dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Categories:

Пауль Целан. Послевоенные годы



Пауль Целан – один из самых трагических и глубоких поэтов ХХ века.

... В 1945 году Целан воспользовался возможностью уехать из СССР в Бухарест, где поступил на работу в издательство «Русская книга». В Бухаресте он переводил на румынский язык прозу Тургенева и Чехова, перевёл «Героя нашего времени» Лермонтова и пьесу К. Симонова «Русский вопрос», поставленную в бухарестском театре. Переводы печатались под различными псевдонимами — A. Pavel, Paul Aurel или под настоящей фамилией в румынском написании — Ancel.

В Бухаресте Целан входит в круг поэтов-сюрреалистов. В мае 1947 в альманахе «Агора» впервые были напечатаны три его стихотворения, подписанные псевдонимом Paul Celan (анаграмма фамилии Ancel). В том же году журнал «Contemporanul» (Современник) напечатал «Фугу смерти» в переводе на румынский под названием «Tangoul Morții» (Танго смерти).

В это время в Румынии упраздняется монархия, власть переходит к коммунистам, устанавливается цензура и господство соцреализма в литературе, и Целан решает уехать из страны. В декабре 1947 года он нелегально пересекает границу с Венгрией, попадает в Будапешт, а оттуда в Вену.

В 1948 году Целан переехал в Париж, где прожил 22 года.

В 1952 году, благодаря Ингеборг Бахман, был приглашён в «Группу 47», известную как объединение немецкоязычных авторов, организованное немецким писателелем Хансом Вернером и активно действовавшее на протяжении двадцати лет (1947-1967).

Как писала сама Ингеборг Бахман, в «немецких джунглях» его ждала горькая неудача. Поэт подвергся травле. Его стихи были осмеяны. Манера чтения казалась слишком пафосной. Особую вспышку негодования вызвала «Фуга смерти», ставшая впоследствии классикой. Критик Гюнтер Блёклер в своей рецензии назвал её «графической фигурой, в которой звук не поднимается до того рубежа, где он может принять на себя смыслообразующую функцию». Целан был психологически раздавлен. И в первую очередь потому, что в стихотворении речь шла о Холокосте, о его собственной погибшей матери.

«Дорогая Ингеборг», —пишет он, — «посылаю тебе копию одного сообщения о моём боннском вечере», и приводит отрывок из письма оставшегося безымянным студента, сообщившего Целану: «… Другие высказывали мнение, что Ваша манера произносить заголовки стихотворений напоминает комика Хайнца Эрхарда».

В травле поэта принял участие и такой утончённый мастер, как Генрих Белль. Целан послал Бёллю письмо, на что тот ответил, что выскажет своё мнение в следующем романе. Он сдержал слово, правда, неожиданным образом: в 1959 году в одном из немецких литературных журналов Пауль прочёл очередной фрагмент романа Бёлля «Бильярд в половине десятого», где писатель привел портрет героя в юности, откровенно и в самой уничижительной манере списав его с фотографий Целана.


Сена, Мост Мирабо

В 1970 году Целан покончил с собой, бросившись в Сену с моста Мирабо. Возможной причиной самоубийства стала реакция поэта на продолжительную травлю со стороны коллег-литераторов. Также Пауля Целана обвинила в плагиате вдова поэта Ивана Голля Клэр Голль, которого тот переводил.


Источники:
Википедия
Швейцарские новости на русском языке (http://nashagazeta.ch)


* * *
Анри Мишо

Пауль Целан на дороге жизни

Пауль Целан на дороге жизни встретил немало преград, очень много преград, часто непосильных, а одну, в конце, и впрямь непосильную. В то трудное время мы виделись... не видя друг друга. Говорили, чтобы ничего не сказать. Тяжесть у него внутри была слишком тяжкой. Не разрешалось даже приблизиться. Останавливала, как правило, улыбка — улыбка, пронесенная через столько крушений.

Мы делали вид, что самое важное для нас — это слово.


Могила Пауля Целана, кладбище Тье

В снежной постели, на горестном, безысходном, дивно каменном «
Schneebett» покоится непревзойденный голос — навсегда упокоился странным, особым сном тех, кому не по себе в любом покое.

Лечение пером не помогало, не смогло помочь. Лишнее дерганье. В вечном кругу подноготных речей, в самом орудии собственной пытки. Ниже и ниже чернильный свод. Неотвратимый крах каждого дня.

Он ушел. Выбор, у него оставался выбор. И конец был недолгим. На волоске воды — невесомый труп.

Перевод с французского Бориса Дубина

Опубликовано в журнале: Иностранная литература 1996, 12


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments