dem_2011

Category:

И вновь я посетил…

Серго Бенгельсдорф, Нагария 

Композитор Борис Семенович Дубоссарский
Композитор Борис Семенович Дубоссарский

Год назад ушёл из жизни мой дорогой друг по жизни и творчеству,  талантливый композитор и скрипач Борис Дубоссарский.

Так случилось, что мне не удалось тогда приехать в Кишинёв и проводить его в последний путь. Но мысль о том, что я должен отдать долг памяти своему незабвенному товарищу, не оставляла. И я решил поехать на его йорцайт, но не просто для того, чтобы навестить могилу, но и  как-то вспомнить о его еврейском творчестве, о том вкладе, какой он внёс в возрождение, а точнее сказать, в рождение еврейской профессиональной  музыки в независимой Молдове.  

Поговорив с руководителем Кишинёвского еврейского Общинного центра  Стеллой Хармелиной, мы решили, что я подготовлю реферат о еврейской  музыке Бориса Дубоссарского и прочитаю его на Всемирном Дне еврейских  знаний, который проводят ежегодно в ноябре во многих еврейских общинах  мира под девизом «Один мир, один народ, один день».
 

В Кишинёве в этот день собрались свыше 300 представителей еврейских  общин из разных городов Молдовы и Приднестровья. Для них лекторы из США,  Германии, Израиля и Молдовы провели одновременно 17 занятий на самые  разные темы. Так, главный раввин Молдовы Шимшон Даниэль Изаксон выступил  с рефератом «Камеи — защитные амулеты в иудаизме», а американцы Леонард Петлах и Даниэль Зельцер рассказали о еврейской общине США в эпоху Трампа. С большим вниманием был выслушан реферат Флориана Зайца из Германии «Прошлое, настоящее, будущее: как в Германии относятся к Холокосту». Ну, а Ваш покорный слуга решил расширить тему реферата и написал о трёх композиторах, стоявших у истоков возрождения еврейской профессиональной музыки в Молдове — о Зеэве Биткине, Злате Ткач и Борисе Дубоссарском.  

Впервые с еврейской музыкой, с еврейским театром он встретился, еще  будучи студентом Молдавской консерватории. Занимаясь там сначала по  классу скрипки, а потом и композиции, он принял активное участие в  создании и становлении в Кишинёве Еврейского народного музыкально-драматического театра, который в течение 5 лет (1966-1971) своего существования был радостью и лучом света для молдавских евреев в тёмном царстве государственного антисемитизма, где запрещалось любое  проявление еврейской культуры.  

Борис играл в оркестре этого театра, а потом выступал в качестве дирижёра музыкального коллектива. К тому же времени относятся его первые  еврейские сочинения: он написал музыку к нескольким спектаклям театра,  среди них были такие пьесы, как «Зямка Копач» и «Гершеле Острополер».  Здесь же Борис познакомился и с творчеством основателя еврейского  профессионального театра, знаменитого драматурга, композитора и  режиссёра Аврома Гольдфадена. В постановку «Новая Касриловка», которой  открывался народный театр, был включен большой фрагмент из знаменитой  гольдфаденовской «Колдуньи».  

После того, как в 1971 году власти закрыли театр, еврейская жизнь в Молдове опять погрузилась в спячку на долгое время. Но когда началась в СССР «перестройка» и исчезли запреты на еврейскую жизнь и культуру,  Борис вернулся в композиторском и исполнительском творчестве к своим  национальным корням. К тому времени он уже был одним из лучших  педагогов по скрипке в республике. Его студент из Академии музыки,  театра и изобразительных искусств Юлиан Гырнец завоевал звание лауреата на престижном Международном конкурсе скрипачей имени Давида Ойстраха, а  ансамбль «Скрипачки Молдовы», созданный из студенток и молодых выпускниц  Академии и руководимый  Борисом Дубоссарским, объездил с концертами  всю Европу.  

Долгие годы совмещал Дубоссарский композиторскую и педагогическую работу с исполнительской в струнном квартете Молдавского Телерадио.  Квартет был единственным в Молдове, работавшим на постоянной основе, и записал  на радио много классических  произведений , а также стимулировал своим творчеством современных композиторов Молдовы в этом камерном жанре.  

Что касается еврейской музыки, то сначала её возрождения в Молдове Борис  оставался как-то в тени на фоне активных тогда композиторов Златы Ткач  и Зеэва Биткина. Он начал с обработок еврейских народных песен и создал  оригинальные оранжировки таких популярных мелодий, как «Бин их мир а  шнайдэрл»(Я — портняжка), «Мэхутоним гейен» (Сваты идут), «Фрайтик ойф  дэр нахт», «Хайнт из Пурим, бридер» (Сегодня Пурим, братья), написал  талантливые аранжировки песен на стихи знаменитых еврейских поэтов  — жертв сталинского режима – Давида Гофштейна и Ицика Фефера «Ин винтэр  фарнахтн» и «Крэницэ».  

Но главными его работами в еврейской музыке можно считать создание двух  Трио для скрипки, виолончели и фортепиано, посвящённых творчеству  великого Аврома Гольдфадена. Первое Трио — это концертный парафраз на  темы оперетты Гольдфадена «Колдунья», который Борис написал в 2001 году,  когда еврейская общественность Молдовы широко отметила 35-летие со дня  создания уже упомянутого Еврейского народного музыкально- драматического  театра, и 30-летие трагической гибели его художественного руководителя  Рувима Левина. Как признавался сам Борис, на него нахлынули воспоминания  о днях его юности и незабываемом энтузиазме всех создателей  театра, и  гольфаденовские замечательные мелодии сами возникли в его душе. Взяв за лейтмотив тему Махшейфе (Колдуньи) «Кум, кум, кум цу мир» (Иди, иди, иди ко мне), Борис вкрапляет в ткань музыки  известные песни, которые поют  главные герои пьесы – Мирэлэ, Гоцмах и другие. Мастерски их  перерабатывая, он создаёт композицию со сквозным действием, давая  возможность каждому из исполнителей Трио проявить свою индивидуальность и, вместе с тем, ощутить себя единым ансамблем. Со дня премьеры мы, исполнители  Трио — сам Борис Дубоссарский как скрипач, один из лучших виолончелистов Молдовы Ион Жосан  и автор этих строк (партия фортепиано), с неизменным успехом играли это Трио в лучших концертных  залах Кишинёва и в других городах Молдовы. 

Коллеги-музыканты (слева направо): Наум Хош, Ион Жосан, Борис Дубоссарский, Серго Бенгельсдорф, Алексей Дигоре. Бельцы, 2004 год
Коллеги-музыканты (слева направо): Наум Хош, Ион Жосан, Борис Дубоссарский, Серго Бенгельсдорф, Алексей Дигоре. Бельцы, 2004 год

А спустя несколько лет,  в 2006 году, Борис написал фантазию для Трио под названием «Из Гольдфадена». На сей раз внимание композитора привлекли мелодии из других произведений «дедушки еврейского театра»: из «Цвэй  кунилэмлэх» (Два чудака), из «Царицы Эстэр», из «Бар-Кохбы» … Но больше всего мелодий он взял из «Шуламис»: «Рожинкес мит мандлен», «Ди швуэ» (Клятва), «Шуламис байм брунэм»и заключительный марш «Ин Бэйт  а-Микдэш», который Дубоссарский развил в грандиозный финал всего Трио.  Впервые это произведение в том же составе мы исполнили в концерте,   посвящённом Дню Независимости Израиля, прошедшем в лучшем концертном зале Кишинёва – Органном. После исполнения Трио публика устроила композитору и музыкантам бурную овацию.  

С этим же Трио связано и одно из самых грустных воспоминаний в моей  жизни. В прошлом году в Тель-Авиве в Бейт-Лейвик (Доме Союза писателей и  журналистов, пишущих на идиш) было принято решение проводить в начале  сентября мемориальные вечера в память о расстрелянных на Лубянке  выдающихся деятелях  еврейской культуры. В программу концерта  включили   и Трио Бориса Дубоссарского, и было решено пригласить на этот вечер   самого композитора, чтобы он исполнил партию скрипки в своём  произведении. Когда я позвонил в Кишинёв и сообщил об этом Борису, он  обрадовался, но сказал, что по состоянию здоровья вряд ли приедет в  Израиль из-за сильной жары. Он прислал в Бейт-Лейвик партитуру Трио, и  мы с местными скрипачкой и виолончелистом выучили произведение  Дубоссарского и сыграли его в концерте. Успех был очень большой, многие  присутствующие говорили, что это был лучший номер вечера. Вернувшись к  себе в Нагарию, я тут же позвонил в Кишинёв, чтобы рассказать Боре о  тёплом приёме его музыки, и поздравить его. Но ни домашний телефон, ни  мобильный не отвечали. Встревоженный, я позвонил нашим общим друзьям, и  они сообщили, что в это утро он вышел из дома, направляясь на работу в  музыкальную Академию, и упал на улице, ударившись головой об асфальт.  Его увезла в больницу «скорая помощь», Борис был в коме, из которой он так и не вышел. Его похоронили первого ноября прошлого года. Так мой дорогой друг и не узнал о прекрасном дебюте его детища в Израиле.  

Вот уже год, как Бориса нет с нами, мне  очень не хватает общения с ним, но я слушаю и играю его музыку, в которой он весь.  

Но вернемся в Кишинев сегодняшний. Кроме участия во Всемирном Дне  еврейских знаний, в концертном зале Еврейской общины был организован мой творческий вечер, на котором я рассказывал о своей пятилетней жизни в  Израиле, отвечал на многочисленные вопросы, играл на рояле еврейскую  музыку и аккомпанировал своей ученице, профессиональной певице Наташе  Дигоре, приехавшей со мной из Израиля и исполнявшей вокальные  произведения Бориса Дубоссарского, Златы Ткач, Соломона Шапиро, а также   молдавские и русские романсы. Оказалось, что в еврейской библиотеке  им. Ицика Мангера сохранились экземпляры моей книги «Жизнь в еврейской  культуре», которую я выпустил в Кишинёве в 2007 году, а также  компакт-диски «Серго Бенгельсдорф приглашает», где записано много из того , что мы вместе с моими коллегами исполняли на концертах еврейской музыки, в том числе оба Трио Бориса Дубоссарского. И книги, и диски сотрудники библиотеки принесли на этот вечер, организовали из них выставочный стенд, что было для меня полной неожиданностью, а в конце я раздарил всё это присутствующим в зале.  

И, конечно же, я побывал на еврейском кладбище, принёс осенние астры к  дорогим могилам моей мамы, еврейской  поэтессы Любы Вассерман, писателя  Ихила Шрайбмана. И последний букет лёг на скромный холмик (памятника ещё нет), где покоится вечным сном рано ушедший из жизни замечательный  человек и прекрасный музыкант Борис Дубоссарский.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded