dem_2011

Category:

«Еврейское счастье» Вениамина Баснера

Письмо вдогонку

Серго Бенгельсдорф

Вениамин Баснер
Вениамин Баснер

Являясь постоянным читателем вашего еженедельника и читая его от корки до корки, включая оба приложения, с особым вниманием слежу за всеми материалами, посвящёнными музыке и театру, т. е. тем жанрам искусства, в которых я — не посторонний человек.

Вот и недавно прочитал в “Секрете” номер 1295 за 24 февраля – 3 марта интересную статью Алёны Городецкой о жизни и творчестве замечательного композитора Вениамина Баснера, с которым был хорошо знаком в последние годы его жизни.

Многие факты из этой статьи, в частности, о семье Вениамина Ефимовича, о его юности в Ярославле, об учёбе в Ленинградской консерватории, о его трепетном отношении к Дмитрию Дмитриевичу Шостаковичу я знал из бесед с Баснером. Вспоминаю, с каким пиететом, с какой любовью говорил Вениамин Ефимович о гениальном композиторе. И в знак памяти о нём Баснер написал в 1993 году симфонию «Катерина Измайлова» по мотивам великой оперы Дмитрия Дмитриевича, что, к сожалению, не упомянула Алёна. Но то, что Баснер восстановил по слуху забытую музыку Шостаковича из его довоенных кинофильмов, я узнал впервые у неё, за что большое спасибо!

Читая статью в израильском еженедельнике о композиторе- еврее, я всё ожидал увидеть в ней и упоминание о еврейской музыке Вениамина Ефимовича, которая сыграла большую роль в последние годы его жизни. Речь идёт о его великолепном мюзикле “Еврейское счастье”, написанном по роману американского писателя Давида Фридмана “Мендель Маранц”.

«Нельзя сказать, что еврейская тематика до написания мюзикла была мне чужда», — рассказывал Вениамин Ефимович во время интервью, которое я взял у него для своей радиопрограммы «Идиш лэбн» сразу после премьеры «Еврейского счастья», состоявшейся в Петербурге в 1994 году.

“В двух моих квартетах — третьем и пятом — я использовал еврейские мотивы. Один из скрипичных концертов я написал под впечатлением поездки в Освенцим и посвятил его замечательному ленинградскому скрипачу Михаилу Вайману. А свой виолончельный концерт я назвал «Царь Давид», он — программный: первая часть называется «Давид и Голиаф», вторая — «Давид и Саул», а последняя — «Давид и Вирсавия».

Написанный в 1979 году, он объявлялся как концерт для виолончели с оркестром. Но в годы перестройки, в частности, в моём авторском концерте в Большом зале Ленинградской филармонии он уже был объявлен как «Царь Давид», и это было для меня большой радостью.

Написал я и несколько еврейских песен на стихи Леонида Школьника. Вообще, любовь ко всему еврейскому мне привили в родительском доме с детских лет. Мои оба деда и родители говорили только на идише, и этот язык я помню до сих пор. Хотя среди моих близких не было профессиональных музыкантов, у нас была очень музыкальная семья. Дед был портной, и, когда работал, всегда напевал еврейские песни. Я часто слушал эти песни, и они всплыли в памяти, когда я начал писать мюзикл «Еврейское счастье». Написал партитуру на одном дыхании, за восемь дней. Никогда в жизни я так быстро не работал, и думаю, что вдохновение нашло потому, что я обратился к родной для меня музыке”.

Многоопытный петербургский комедиограф Борис Рацер написал либретто к мюзиклу. Его действие, как и в романе Фридмана, происходит в Америке в 20 годы прошлого столетия, а главный герой, бедный эмигрант Мендель Маранц — философ и изобретатель — в стране свободного предпринимательства вдруг сказочно богатеет, изобретя какую-то машину, облегчающую домашний быт, и также быстро разоряется. Сюжетная фабула явно перекликается с пьесой вели-кого Шолом-Алейхема «200000 или Большой выигрыш», где местечковый портной Шимеле Сорокер вписывается в тот же треугольник — бедность, богатство, бедность. А характер Менделя — еврейская народная мудрость, чувство юмора и самоирония, доброта к людям идёт от шолом-алейхемовского Тевье- молочника.

Конечно, главной героиней спектакля была музыка Баснера во всей её мелодичности, ритмическом богатстве, тематическом разнообразии. Так как действие происходит в многонациональном Нью-Йорке, композитор рисует американскую жизнь 20-х годов через танцевальные жанры — фокстрот, румба, танго и т. д. Но душа мюзикла — еврейская музыка! Блестящая партитура, напоённая еврейским ароматом (здесь нет ни одной цитаты — все оригинальные мелодии автора). В которой органически сочетаются смех и слёзы, искрящийся юмор и проникновенная, берущая за душу лирика, дают возможность говорить о мюзикле, как о национальном еврейском произведении, хотя он и исполнялся на русском языке. Здесь можно смело провести параллель со знаменитым мюзиклом «Скрипач на крыше», созданном по повести Шолом-Алейхема «Тевье- молочник» композитором Джерри Боком, где актёры говорят и поют на английском.

В качестве ударных номеров музыки Баснера я вспоминаю большие ансамбли “Еврейское местечко” — кульминацию первого акта, и свадебный «Фрэйлэхс» из второго действия. А также лирический дуэт «Ах, дети, дети!» и щемящую песню “Ностальгия” на стихи Михаила Матусовского, включённую специально в мюзикл, чтобы перебросить мостик от американских эмигрантов 20-х годов в наши дни. И, конечно, незабываем был мощный, написанный с задорным весельем превосходный финал, венчающий постановку.

Для сценического воплощения спектакля и с перспективой на будущее, в Ленинграде был создан еврейский музыкально-драматический театр “Симха”, художественным руководителем которого естественно стал Вениамин Баснер. Ему удалось привлечь в этот театр известных ленинградских актёров, таких, как Лев Лемке, великолепно сыгравший Менделя Маранца (он был и режиссёром спектакля), Александр Хочинский, Леонид Михайловский-Кацман, Михаил Брискин, Александр Ширман, Жанна Черкашенко... Да и остальные участники постановки, включая небольшую балетную труппу, играли, пели, танцевали с настоящим вдохновением и энтузиазмом.

Премьера, на которой я присутствовал, прошла с огромным успехом. Мюзиклу Баснера рукоплескал весь театральный Петербург. После нескольких таких же успешных спектаклей, театр поехал на гастроли по городам России, потом он был показан на еврейском фестивале в Оренбурге, я вёл переговоры о с Вениамином Ефимовичем о приезде театра в Кишинёв и города Молдавии. Но внезапная кончина композитора в 1996 году (он умер за рулём своего автомобиля от сердечного приступа) сыграла роковую роль в судьбе театра «Симха». Без своего художественного руководителя театр быстро ушёл в небытие. Но «Еврейское счастье» не исчезло с кончиной автора. Через несколько лет после его смерти молодёжный театр при петербургском «Гилеле» поставил этот спектакль под названием “Лэхаим, Мендель!” и завоевал на фестивале еврейских молодёжных театров СНГ в Киеве диплом лауреата.

В 2001 году на Международном фестивале еврейского детского и юношеского творчества в Москве я увидел «Еврейское счастье» в исполнении юных артистов из Владимира. Да и у нас в Кишинёве мне удалось выучить с моими воспитанниками-выпускниками и студентами Молдавской музыкальной Академии наиболее впечатляющие фрагменты из этого мюзикла. И выступить с ними, как и с самыми популярными песнями Баснера в различных концертах музыкального клуба при молдавском отделении «Сох-нута» и в Молдавской филармонии. Благо, что Луша Баснер — вдова композитора, с которой я был хорошо знаком, прислала мне и клавир «Еврейского счастья», и двухтомник самых знаменитых песен Вениамина Ефимовича, изданных посмертно в Петербурге в 2001 году в издательстве “Композитор”.

Прошло больше двадцати лет, как ушёл в вечность Вениамин Баснер. Но он живёт с нами в своей прекрасной музыке, он живёт в сиянии малой Планеты, которая получила по предложению композиторов Санкт-Петербурга имя— Вениамин Баснер.

Источник: «Секрет» № 1301, 7.04.19

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded