dem_2011

Category:

Сергей Лункевич: «Не утратить чутье к народной музыке, не расплескать ее богатств...»

Дмитрий Киценко

29 апреля 2019 года выдающемуся молдавскому музыканту, народному артисту СССР Сергею Лункевичу исполнилось бы 85 лет.


Сергей Александрович Лункевич родился 29 апреля 1934 года в Кишинёве. Любовь к музыке у Сергея была с детства. В шестилетнем возрасте он заявил всем, что станет музыкантом. Его отец считал профессию музыканта несерьезным занятием. Но любовь к музыке у Сергея была так сильна, что когда в город приезжали народные музыканты, то он буквально пропадал там, и возвращался домой далеко за полночь, чем огорчал своих родителей.

Учился по скрипке в Кишиневской музыкальной школе-десятилетке у Г. И. Гершфельда (1953), затем в консерватории по классу скрипки, сначала у И. Л. Дайлиса, а заканчивал вуз у М. Е. Унтерберга, ученика Столярского (1957).

Тайком ото всех сочинял музыку, мечтал стать дирижером симфонического оркестра, в 1958 году учился по классу дирижирования и композиции у Б. С. Милютина — и, казалось бы, мечта осуществилась, но когда пришло время выбирать, отдал предпочтение народной музыке. 

В 1955—1957 годах — скрипач симфонического оркестра Молдгосфилармонии, с 1958 года — 1-й скрипач, художественный руководитель и главный дирижёр оркестра народной музыки Ансамбля песни и танца «Флуераш» Молдавской государственной филармонии, сменив на этом посту композитора Д. Г. Федова.

Сергей Лункевич, объездил с коллективом «Флуераша» весь мир, составив мировую славу молдавскому музыкальному искусству.

Сергей Александрович был душою этого блестящего коллектива танцоров и музыкантов. 

Его темперамент, необычайная музыкальность, тонкое чувство стиля рождали на сцене праздник, который передавался зрительному залу.

Он был великолепным скрипачом, в его руках, казалось, скрипка сама пела, его игра была технически безупречна, а высочайший артистический дар, полученный им от Бога и родителей, давал ему возможность тонко прочувствовать мельчайшие детали музыкального произведения.


«Без ощущения движения вперед ни одного дня спокойно жить не могу... В искусстве даже самая короткая заминка — сигнал возможного застоя. И тогда — конец искусству!» 

Недовольство собою и требовательность, прежде всего, к самому себе, в которой главное, как говорил Сергей Александрович, «не утратить чутье к народной музыке, не расплескать ее богатств, не раствориться в успехе».

Сергей Лункевич: «Может быть, благодаря "Флуерашу" о нашей республике сложилось представление как о крае скрипичном. Надо подтверждать это верное мнение! Вот почему мне постоянно хочется увеличить струнный состав в оркестре. Для молдавских народных мелодий характерно мягкое, сочное, нерезкое звучание. Достичь его можно только хорошим струнным составом. Душу мелодии можно передать прежде всего скрипкой. Я вот слушал как-то выпускников-скрипачей нашего музучилища. У многих неплохая техника. Но не чувствуется любви к скрипке. Нет стремления выразить себя через скрипку, доставить радость. А вот у наших лэутаров нет высшего музыкального образования. Но послушайте их игру, и вы поймете, чего не хватает многим молодым скрипачам и что означают слова "Скрипка — душа мелодии"». (Из беседы с Линой Дорош — «Вечерний Кишинев» от 21 сентября 1977 г.).

Эта бесценная беседа давно уже стала достоянием истории. Читая эти строки, мы мысленно переносимся в те далекие годы, и как будто Сергей Александрович теперь разговаривает с нами: 

«Кто не хочет думать, тот рискует прожить всю жизнь на уровне ощущений. Музыка — это не только развлечение. Я за то, чтобы даже в самой наивной песенке искать смысл и доносить его до ума слушателей. В противном случае искусство перестанет питаться главными соками жизни — борьбою хорошего с плохим, светлого с мрачным — и захиреет. Это уж точно. Поэтому стараюсь выбирать песни, мелодии, в которых есть конфликт».
«Копилка народного искусства мне кажется бездонной. Целой жизни не хватит, чтобы постичь музыкальный фольклор. А так хочется! Хочется не ограничиваться эскизами, а показывать большие полотна жизни. Баллады, фантазии, построенные на фольклоре, — их поднять можно только большим и высокопрофессиональным составом оркестра. Здесь очень важно художественное чутье исполнителей, вкус, эрудиция... Только одно воспоминание. Оно дано для того, чтобы вы представили, какие именно картины жизни мне хочется показать нашим зрителям. В 1969 году я с артистами «Жока» был в Сант-Яго. Чилийские друзья в честь советских молдавских музыкантов дали небольшой концерт. Он до сих пор остался для меня эталоном того, как талантливо можно перенести на сцену самую жизнь народа. На сцене — рыбаки и рыбачки. Сегодня был хороший улов. Поэтому — праздник. Они танцуют, веселятся. Вдруг в праздничной толпе появляются две молодые женщины в черном — их мужья не вернулись с моря. Все продолжают танцевать. Ритм тот же, все танцуют с цветами в руках, а те двое медленно проходят мимо. Постепенно общее настроение увлекает и их. Они уже в общем ритме. Жизнь продолжается... Короткая сценка. А огромна, как жизнь!»
«С первого появления на всесоюзной эстраде молдавского певца или музыканта создалось и закрепилось мнение, что молдаване очень темпераментный народ. Это верно. Только зачем стараться быть бОльшим католиком, чем папа римский? К чему этот сверхъяркий огонь! Значительно интереснее и труднее показать темперамент внутренний, благородное достоинство страстной души. У себя в коллективе мы боремся с поверхностным поедставлением о темпераменте. Поэтому у нас в репертуаре не только темповые произведения, хотя, конечно, хватает и техники, и виртуозности, чтобы передать в отдельных произведениях открытый, бурный темперамент. Но я люблю «выжимать» из скрипки вокальность фольклора, его певческую сторону и убежден, что в самых медленных по темпу мелодиях и песнях присутствует настоящий молдавский темперамент».

Сергея Лункевича по праву называют «последним лэутаром».

Говорят, когда человек талантлив, он талантлив во всём. Все, к чему прикасалась рука Мастера, было талантливо — песни, которые он сочинял, аранжировки для оркестра, музыка для фильмов.
 

В 1967 году состоялся его дебют в кино, в фильме «Марианна» Сергей Лункевич сыграл роль Эрнста, а самая яркая его роль — Томы Алистар в фильме Эмиля Лотяну «Лэутарий» (1971).

 

«Лэутары» (1971)
«Лэутары» (1971)

А ещё он был страстным охотником. Как вспоминает Изольда Борисовна Милютина, уже в молодые годы проявилось увлечение Сергея охотой. Он даже составил небольшой двуязычный румыно-русский словарь для охотников и рыболовов. В 1992 году Сергей Лункевич показал свой словарик Константину Руснаку, с просьбой помочь его издать. На тот момент те, к кому Константин Васильевич обращался за помощью, не проявили заинтересованности и словарик так и остался у него среди прочих бумаг. И уже после смерти Маэстро, благодаря неравнодушию и настойчивости Константина Васильевича, словарик был издан в 2004 году.

По свидетельству Константина Руснака, Сергей Александрович «был искусным  охотником, хотя часто стрелял мимо — сердце не позволяло убить косулю,  грациозную красоту. Для этого он был готов молча претерпеть высмеивания и  довольно едкие высказывания своих собратьев по оружию. Таким было его  чуткое сердце! Таков был Артист и Человек — Сергей Лункевич!».

Изольда Борисовна Милютина вспоминает, как Сергей однажды сказал: «Жизнь уходит, а музыка остаётся». А ведь это было сказано совсем ещё молодым  человеком!

Он тогда уже постиг эту философскую истину, и она для него много значила. Излишне  говорить, что он сам доказал это своей судьбой.

Сергей Лункевич: «Неужели нужно беречь своё сердце только для суеты повседневности?»

Не берег свое сердце, был выше мирской суеты, жил искусством.

Ушел из жизни 15 августа 1995 года в Кишиневе, похоронен на Центральном (Армянском) кладбище.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded