dem_2011

Categories:

Имя доброе твое

Серго Бенгельсдорф

...Она ушла в первый день нового 2006 года. Ушла через три недели после Ихила Шрайбмана, известного в послевоенной Бессарабии еврейского писателя. Одновременная потеря двух крупных мастеров еврейской культуры — писателя и композитора — была невосполнимой утратой не только для евреев маленькой Молдовы. А ведь накануне празднования Нового года она пригласила близких друзей в свой гостеприимный дом, где как замечательная хозяйка, знающая все секреты еврейской кухни, потчевала вкуснейшей фаршированной рыбой, фирменным салатом под названием "Злата Ткач", ку гелем и рубленой печенью.

Мы поднимали тосты за Новый год, за новые творческие успехи и наше содружество, которое продолжалось свыше пятнадцати лет. Но, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает. Она приняла легкую смерть, не дожив нескольких месяцев до 78 лет.

«Доброе имя любого человека определяется по мудрой поговорке тремя заслугами: нужно посадить дерево, выстроить дом и дать жизнь ребенку. Ценность того, что приносит на нашу землю человек творческой судьбы, измеряется точно так же — тем, что создает он в искусстве и кого приведет себе на смену. В этом плане имя Златы Ткач вписано в книгу музыкальной культуры Молдовы поистине золотыми буквами. Ее дом и сад, взращенный ею — это ее творчество для детей и взрослых, охватывающее самые разные жанры музыки. Да и новое поколение музыкантов-профессионалов в Молдове и просто любителей музыки во многом сегодня сформировано из ее воспитанников — учеников и слушателей», — так написала профессор Галина Кочарова во вступительной статье к сборнику камерных вокальных произведений Златы Ткач в 1996 году. Каждое слово — истина.

Злата — человек счастливой творческой судьбы. Она во всем была первой: первой женщиной-композитором в Молдове, автор первой молдавской детской оперы «Коза с тремя козлятами» и первого детского балета «Андриеш». Она — создатель первого в истории Молдовы сборника еврейской вокальной музыки. Ее композиторский рейтинг был одним из самых высоких среди коллег в Союзе композиторов Молдовы. В списке произведений Златы Ткач, созданных за почти шестьдесят лет творческой деятельности, свыше 800 названий, но привлекает внимание не столько их количество, сколько многообразие представленных музыкальных жанров, их необычность и новизна.

В ее портфеле — сочинения на любой возраст и вкус: песни для детей и взрослых, инструментальные миниатюры, вокальные и хоровые циклы, кантаты и поэмы для хора, концерты и сонаты для различных инструментов, музыка для драматического театра и кино, музыкальные буквари. Рождение многих из них становилось событием в музыкальной жизни Молдовы, начиная от песенки «Тик-так», под которую долгие годы укладывали спать маленьких телезрителей, и заканчивая масштабными произведениями для музыкального театра и симфонического оркестра, за которые Злата Моисеевна была удостоена Государственной премии Молдовы. Этот огромный вклад в развитие культуры страны был по достоинству оценен — званиями заслуженного деятеля искусств Молдовы и профессора Молдавской Академии музыки, театра и изобразительного искусства, где она воспитывала юные композиторские дарования.

Казалось бы, при таком обилии регалий и всеобщем признании можно спокойно доживать свой век, купаясь в лучах славы. Но не такой была Злата! Помимо композиторского таланта, она обладала огромной энергией и работоспособностью, умением объединять вокруг себя и зажигать своим творчеством музыкантов, писателей, поэтов. Особенно эти качества проявились в последние 15 лет ее жизни, когда Злата, по образному выражению Галины Качаровой, «сменила алфавит» — обратилась к своим национальным корням, к еврейской музыке. И этим обращением сумела по-новому раскрыть потенциал своего дарования. Свыше тридцати сочинений, среди которых вокальные на стихи еврейских поэтов, обработки еврейских народных песен, крупные инструментальные и хоровые произведения, миниатюры для скрипки и фортепиано утвердили Злату Ткач в еще одном первенстве — как первого еврейского композитора в постсоветской Молдове.

Конечно, обращение к еврейской музыке родилось не на пустом месте. Как рассказывала сама Злата Моисеевна, с самого раннего детства, которое прошло в бессарабском местечке Лозово, вокруг нее звучали два языка — идиш и молдавский. На идише говорили ее бабушка и дедушка, папа и мама, в доме соблюдались все еврейские традиции, субботы и праздники. Отец Златы, Моисей Берихман (Ткач — ее фамилия по мужу, известному музыковеду и общественному деятелю Ефиму Ткачу) был прекрасным педагогом по классу скрипки, и первые уроки на этом инструменте Злата получила у своего отца. Поэтому во времена перестройки, когда упали оковы запретов, и евреям в Советском Союзе наконец-то разрешили «открыть рот», свои первые еврейские сочинения Злата посвятила памяти родителей: Концерт для скрипки и Концерт для двух флейт с симфоническим оркестром. Затем появились вокальные циклы на стихи известного еврейского поэта Овсея Дриза — «Дайн гутер номен» («Имя доброе твое») и «Тэй мит штерн» («Чай со звездами»); «Дос глэкэлэ» («Колокольчик») и «Вадерштокс гешихтэ» («История посоха») на стихи кишиневского, а ныне израильского поэта Моисея Лемстера, с которым Злату связывала большая творческая дружба, и на его же трагическую поэму "Кадиш", рассказывающую о Холокосте в Транснистрии.

Произведения для голоса доминируют в еврейском творчестве Златы Ткач. Здесь и ее романсы на стихи Переца Маркиша, Ицика Фефера, Любы Вассерман, Льва Беринского, поэма-вокализ для голоса и симфонического оркестра «Яд ва-Шем», связанную с посещением Златой Ткач этого скорбного для каждого еврея мемориального комплекса в Иерусалиме, и многочисленные обработки еврейских народных песен, и песни на иврите...

Музыку Златы Ткач отличает высокое композиторское мастерство, оригинальность мышления и вместе с тем искренность чувств, доступность музыкального языка, сбалансированное сочетание простоты и сложности, богатство и разнообразие еврейских мелодий и ритмов, почти нигде не цитируемых, а рожденных художественной фантазией автора. Ее талант и творческая притягательность личности с самого начала обращения Златы к родной музыке вызвали интерес к сотрудничеству со стороны местных еврейских поэтов, пишущих как на идиш, так и на русском языке. В этом смысле главным соавтором Златы был Моисей Лемстер, на чьи стихи, помимо уже упомянутых, она написала две разнохарактерные миниатюры для хора «Ахейм» («Домой») и «Майн штерн» («Моя звезда»), шуточную песню в народном стиле «Зай а хохем!» («Будь умником») и многие другие.

Из русскоязычных произведений на еврейскую тему прежде всего вспоминается «Монолог матери» по мотивам повести Полины Анчел «Асенька». Эта музыкальная поэма, которую можно смело назвать монооперой — одно из самых значительных достижений Златы Ткач в трагическом жанре. Много писала Злата Ткач и на стихи Мирры Метляевой — журналистки и поэтессы,в свое время успешно редактировавшей газету кишиневской синагоги «Истоки». И даже нашего знаменитого прозаика Ихила Шрайбмана, который очень редко «баловался» стихами, Злата сумела привлечь к созданию блестящего детского вокального цикла «Клингендике ойсиез» («Звучащие буквы») на стихи большого еврейского поэта Лейба Квитко «Алэфбэйс». К этому циклу Шрайбман написал поэтический финал, прославляющий язык идиш и квитковский «Алфавит».

Отношения Златы Моисеевны с еврейской музыкой всегда складывались удачно. Ее произведения никогда не залеживались в творческом портфеле, а исполнялись «живьем» в лучших концертных залах и на сцене оперного театра Кишинева, в еврейских общинах Молдовы и Украины. Звучали они в Израиле, Германии, Швеции, США во время гастролей молдавских музыкантов и певцов. Скажу без ложной скромности, что я как пианист и концертмейстер участвовал в сценическом рождении всех еврейских вокальных произведений Златы Ткач и очень горд тем, что она доверяла мне первое их исполнение и посвятила три из четырех сборников, вышедших из-под ее пера, куда вошло все созданное ею в этом жанре.

Как написала профессор Галина Кочарова в уже упомянутом предисловии к сборнику камерных вокальных произведений Златы Ткач, «находя новые современные краски, композитор повествует слушателю о счастье и горе рядовых людей, о силе их единения и добром отношении к детям; и сам стиль ее повествования своей простотой и одновременно поэтической возвышенностью в чем-то оказывается сродни стилю картин Марка Шагала или повестей Шолом-Алейхема: светлая улыбка соседствует в нем с трагической отрешенностью, лирическая мечтательность- с деятельной энергией».

...Она ушла 13 лет назад. Но осталась с нами в своих нотах, в звучании своей музыки, записанной на видео и CD и исполняемой в концертных залах. Она осталась в сердцах близких и друзей. «Оставляет человек имя доброе свое», — такими строками заканчивается последний романс из цикла «Дайн гутер номэн». Это Злата Моисеевна Ткач написала о себе. Вечная ей память! 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded