dem_2011

Category:

СЮЗАН ФАРРЕЛЛ И ДЖОРДЖ БАЛАНЧИН. ИСТОРИЯ ЛЮБВИ


Сюзан Фаррелл занимала значительное место в творчестве Баланчина, была его большой любовью и вошла в историю американского театра как его «последняя муза» и даже была названа «символом эпохи».

Сюзан Фаррелл (Роберта Су Фикер) родилась в 1945 году в штате Охайо, в маленьком местечке недалеко от Цинциннати.

В детстве ее звали Сюзи, от этого имени появилась Сюзан, а Фаррелл стало ее сценической фамилией случайно.

Сюзен не собиралась становиться балериной, просто она ходила в балетную школу и смотрела, как занимаются балетом ее старшие сестры.

Преподавательница, которая вела класс, решила, что раз уж девочка все равно приходит в школу, пусть лучше не сидит, а занимается. Девочка оказалась на редкость способной, a когда Сюзан было 15 лет, ее увидела балерина баланчинской труппы Диана Адамс и привезла в школу при театре, созданную Баланчиным одновременно с труппой. Девочку приняли, дали ей стипендию, Фордовский фонд выделил для ее обучения специальные деньги, так что мать смогла приехать в Нью-Йорк и поселиться вместе с дочерью.
Когда Сюзан исполнилось 16 лет, на нее обратил внимание Баланчин и пригласил ее в труппу. Так началось превращение девочки из Цинциннати в музу 42-летнего хореографа. Баланчин говорил, что Фаррелл для него значит то же самое, что скрипка Страдивариуса для великого скрипача.

С 1961 года, когда Фаррелл пришла работать в театр, и по 1969 год, когда она эту труппу покинула, в творчестве Баланчина наступил период, которые критики называли «годами Фаррелл».

Их любовь началась в 1963 году во время гастрольной поездки театра в Россию. В самом начале их любви Баланчин поставил для Фаррелл балет «Дон Кихот» на музыку Н.Набокова (брата знаменитого писателя) специально, чтобы выступить с ней на сцене: Фаррелл танцевала Дульсинею, Баланчин — Дон Кихота.

В течение семи лет все душевные и творческие помыслы Баланчина сосредоточились на Фаррелл. Каждый вечер он ужинал с ней в ее доме, каждое утро она покупала для него «даниш» и шла к нему домой пить кофе, после чего они вместе шли в театр, где он сам давал ежедневный балетный урок труппе.











 Фаррелл танцевала почти каждый день и каждый раз Баланчин приезжал смотреть на ее выступление. Он стоял в кулисах или сидел в первом ряду с матерью Фаррелл. Как только тот балет, в котором она танцевала, заканчивался, Баланчин покидал театр вместе с балериной, никогда не оставаясь посмотреть на других танцовщиц.  Перед началом каждого сезона Баланчин спрашивал молодую балерину: «Что ты хочешь танцевать в этом сезоне, дорогая?» — «Все, в чем ты хочешь меня видеть,» — отвечала умная танцовщица. Дело в том, что, как рассказывала позднее Фаррелл, не надо было быть Эйнштейном, чтобы знать: Баланчин не любил, когда балерины просили у него какой-нибудь балет. Баланчин считал своей привилегией назначать артиста на роль, поэтому просьба могла только помешать танцовщице получить желаемые спектакли. И даже Сюзан Фаррелл, любовь Баланчина, строго соблюдала это правило. 

Для нее Баланчин создавал 59 новых балетов, 23 из которых были поставлены им ранее, но переделаны для нее. Когда Баланчин сочинял балет для Фаррелл, никого в репетиционной комнате не должно было быть, кроме их двоих и пианиста. Фаррелл говорила в одном из интервью, что время, которое они проводили в репетиционном зале, было едва ли не лучшим в ее жизни. У танцовщицы не было дублерш. Если Фаррелл заболевала, ее балет просто заменяли другим.

Баланчин не скрывал своей любви к Фаррелл, во всех публичных выступлениях он называл ее «алебастровой принцессой», говорил, что душа светится в ее глазах.

Казалось бы идиллии не будет конца. Но почему Баланчин на ней не женился? И была ли счастлива Фаррелл? Конечно, Баланчин любил свою музу, но, как позднее рассказывала сама Фаррелл, каждый вечер он пил у них в доме чай, играл с ней и ее матерью в разные застольные игры, целовал Фаррелл руку и ... уходил домой к своей жене, красавице Ле Клерк, которую в самом начале ее блистательной карьеры балерины разбил паралич и она не могла двигаться иначе, чем в инвалидной коляске.

Из разных интервью, которые дает Фаррелл время от времени, и из воспоминаний друзей Баланчина можно понять, что Фаррелл не хотела выходить замуж за Баланчина,oн был уже четыре раза женат, и каждый раз повторялась одна и та же история: он влюблялся в совсем молоденькую девочку, делал из нее балерину, женился на ней и вскоре охладевал, влюбляясь в следующую. Фаррелл решила, что с ней будет все по-другому, что их любовь с Баланчиным останется платонической.

Баланчина и Фаррелл сравнивали с Данте и Беатриче, с Петраркой и Лаурой, платонические отношения с Фаррелл в чем-то устраивали и Баланчина, вероятно, незавершенные отношения будоражили его сердце и воображение и стимулировали его творческие идеи. Процесс творчества не подвластен логике и лежит за пределами реального мира и реалистического сознания.

Баланчин в конце концов решил, что Фаррелл уступит и выйдет за него замуж, поэтому в 1969 году Баланчин оформил развод со своей женой. Но как раз к моменту развода с Фаррелл произошло то, что происходит со всеми «беатриче» мира: девушка влюбилась во вполне обыкновенного своего сверстника, молодого и красивого танцовщика театра. Его звали Пол Михайа, и он стал ее мужем.

В театре, естественно, сложилась сложная ситуация. Баланчин тяжело переживал замужество Фаррелл. Он снял ее мужа с роли, которую тот всегда танцевал в «Symphony in». Фаррелл стала протестовать, даже поставила Баланчину ультиматум: если Пол не будет танцевать третью часть «Симфонии», она не будет танцевать свою знаменитую роль во второй части балета и вообще уйдет из театра, ей было только 23 года, она ничего не знала о ревности. Уверенная, что Баланчин уступит, Фаррелл пришла на спектакль как ни в чем не бывало, оделась, загримировалась. И тут к ней в гриммуборную пришла костюмерша театра, забрала ее балетную пачку и ушла, плача: Баланчин уволил Фаррелл и ее мужа из театра.

Ни один театр Америки не заинтересовался Фаррелл, никто не хотел осложнять отношения с Баланчиным.

Молодожены уехали в Европу и начали работать в труппе другого великого хореографа ХХ века — Мориса Бежара. Первое время в Европе супруги жили в гостинице, но были счастливы: впервые они с мужем почувствовали себя спокойно и свободно, впервые избавились от чувства, что кто-то оборачивается им вслед.

Замужество Фаррелл, как говорят его друзья, иссушило сердце Баланчина. С 1969 по 1972 год он не создал ни одного выдающегося балета. Он стал уделять больше внимания другим балеринам, но никто не заменил ему Фаррелл.

В 1975 году Фаррелл вернулась в Нью-Йорк, помирилась с Баланчиным и снова начала работать в театре. Но Баланчин отказался взять Пола в театр, Михайа уехал работать в Чикаго, и брак его с Фаррелл постепенно распался.
B то утро, когда в 1975 году Фаррелл впервые вновь пришла в класс к Баланчину, на урок явились даже те танцовщики, которые вышли на пенсию или по другой причине покинули театр: всем было любопытно посмотреть, как встретятся Баланчин и Фаррелл. На глазах у всей труппы Фаррелл и Баланчин впервые после разрыва встретились и нежно поцеловались.

Внешне отношения Баланчина и Фаррелл восстановились. Баланчин остался доволен тем опытом, который приобрела Фаррелл, танцуя у Бежара. Фаррелл по-прежнему танцевала все свои прежние балеты, и Баланчин по-прежнему ходил смотреть ее выступления. Иногда они даже уезжали вместе из театра. Но это восстановились творческие отношения, не личные.

Последнее гениальное произведение хореографа «Моцартиана» было создано в 1981 году для нее, для Фаррелл поставил Баланчин и свой последний балет «Вариации для оркестра» на музыку Игоря Стравинского в 1982 году. В том же году Баланчин тяжело заболел и умер.

Фаррелл ушла со сцены в 1989 году из-за тяжелого артритного заболевания. После смерти Баланчина многие ожидали, что его преемники, Джером Роббинс и Питер Мартинс, пригласят Фаррелл работать в театре репетитором. Но этого не произошло. Фаррел еще несколько лет числилась репетитором в театре, но практически ей почти не давали ничего делать.

Фаррелл ездила по миру по приглашению различных театров и переносила на сцены мира балеты Баланчина.

В 1999 году она создала в Вашингтоне свою труппу: «Балет Сюзанн Фаррелл».
Словом, Фаррел нашла возможность продолжать свою творческую жизнь с Баланчиным. Она хочет передать молодым танцовщикам балеты Баланчина и верит, что мэтр по-прежнему руководит ее творческой жизнью. Она даже делает некоторые изменения в хореографии, чтобы сделать балет более «живым» для современного зрителя. 

Нина Аловерт

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded