меня, и предложила сотрудничать с «Молодежью Молдавии», где тогда трудилась. Шел 1979 год. С этого и началась моя журналистика.

– А что это за коллекция «пожарных» стихов?

– Артисты, о которых я пишу, часто дарят мне книги, ноты и фотографии с автографами.

Не сговариваясь, они устроили творческое соревнование на лучшее обыгрывание фамилии Пожар в стихах и прозе. Так, опальный некогда Андрей Макаревич подарил свой снимок с подписью: «Сергей, будь четок и быстр, как на пожаре». Предыдущий редактор «НМ» Борис Мариан на серьезной «Тюремной тетради» вывел шутливое:

Спаси нас, Боже, от пожара,
но не от Пожара Сергея
его и музыка и слово
для нас – целебнее елея.

Это очень напоминает художественную затею Глеба Саинчука. Он часто приглашает в свою студию гостей и заставляет их рисовать корову. Пока человек занят живописью, мастер несколькими точными штрихами набрасывает портрет дебютирующего художника. Корова остается у Саинчука, а гостю вручается дружеский шарж – своего рода диплом признания мэтра. Все счастливы.

Аксиния ГАЛКИНА
«Независимая Молдова», 18 октября 2006
http://www.nm.md/daily/article/2006/10/18/0401.html
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments