dem_2011

Category:

Между польской и украинской: 150 лет культурных терзаний Рыльских

Вера Агеева
Профессор Киево-Могилянской академии 

© UKRINFORM / Максим Рыльский

Его предок чудом выжил во время уничтожения гайдамаками поляков в Умани, а сам Максим Рыльский через 150 лет сделал четкий выбор в пользу украинской культуры.

Эта история — о борьбе "двух душ", украинской и польской, в поколениях шляхетской семьи, оставившей яркий след в нашей культуре.

В моменты великих потрясений и геополитических сдвигов, когда история, что называется, течет сквозь пальцы, люди нередко оказываются перед необходимостью смены своей культурной идентичности.

Спасшийся во время уманской трагедии

В 1768 году в охваченной гайдамацкими пожарами Умани повстанцы схватили четырнадцатилетнего ученика католического базилианского коллегиума Ромуальда Рыльского.

Перед глазами возникают картины кровавого "красного пира", описанные Тарасом Шевченко в поэме "Гайдамаки", — в знаменитой сцене убийства Иваном Гонтой своих детей-католиков.

Украинские крестьяне встали тогда с оружием в руках на защиту православной веры и украинской идентичности, против насильственного окатоличивания и полонизации.

Католиков ожидали лютые казни, поэтому юный Ромуальд осознавал свою обреченность. Однако сотник, возглавлявший отряд гайдамаков, все-таки не забывал о справедливости — в своем ее понимании.

Состоялся суд, пленным огласили приговор и пообещали удовлетворить последнее желание. В эту минуту будто по указанию свыше паренек захотел спеть православный гимн "Пречистая Дева, мать русского края!" Да так растрогал своих судей, что они отпустили и Рыльского, и всех несовершеннолетних католиков.

Тогда, по семейным преданиям, и произошло обращение польского благородного рода в украинство. Спасенный ребенок поклялся служить Украине. Однако в дальнейшем борьба "двух душ", польской и украинской, продолжилась из поколения в поколение.

Польские восстания и хлопоманы

Рыльские владели огромными поместьями в Киевской области. Сын Ромуальда Теодор стал маршалом в Сквире. (Впоследствии его правнук, гениальный украинский поэт, переживший в городе голодные и холодные годы гражданской войны, скажет, что "не существует, пожалуй, более грязных городов", возможно, считая своего предка лучшим хозяином, чем его преемники).

А представитель следующего поколения Розеслав Теодорович был причастен к польскому национальному восстанию и, как многие его соседи и приятели, лишился после карательных конфискаций значительной части своего имущества.

Кроме того, Розеславу пришлось пережить еще и тяжелую семейную драму. Его сын Фаддей в 1860 году отказался присоединиться к польскому восстанию и вместе со своим ближайшим университетским другом, будущим выдающимся историком Владимиром Антоновичем озвучил свои непоколебимые симпатии к Украине.

© UKRINFORM / Иван Гонта - один из лидеров восстания гайдамаков 1768 года, во время которого чудом выжил предок Максима Рыльского

Они решили служить той земле, на которой родились и выросли, добровольно выбрали украинскую, а не польскую национально-культурную идентичность. Это движение благородной польской молодежи тогда получило название хлопоманство. Студенты ездили по деревням, записывали украинский фольклор, собирали этнографические материалы.

Деятельность, по тем временам, антигосударственная, поэтому начались полицейские преследования, обыски, аресты и запреты. Фаддею, в частности, инкриминировали посещение крестьянских домов и кабаков и чтение дворовой прислуге Шевченко поэмы "Батрачка".

Они с братом находились под полицейским надзором. Поэтому больному туберкулезом Юзефу отказались выдать загранпаспорт для лечения, обрекая его на раннюю смерть.

Фаддей совершил еще один непростительный поступок. По окончании Киевского университета он получил в наследство село Романовка (теперь Попильнянского района). Мало того, что, оставаясь формально католиком, на собственные средства построил православную церковно-приходскую школу (в ней был даже физический кабинет!) и основал публичную библиотеку, — так еще и женился на Романовской крестьянке Мелании Чуприне.

В этом неравном по всем сословными стандартам браке и родился в 1895 году наш знаменитый поэт. А назвали его в честь знаменитого спасителя семьи, гайдамацкого предводителя Максима Зализняка.

Выбор в пользу украинской культуры

У колыбели новорожденного отец с друзьями, Владимиром Антоновичем (который стал крестным отцом ребенка) и Николаем Лысенко, еще и тихонько затянули "Максим казак Железняк ...".

В романовской усадьбе уже культивировался украинский стиль. Даже в домашнем интерьере.

Польский дети, конечно же, знали, но разговорным стал украинский.

Максим Рыльский не раз с умилением вспоминал свои первые детские книги, например "Робинзона Крузо" в переводе Бориса Гринченко. Ведь киевская Старая Громада, активным членом которой был и Фаддей Рыльский, инициировала крупный переводческий проект, заботясь, среди прочего, и об образовании на родном языке для самых маленьких.

В отличие от своих сверстников этого же круга, Максим не пошел в польскую гимназию. И писать стихи еще в раннем детском возрасте начал на украинском.

Поэтому после революции 1917 года проблема выбора перед ним не стояла. Хотя, скажем, другой киевский гимназист, Ярослав Ивашкевич, выбрал польскую идентичность, эмигрировал из Украины и стал выдающимся польским поэтом.

Максим Рыльский получил признание как непревзойденный мастер перевода. Среди его шедевров — "Пан Тадеуш" Адама Мицкевича. Много делал для популяризации польской культуры в Украине и украинской в Польше.

Конфликт вокруг перевода Сенкевича

Однако были ситуации, когда Максим Тадеевич должен был выбирать между польскими и украинскими интересами. Весьма примечательная коллизия развернулась вокруг инициированной солидным московским издательством книги Генрика Сенкевича, его романов "Огнем и мечом" и "Пан Володыевский".

К Рыльскому обратились за советом как к авторитетному знатоку польской литературы. Он считал делом чести не допустить выхода шовинистических антиукраинских текстов. Конечно же, знал, что выступает здесь еще и продолжателем дорогой для него традиции, защищает идеи своего крестного отца Антоновича.

Именно Владимир Бонифатьевич был автором первой серьезной статьи, в которой изобличались искажения Сенкевичем исторической правды, предвзятое отношение польского автора к украинскому казачеству.

И, подвергаясь обвинениям в злополучном "украинском буржуазном национализме", а также, навлекая на себя и серьезные неприятности, все-таки доказывал московским редакторам, что выход романов оскорбит национальные чувства украинцев, что это будет проявлением национальной бестактности.

Несмотря ни на что, добился закрытия проекта, продолжая и в дальнейшем возводить мосты между Варшавой и Киевом, претворяя в жизнь множество культурных инициатив.

И при каждом удобном случае, даже в самые подлые сталинские времена, пытался вспомнить добрым словом своего родного и крестного отцов, поляков, которые добровольно избрали своей родиной Украину.

© UKRINFORM

 Максим Рыльский умер в 1964 году.

Источник



Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded