dem_2011

Categories:

Выстрел в Смольном

И. Сталин и руководители Ленинградского губкома партии (слева направо): Н. Антонов (2-й секретарь губкома), С. Киров (1-й секретарь), Н. Шверник (секретарь). Смольный, 1926 г.
И. Сталин и руководители Ленинградского губкома партии (слева направо): Н. Антонов (2-й секретарь губкома), С. Киров (1-й секретарь), Н. Шверник (секретарь). Смольный, 1926 г.

В 2010 году в русскоязычном Интернете был размещён любопытнейший документ — письмо американского посла в СССР Уильяма Буллита, направленное весной 1935 года в Вашингтон госсекретарю США Корделу Наллу. Отечественные историки не обратили внимания на документ, и напрасно. Он проливает свет на обстоятельства одной из загадочных страниц истории СССР — на убийство друга Сталина — члена Политбюро, секретаря ЦК ВКП(б) (и одновременно первого секретаря Ленинградского обкома партии) Сергея Кирова.


Уильям Буллит был первым послом США в СССР — ведь Вашингтон официально признал Советский Союз только в ноябре 1933 года, вскоре после избрания президентом США представителя Демократической партии Франклина Рузвельта (1932 г.). Своё письмо госсекретарю К. Наллу он адресовал для передачи Рузвельту, с которым посла связывали многолетние дружеские отношения. Текст послания был издан в США в 1972 году, когда государственный департамент США разрешил обнародовать переписку этих политиков, но в СССР в переводе на русский язык она так и не была издана.

Причина понятна: во времена правления Н.С. Хрущёва в массовое сознание вбросили информацию об организации убийства Кирова сотрудниками НКВД по указанию Сталина. Об этом Хрущёв писал и после отставки в своих мемуарах. Хотя созданная после XX съезда КПСС (1956 г.) по его инициативе особая комиссия ЦК партии во главе с председателем Комитета партийного контроля при ЦК КПСС Н.М. Шверником пришла к выводу, что нет оснований утверждать о причастности Сталина к этому убийству.

Что нового, с точки зрения воссоздания правдивой картины нашего прошлого, даёт письмо Буллита?

Во-первых, становится ясно, что правительство США в 1930-е годы было в курсе происходящего за стенами Кремля. В Вашингтоне знали, что Сталин не имел отношения к убийству Кирова, которого он усиленно продвигал на верх властной пирамиды.

Во-вторых, выясняется, что Юргис Балтрушайтис — это не только поэт и дипломат Литовской Республики в Москве, но и ценный американский информатор.

В-третьих, в новом свете видится нарком иностранных дел СССР Максим Литвинов: у него доверительные отношения с представителями США, которых, возможно, он снабжал конфиденциальной информацией о политике советского руководства, в том числе через литовского посла Балтрушайтиса.

В-четвёртых, письмо содержит косвенное свидетельство тому, что в 1930-е годы вокруг Сталина и его сподвижников плёлся клубок из заговоров с целью их насильственного отстранения от власти.

В-пятых, подтверждается, что Сталин, которому шёл шестой десяток лет, готовил в лице Кирова своего преемника на посту главы государства.

Наконец, становятся понятнее мотивы Сталина, приступившего в 1935 году к чистке партийного и государственного аппарата. Она началась с «зачистки» служб Кремля, куда благодаря распущенному в нравственно-бытовом плане секретарю ЦИК Союза ССР Авелю Енукидзе проникло немало случайных людей, которые по своим моральным и деловым качествам представляли опасность для Советского государства.

А теперь — сам текст письма господина Буллита.

* * *

Строго секретно —  только для секретаря
Достопочтенному Государственному секретарю
Москва, 26 апреля 1935 года

Сэр, имею честь донести в высшей степени секретную информацию в отношении убийства Кирова.

Вы можете вспомнить, что когда я имел честь и удовольствие обсуждать лично с Вами дело Кирова в Вашингтоне, то выразил мнение, что доклады госдепартамента и объяснения посла Трояновского не дают полного или достоверного отчёта об этом деле, и обещал Вам попытаться раскрыть подлинные факты по возвращении в Москву.

Вечером 17 апреля от литовского посла господина Балтрушайтиса я получил объяснение случившегося, которое считаю как близким к правде, так и полностью аккуратным.

Господин Балтрушайтис занимает уникальное положение в Советском Союзе. Он проживает в Москве на протяжении более чем 40 лет. До революции он был одним из ведущих поэтов в России — его поэзия написана по-русски, а не по-литовски. Когда Литвинов был в Вашингтоне, я спросил: не знает ли он особо сведущего человека в дипломатическом корпусе? Он ответил, что существует только один человек, Балтрушайтис, кто знает Россию досконально.

Г. Ягода (справа) и М. Горький.
Г. Ягода (справа) и М. Горький.

Отсюда по приезде в Москву я основал особо доверительные отношения с г-ном Балтрушайтисом, ценность которого я признал во многих отношениях. Наши отношения стали чрезвычайно дружественными, и он не показывал никаких колебаний в сообщении мне всего, что он знает. В прошлом его информация была корректной, а история о Кирове, рассказанная им мне, затем была дополнена множеством деталей и гарантией в абсолютной аккуратности, что позволяет мне думать о ней как об истинном стержне кировской тайны.

Г-н Балтрушайтис сказал, что Николаев — убийца Кирова — долгое время был секретным агентом ОГПУ (Объединённое государственное политическое управление при Совете народных комиссаров СССР — служба государственной безопасности СССР; в июле 1934 года ОГПУ, переименованное в Главное управление государственной безопасности, вошло в состав Народного комиссариата внутренних дел СССР; наркомом внутренних дел СССР и одновременно начальником Главного управления государственной безопасности наркомата был назначен Г.Г. Ягода. — Ред.). Его местом работы был в основном Ленинград. Он сказал, что Киров был послан в Ленинград для «управленческого самообразования», и добавил, что Киров обладал почти полностью независимой властью в Ленинградской области, с тем чтобы подготовить его к принятию позднее роли диктатора Советского Союза. Он утверждал, что Сталин определенно принял решение о том, что Киров должен был стать его преемником, и добавил, что Киров, которого он (Балтрушайтис) знал лично, был человеком по характеру совершенно такого же склада, как и Сталин, который верил ему безоговорочно.

Г-н Балтрушайтис добавил, что Киров влюбился в жену Николаева и что Николаев, хотя и был неравнодушен к своей жене, согласился на связь между Кировым и ею в надежде на продвижение своей карьеры...

Г-н Балтрушайтис заявил, что, несмотря на подхалимство Николаева по отношению к Кирову, тот не получил продвижения по службе, на которое рассчитывал, и в конце концов озлобился против Кирова, полагая, что последний купил его жену, но не пожелал заплатить цену. Убийство Кирова, настаивал г-н Балтрушайтис, стало преступлением Николаева в момент ревнивой бесконтрольной ярости.

Затем г-н Балтрушайтис обрисовал сцену, которая произошла в сталинской квартире в Кремле, когда Ягода, глава ОГПУ (позднее стал называться комиссаром внутренних дел), был вызван Сталиным после убийства. Он заявил, что Сталин, как только Ягода вошёл в комнату, двинулся к нему с протянутой рукой, как если бы он хотел схватить его за горло, воскликнул: «На этот раз ты схватил кусок не по зубам». Он прояснил, что Сталин в этот момент был под впечатлением от того, что Ягода через своего агента Николаева уничтожил Кирова.

Г-н Балтрушайтис утверждал, что Ягода сильно испугался, но видя, что и Сталин глубоко потрясён, справился с волнением и объявил Енукидзе, секретаря Центрального Исполнительного Комитета и своего личного врага, ответственным за это убийство, поскольку однажды тот спас Николаева от ареста ОГПУ...

В результате Енукидзе был отстранён с поста секретаря ЦИК и был послан руководить Закавказьем. Все члены его секретариата ЦИК, работавшие внутри Кремля, были посажены. В дополнение все личные друзья Енукидзе в Кремле были отправлены в ссылку, включая двух непосредственных подчинённых Петерсена, коменданта Кремля. Кроме того, были сосланы в лагерь и члены так называемой кремлёвской «секретной гвардии», состоящей из молодых, фанатичных коммунистов... (после убийства Кирова были произведены аресты, в частности в среде «троцкистской молодёжи», к которой причислили инженера-электрика Бориса Розенфельда, племянника бывшего члена Политбюро ЦК и заместителя Ленина в Совете народных комиссаров СССР Л.Б. Каменева, а также сына Троцкого, специалиста по газогенераторным двигателям Сергея Седова, Льва Нехамкина, Семёна Житомирского, Давида Азбеля. Все они вряд ли были коммунистическими фанатиками. — Ред.).

Г-н Балтрушайтис затем утверждал, что история заговора бывших последователей Троцкого и Зиновьева с целью убийства Кирова, Сталина и других была фабрикацией Ягоды как средство для собственной защиты от сталинского гнева, уничтожения своих личных врагов и также устранения всех возможных недовольных лидеров коммунистической молодежи. Г-н Балтрушайтис заявил, что он на собственном опыте убедился в существовании многих молодых членов Коммунистической партии, неудовлетворённых сталинским режимом и желавших восстать против существующего правительства, точно так же, как их предшественники восстали против царя.

Ф. Рузвельт и У. Буллит (слева) в автомобиле, 1937 г.
Ф. Рузвельт и У. Буллит (слева) в автомобиле, 1937 г.

Г-н Балтрушайтис указал далее, что Ягода умело и хитро сыграл на персональном страхе Сталина перед возможностью собственного убийства. Например, г-н Балтрушайтис пояснил, что Сталин получает свою еду в контейнерах из кухни кремлёвской больницы и что Ягода, сразу после убийства Кирова, направил шесть агентов ОГПУ на эту кухню для наблюдения за поварами, и с тех пор еда для Сталина стала поступать в контейнерах, опечатанных печатью ОГПУ, с тем чтобы защитить его от яда.

Далее г-н Балтрушайтис пояснил, что с убийством Кирова Сталин стал чрезвычайно подозрительным в отношении окружающих его лиц, за исключением Ворошилова и Молотова...

Аресты и высылки невиновных людей на всех социальных ступенях Советского Союза продолжают нарастать. Г-н Балтрушайтис утверждал, что любой, кто выражал малейшее несогласие с ленинградским руководством, был уже арестован и что ему попадалась на глаза цифра в 21 тысячу человек, сосланных из Ленинграда в индивидуальную ссылку. (От другого, полностью достоверного источника я получил информацию, что в Ленинграде сослано 7 тысяч семей.)

Аресты в Москве продолжаются. Как я уже сообщил в госдепартамент, два единственных компетентных дантиста в Москве недавно были отправлены в лагерь и что страх ареста настолько велик, что москвичи не смеют пытаться вступить в какие-либо контакты с иностранными посольствами.

В связи с этим для Департамента будет интересно узнать о том, что г-н Джордж Андрейчин, которому международным отделом в прошлом году поручили устранять физические трудности американского посольства и который оказывал нам неоценимую помощь, был арестован несколько недель назад ОГПУ (Георгий Андрейчин работал в те годы в Народном комиссариате торговли и Интуристе, 11 февраля 1935 года был арестован.— Ред.). Он, как я сейчас, информирован в частном порядке, находится в Лубянской тюрьме и ожидает расстрела или тюремного срока. Среди обвинений против него есть и такое, что он, хотя и виделся с американским послом на постоянной основе, так и не смог повлиять на посла принять более благосклонный взгляд на советскую политику.

Искренне Ваш
Уильям Буллит.

* * *

Действующие лица

Андрейчин Георгий Ильич (1884-1950) — американский, советский и болгарский политический деятель. Родился в Македонии. В 1913 году эмигрировал во Францию, затем уехал в США. Работал шахтёром, был активистом профсоюза «Индустриальные рабочие мира». С 1921 года — в СССР, вступил в Компартию. В 1920-е годы — на дипломатической работе в Лондоне, Вене и Париже. Примыкал к сторонникам Троцкого. В 1930-е годы работал в наркомате торговли и Интуристе, сопровождал Герберта Уэллса при его посещении СССР в 1934 году.

11 февраля 1935 года был арестован, приговорён к 10 годам исправительно-трудовых лагерей. Освобождён в 1941 году (по другим данным, ещё в 1939 году), во время войны работал в Совинформбюро, контактировал по работе с сотрудниками посольства США. В октябре 1945 года предупредил американского посла А. Гарримана о том, что посольство США прослушивается советскими спецслужбами. После войны работал в правительственных структурах Болгарии, был заведующим отделом информации министерства иностранных дел. В мае 1949 года вывезен сотрудниками МГБ СССР в Москву, обвинён в шпионской деятельности в пользу разведслужб США и Великобритании. Расстрелян 20 апреля 1950 года.

Балтрушайтис Юргис Казимирович (1873–1944, Париж) — русский и литовский поэт и переводчик, дипломат. Учился на физико-математическом факультете Московского университета. В 1919 году — председатель Московского союза писателей, был знаком с К.Д. Бальмонтом, В.Я. Брюсовом, композитором А.Н. Скрябиным. С 1922 по 1939 год занимал пост посла Литовской Республики в СССР. В апреле 1939 года уехал из СССР, получив назначение советником посольства Литвы в Париже. Содействовал выезду за рубеж ряда деятелей русской культуры, в том числе Бальмонта, что спасло им жизнь.

Буллит Уильям (1891-1967) — первый посол США в СССР. Учился в одном из лучших учебных заведений страны — Йельском университете. В 1917 году был назначен заместителем государственного секретаря США. В марте 1919 года осуществил секретную поездку в Москву, где вёл переговоры с Лениным об условиях перемирия между Советской Россией и Белым движением, контролировавшим тогда значительную часть территории страны, и предоставлении концессий американским бизнесменам.

В период пребывания в СССР в 1930-е годы оказался вовлечён в скандал, связанный со скупкой антиквариата. Корреспондент американской газеты «Чикаго трибьюн» Дональд Дей опубликовал в польской прессе материал, из которого следовало, что Буллит незаконно обменивал в Варшаве у спекулянтов многие тысячи долларов США на специальные «валютные рубли» Всесоюзного объединения по торговле с иностранцами (Торгсин), созданного в СССР для обслуживания гостей из-за рубежа и советских граждан, имеющих «валютные ценности» (золото, драгоценные камни, предметы старины) в специальных магазинах, где «избранные» покупали продукты питания и потребительские товары. В Варшаве за доллар Буллит получал 50 рублей Торгсина (при официальном советском курсе 1:1,13) и нелегально перевозил их в дипломатическом багаже в Москву. Там на контрабандные деньги американские дипломаты скупали антиквариат, конфискованный у арестованных «антисоветских элементов».

Енукидзе Авель Сафронович (1877-1937) — секретарь ЦИК Союза ССР. В РСДРП вступил ещё в 1898 году. С дореволюционной поры был знаком с Иосифом Сталиным и даже стал крёстным отцом его второй жены — Надежды Аллилуевой. С ноября 1917 года — заведующий военным отделом ВЦИК, с июля 1918 года — секретарь ВЦИК (позднее — ЦИК Союза ССР).

В марте 1935 года был освобождён от должности в президиуме ЦИК, в июне 1935-го исключён из партии «за политическое и бытовое разложение». Поддержка члена Политбюро ЦК ВКП(б) Г.К. Орджоникидзе позволила ему некоторое время оставаться на свободе. А после самоубийства Орджоникидзе в 1937 году был арестован и 30 октября того же года расстрелян.

Литвинов Максим Максимович (настоящее имя  Меер-Генох Валлах, 1876-1951) — нарком иностранных дел СССР в 1930-1939 годах. В 1902 году эмигрировал в Швейцарию, во время революции 1905–1907 годов занимался поставкой в Россию оружия для антиправительственных организаций, длительное время жил и работал в Великобритании.

С января по сентябрь 1918 года  представитель Советской России в Великобритании. Дал рекомендательное письмо британскому агенту Сиднею Рейли перед его поездкой в Москву, что помогло тому познакомиться с управделами Совета народных комиссаров В.Д. Бонч-Бруевичем и заместителем наркома иностранных дел Л.М. Караханом. С осени 1918 года — в наркомате иностранных дел Советской России. В марте 1919 года участвовал в переговорах Ленина с У. Буллитом. Известен текст телеграммы Литвинова находившемуся в США соратнику Ленина Людвигу Мартенсу (27 мая 1919 г.): «Вся наша политика проходит через стремление к сближению с Америкой... Мы готовы давать всяческие экономические концессии американцам преимущественно перед другими иностранцами...» В 1921-1930 годах — заместитель наркома СССР по иностранным делам.

В 1939 году заменён на посту наркома иностранных дел В.М. Молотовым.

М. Литвинов, М. Калинин, посол Китая в СССР Янь Дзе, 1938 г.
М. Литвинов, М. Калинин, посол Китая в СССР Янь Дзе, 1938 г.

С началом войны возвращён в МИД, работал (по 1946 г.) заместителем наркома иностранных дел, одновременно в 1941–1943 годах — посол СССР в США. С 1946 года — в отставке. Согласно утверждению члена Политбюро ЦК КПСС А.И. Микояна, Литвинов, обиженный на Сталина, после 1943 года неоднократно встречался с американскими дипломатами на даче и советовал им вести переговоры с СССР более жёстко.

Его жена — подданная Великобритании писательница Айви Лоу — преподавала английский язык в Военной академии имени М.В. Фрунзе. В 1972 году выехала на жительство в Великобританию.

Исследователи деятельности британской разведки утверждают, что имевшийся у МИ-6 в 1920–1930-е годы в СССР агент под оперативным псевдонимом «Д-57», видимо, входил в самое близкое окружение Литвинова. Благодаря этому агенту британцы были в курсе многих внешнеполитических замыслов Сталина. Идентифицировать «Д-57» с самим Литвиновым или его женой нет документальных оснований.

Петерсен Рудольф Августович (1897–1937) — комендант Кремля с апреля 1920 по 1935 год — отвечал за охрану объекта. До этого — командир бронепоезда председателя Реввоенсовета республики Л.Д. Троцкого. В РКП(б) — с 1919 года. После убийства Кирова в Ленинграде отстранён от должности коменданта Кремля. В 1936 году был назначен заместителем командующего войсками Харьковского военного округа, отвечал за тыловые вопросы. Расстрелян 21 августа 1937 года.

Источник     


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded