dem_2011

Category:

7 вопросов о современной музыке Олегу Пайбердину

Текст: Элина Андрианова

Накануне II мультимедиа-фестиваля «Галерея актуальной музыки», который пройдет с 17 по 19 марта Москве, мы спросили его художественного руководителя Олега Пайбердина, о том, каким представляется настоящее и будущее академической музыки.

 

— Фестиваль «Галерея актуальной музыки» фокусируется на  сочинениях последних 15-20 лет. По вашему мнению, чем музыка века  нынешнего качественно отличается от музыки конца XX века? 

— Не могу сказать, что качественно чем-то отличается: наметившиеся  тенденции в музыке конца XX века развиваются и в наше время. То, что в  прошлом веке еще было экспериментом, сегодня приобрело  дифференцированное обозначение в нотной записи, то есть, получило  «слово», вошло в «словарный запас». Поиски переместились в тембр звука.  Теперь уже немыслимо не обращать внимание на тембральную составляющую.  «Искажение» звука приобрело формообразующее качество. Расширились рамки  понятия музыкального звучания. Теперь даже «мусорные» звучания являются  художественной ценностью, краской в палитре. Естественно, без  электроакустической музыки теперь не обходится ни одна программа  современной музыки. Также наметились тенденции к смешению жанров. Порой в  авангардной академической композиции можно встретить микс новомодных  течений электронной популярной музыки, импровизационной и рок-музыки.  Как раз на фестивале «Галерея актуальной музыки» будут представлены, в  основном, произведения на пересечениях жанров.

— Как вы понимаете роль медиатехнологий в музыке XXI века?

— Мультимедийные средства расширяют возможности восприятия. В  каком-то смысле, они помогают слушателю вникнуть в сложный музыкальный  язык современности. Мы живем в эпоху визуального. Мультимедиа  «визуализируют» звук, тем самым облегчая восприятие и понимание.  Конечно, есть опасность, что для слушателей чистая акустическая музыка  может стать неинтересной и скучной в сравнении с мультимедийной, но  когда акустические произведения представлены с мультимедийными в одной  программе, то на сравнении и контрасте выигрывают все.

— Вы считаете, что мультимедийные проекты привлекают новых  слушателей, которые при иных обстоятельствах не заинтересовались бы  современной музыкой? 

— Да, именно так. Как я уже упоминал, мультимедиа «визуализируют»  музыку, помогая восприятию. В филармонию такие слушатели не пойдут.

— Видите ли вы возможность развития музыкального искусства без медиатехнологий?
Какие альтернативные пути есть у современного композитора?

— Даже если композитор не использует в творчестве медиатехнологии  напрямую, сами подходы к формированию звука, задействованные в  мультимедийной среде, влияют на процесс сочинения. Медиатехнологии  изменили отношение к звуку даже в акустической сфере. Слушать себя, не  изменять себе, не бежать за тем, что тебе чуждо, даже если это является  модным и востребованным, – вот альтернативный путь. А будет ли это с  медиатехнологиями или без, не имеет значения.

— Как вы считаете, способна ли акустическая музыка современных авторов выдержать конкуренцию за слушательское внимание?

— Мне кажется, это некорректный вопрос. Для музыки есть только  понятия «хорошая» и «плохая». Нет никакого разделения на акустическую и  мультимедийную музыку. Это единое композиторское пространство.  Мультимедиа — лишь расширенные средства выразительности, а средства  всегда вторичны. В композиторском мышлении ничего не поменялось,  наоборот, оно исторически заставило появиться средства мультимедиа.

— ГАМ-ансамбль каждый сезон играет множество премьер молодых  авторов из России и других стран. Как вы считаете, включены ли  российские композиторы в общеевропейский контекст, или же наша  музыкальная культура развивается локально? 

— Безусловно, ни о какой изоляции речи быть не может. Интернет размыл  границы, и наша музыкальная среда полностью интегрирована в мировое  музыкальное пространство. Говоря о национальных особенностях в музыке  российских авторов, то они обусловлены множеством немузыкальных причин,  воздействующих на нас в повседневной жизни, природе, ландшафте, языке и  культуре. Если и есть локальные особенности, то это свободный выбор, а  не детерминированность внешних обстоятельств.

— Многие молодые композиторы уезжают из России за границу,  где их музыка оказывается более востребованной по тем или иным причинам.  Как вы думаете, какую роль в этом процессе играют институциональные  проблемы российской культуры? Какие вы видите пути их решения?

— Не вижу больших проблем. Молодые всегда стремятся покинуть  насиженные места. Это норма, тут нет ничего необычного. Кто-то потом  возвращается, а кто-то остается на новом месте. Кто-то приезжает к нам  из других стран. Сегодня в России происходит огромное количество  событий, связанных с современной музыкой. Столько, что иногда хочется  сказать: «Горшочек, остановись!». Институции, конечно, сильно влияют на  события, но многое зависит от каждого из нас. Главное, не сидеть на  месте и не ждать, когда тебя выберет какое-нибудь жюри. Надо самому  действовать в разных направлениях и инициировать события, тогда  поддержка подтянется рано или поздно.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded