dem_2011

Ама — жемчужина Японии

Всем знаком  образ нагой девы, замершей в гигантской раковине? С легкой руки Боттичелли богиня покорила сердца итальянцев. Но кто мог подумать —  противоположная часть континента веками плодила Венер, регулярно  восстающих из чрева океана. Разве что не моллюск нес женщин по волнам, а  женщины — моллюсков.

Речь идет об ама — японских ныряльщицах, чье ремесло насчитывает порядка двух тысяч лет. К слову, происхождение  уникального явления довольно прозаично. Некогда традиции Ямато обязывали мужчин уходить на охоту, оставляя женщин наедине с водными просторами и дилеммой: чем кормить добытчика? Именно тогда смекалка подсказала женщине исследовать морское дно. Разумеется, желанным трофеем в борьбе со стихией стала ламинария (морская капуста), но однажды пытливая японка нащупала устрицу… Может, формой зверюга похвастаться не может, зато содержимое пришлось дамам, безусловно, по вкусу. Так экзотичный промысел подарил миру исключительную профессию, преимущественно женскую. Объясняется это отнюдь не исторической закономерностью, а развитым подкожным жирком, позволяющим прекрасному полу не переохлаждаться. Помимо жира в распоряжении ама числились набедренная повязка и специальная лопаточка, действующая по принципу рычага, так как добровольно моллюски в руки не шли.

Но разве о руках речь? Очевидно,  технический прогресс бодро шагнул вперед. Шагнул и запнулся об экологические помыслы японца, ведь не могут природные запасы шлейфа  сохраниться в условиях интенсивной эксплуатации. За пару лет пришельцы с аквалангами деловито вычистили Тихоокеанское побережье Японии от подводных деликатесов. В ответ власти ввели запрет на модернизированные орудия ловли, остались лишь маска да ласты. Чтобы не склеить последние,  некоторые ныряльщицы отправились в демократичные Штаты, там дозволено истреблять живность как угодно. Остальные продолжили трудиться в пределах щедрого архипелага. 

Чаще их можно увидеть в оранжевых  футболках — яркий цвет упрощает задачу наблюдателя, отслеживающего перемещения ныряльщицы на глубине. Как правило, он ожидает подругу в лодке, вдруг пригодится надежное мужское плечо. В другом случае, ама экипирована в белую куртку из хлопка, звучит менее практично, но и здесь есть нюансы.

Дело в том, что при погружении такое одеяние немедленно намокает и превращается в совершенно прозрачную  ткань. На этот пустяк и сделал ставку Кокити Микимото, сотворивший из ама весьма успешный бренд. Всемирно известный предприниматель, отец искусственного жемчуга нанял группу ныряльщиц, чтобы публично продемонстрировать таланты островитянок. Скоро дизайнерская униформа стала визитной карточкой тружениц моря, завладев вниманием не только заезжих фотографов, но и кинематографистов. Предприимчивые женщины начали собираться в «бригады» и устраивать представления для туристов. Как и в прежние времена, ама стали второй японской диковиной после гейш. Но не одними водными шоу зарабатывает азиатская сирена, жемчужные фермы не могут обойтись без чуткой женской руки. Еще в 1907  году после девятнадцати неудачных опытов Микимото научился получать сферические перлы с помощью подсаживания в тело акоя (двустворчатые  раковины) кусочков перламутра. Но где же добыть столько акоя? Тут-то и  пригодились морские девы!

Ежедневно каждая из тружениц совершает более ста погружений на глубину от четырех до тридцати метров. В целом охота занимает примерно пять часов. За это время амам предстоит  исследовать каменистое дно и отвоевать несколько потенциальных  сокровищниц. А дальше все как в японских гравюрах укиё-э: только головы появляются в волнах и неспешно, сквозь сжатые зубы, делают первый вдох. И над изобильными водами не стихает характерный свист — ныряльщице нельзя повредить легкие. Профессионалы и без того приносят достаточно жертв,  будь то вздувшаяся грудная клетка или ослабленные перепонки (беседуют ама чуть ли не криком). Сложно ответить, насколько заработок компенсирует лишения. Так, за день японка получает до 150 долларов, и речь идет только о мелководье, ведь чем глубже, тем занятие становится  прибыльней. Тем не менее далеко не каждая уроженка Страны восходящего солнца мечтает связать жизнь с неприступной жемчужиной. Неумолимая  статистика гласит: еще 40 лет назад в Сирахаме промыслом занимались  полторы тысячи женщин, сейчас их около 300 человек. Младшей из них 50  лет, старшей – 85. Несмотря на солидный возраст, дамы неизменно  окунаются в работу уже 1 мая, именно тогда начинается сезон и длится  ровно четыре месяца, пока воды не начнет сковывать зимним холодом.

Что нужно сделать, чтобы стать  квалифицированной ама? Прежде всего, родиться в Японии и, будучи пятнадцатилетней девочкой, решительно бросить вызов стихии. Потешит ли она туристов благородным ритуалом или начнет собирать моллюсков — не важно. Как бы то ни было, свист ее возвестит море о рождении новой жемчужины.

Автор: Инна Рейхард

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded