dem_2011

Category:

Интервью с Вл. Лонгиным, митрополитом Саратовским и Вольским

— Владыка, «разрыв евхаристического общения» — что стоит за этим понятием? Почему это произошло и к чему может привести?

— Я бы посоветовал всем нашим прихожанам очень внимательно прочитать заявление  Священного Синода от 15 октября 2018 года, в котором не только  говорится о решении разорвать евхаристическое общение с  Константинопольским Патриархатом, но и очень аргументированно, спокойно  разъясняется, почему это было сделано. Конечно, эта вынужденная мера —  протест против чудовищного и беспрецедентного обращения  Константинопольского Патриархата с церковными канонами. У Русской  Православной Церкви нет других способов выразить свое категорическое  несогласие с образом действий Константинополя. Вместе служить  Божественную литургию и причащаться из одной Чаши можно только «едиными  усты и единым сердцем». К сожалению, ни уста, ни сердце у нас сейчас с  Константинопольским Патриархом не едины.

Понятие «разрыв  евхаристического общения» предполагает, что наше духовенство не может  сослужить вместе с духовенством Константинопольского Патриархата, а  миряне не должны причащаться в храмах Константинопольского Патриархата.

Что  касается того, к чему это может привести. Как уже неоднократно  говорилось официальными лицами Московской Патриархии, в частности,  Митрополитом Волоколамским Иларионом, в принципе действия  Константинополя могут привести к большому и трагическому расколу в  Православии, который может быть сравним с великим расколом 1054 года,  разделившим Церковь на православную и католическую. Тогда Римская  Церковь отпала от Вселенского Православия также из-за своих амбиций и  претензий на юрисдикцию над территорией нынешней Болгарии. Это, конечно,  очень опасно и очень плохо.

— В чем же причина таких амбиций?

—  Прежде всего, хотелось бы сказать, что само понятие о Константинополе и  его первенстве — это фантом, основанный на греческом национализме.  Известное 28-е правило Халкидонского Собора, которое говорит о  «преимуществах чести» Константинопольской Церкви, очень четко  обосновывает причину этого: Константинополь — город царя и сената. Ни  царя, ни сената вот уже 565 лет как не существует. Нет и Византийской  империи, не говоря уж о Константинополе. Есть Стамбул — турецкий город,  даже не столичный. Органы власти современной Турции расположены в  Анкаре. То есть само существование Константинополя — это фантом, который  все остальные Церкви из сострадания все это время поддерживали, что,  как видно теперь, было совершенно неправильным. На мой взгляд,  давным-давно пора было переформатировать всю систему взаимоотношений  Православных Церквей. Некоторые недоброжелатели говорят, что Русская  Церковь хочет стать на место Константинопольской. Нет! Просто пора  отказаться от всех этих рудиментов ушедшей в прошлое Византийской  империи.

Этот фантом на самом деле далеко не безобиден, потому что  греческий национализм — явление непростое, хорошо известное в истории. К  примеру, совсем недавно Патриарх Варфоломей заявил о том, что «наши  братья славяне не могут терпеть первенство Вселенского Патриархата и  нашей нации в Православии» (имеется в виду — греческой нации). Это,  конечно, совершенно антихристианское высказывание, абсолютная ересь  этнофилетизма, которой давно «больна» сама Стамбульская иерархия и в  которой она постоянно обвиняет другие Поместные Церкви.

Что  касается роли фанариотов в истории, уже в турецкое время это был  настоящий бич для древних православных Патриархатов — Александрийского,  Антиохийского, Иерусалимского. Их независимость стала формальной, они  фактически управлялись с Фанара. Что такое фанариоты, очень хорошо знают  и в Болгарии, и особенно в Румынии.

Отношение Константинополя к  Русской Церкви в ХХ веке можно прямо назвать хищническим. Он буквально  отрывал части Русской Церкви, которые в результате распада Российской  империи оказались в независимых государствах: Польскую, Финляндскую  Церковь. Хорошо известна и показательна история с признанием  Константинополем в 1924 году обновленческого раскола в Русской  Православной Церкви, инспирированного богоборческой властью. Тогда  Константинополь имел призрачную надежду не просто вмешаться в церковные  события в России, но и, воспользовавшись смутой 1920-х годов, попытаться  тем или иным образом подчинить себе Русскую Церковь.

К сожалению,  отношение Константинопольского Патриархата и к нашей Церкви, и к другим  Православным Церквам, особенно в ХХ веке, нельзя назвать братским. Это  вовсе не «первенство в любви», говоря словами священномученика Киприана  Карфагенского. И я думаю, нас ждут очень сложные времена, если этот  вопрос не будет поставлен принципиально.

— Сегодня  самый частый вопрос, который задают миряне священникам: можно ли теперь  ездить в паломничества? Как себя там вести? Что можно и что нельзя?

—  В паломничества ездить можно всегда. Хотя я все-таки сторонник того,  что у нас в России множество своих великих святынь, совершенно  удивительных мест, прославленных подвижничеством древних преподобных  отцов и подвигом новомучеников. Дай Бог нам все это посетить у себя  дома. Конечно, совершать паломничество за рубеж тоже может быть полезно.  И я не думаю, что здесь возникает какая-то проблема в связи с  последними событиями. Мы же ездим, скажем, в традиционно католические  страны, где находятся мощи святых неразделенной Церкви: Италию, Испанию и  другие. Что можно делать в таком паломничестве? Поклоняться святыням,  молиться около них. Но участвовать в таинствах, причащаться там мирянам  нельзя.

— Наверное, особенно болезненно воспринимается людьми невозможность участвовать в таинствах на Святой Горе Афон…

—  Да, это проблема. Святая Гора действительно занимает значительное место  в жизни Православной Церкви, все мы любим Афон и афонское монашество.  Посещать Афон можно, особенно Русский Пантелеимонов монастырь, да и  другие монастыри, просто надо воздерживаться от участия в таинствах.

— Даже в Русском монастыре?

—  Дело в том, что весь Афон подчиняется Константинопольскому Патриархату,  все клирики Афона находятся в его юрисдикции. Я не знаю, как долго это  все продержится, потому что на самом деле Афон — диссидент в составе  Константинопольского Патриархата. Значительная часть монашествующих  критически настроена по отношению ко Вселенскому Патриарху, не разделяет  его отношения к другим Церквам, его вовлеченность в политику и  экуменическое движение. И далеко не все монахи на Святой Горе согласны с  действиями Патриарха Константинопольского на Украине. Однако надо  сказать, что иноки некоторых греческих монастырей его поддерживают и,  как недавно было сказано в личном общении одному моему другу на Святой  Горе, радуются тому, что «наконец-то русским дали пощечину». Таков  настрой некоторых греков-националистов. Они могут быть неплохими людьми,  искренними монахами, но при этом сохранять свой национализм и  убеждение, что главная задача Святой Горы — сохранение Византии, по их  мнению, на Афоне «никогда не умиравшей».

Так что мирянам надо  проявить послушание своей Церкви. И надо молиться о том, чтобы эта  проблема разрешилась как можно быстрее и по-христиански.

— А где еще, кроме Стамбула, находятся храмы Константинопольского Патриархата? Как их отличить?

—  В Европе, в Америке, в Австралии — во многих местах, где существует  достаточно обширная греческая диаспора. При этом, как правило, везде,  где есть храмы Константинопольского Патриархата, есть и храмы  Московского Патриархата или Русской Православной Церкви Заграницей,  других православных Поместных Церквей.

Как их отличить? А просто, заходя, спрашивать, в чьей юрисдикции этот храм. Обычно это даже обозначено на внешних указателях.

— Нас  спрашивают также: что будет, если допустил ошибку и, находясь в  паломничестве, причастился в храме Константинопольского Патриархата?

—  Если просто допустил ошибку, то ничего страшного, ведь мы не говорим о  том, что в той или иной Церкви таинства не совершаются, не хулим их, не  заявляем, что они безблагодатны. Это было бы грехом

— Христиане  стараются относиться ко всему происходящему в мире, и особенно в  Церкви, как к некому уроку. Что здесь важно понять? Что зависит от нас,  от мирян?

— Думаю, для мирян самое главное сейчас —  сохранять послушание своей Церкви. И понимать: те действия  Константинополя, которые мы видим сейчас, — настоящее беззаконие,  которому мы пытаемся как-то противостоять.

Беседовала Наталья Горенок

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded