dem_2011

Categories:

Гайдар шагает впереди!

Большевикам удалось сравнительно чрезвычайно легко решить задачу завоевания власти как в столице, так и в главных промышленных центрах России. Но в провинции, в отдаленных от центра местах советской власти пришлось выдержать сопротивление, принимавшее военные формы, и только теперь задача преодоления и подавления сопротивления окончена в своих главных чертах. Россия завоевана большевиками.

В. И. Ленин 
То, что большевизм преследует так ожесточенно независимое слово -  глубоко знаменательно и симптоматично... Он говорит: только тот, кто  прославит меня, имеет право на существование. Подчинитесь или  погибнете.

В.Г.Короленко. Дневник. Полтава, 13 ноября 1918 г.

— «Гайдар» — слово чисто  хакасское. Только правильно оно звучит не «Гайдар», а «Хайдар»; и  означает оно не «вперед идущий» и не «вперед смотрящий», а просто  «куда».

— Ну и почему же Голиков взял себе в псевдонимы хакасское слово  «куда»?

— А его так хакасы называли. Кричали: «Прячьтесь! Бегите!  Хайдар-Голик едет! Хайдар-Голик едет!» А прилепилось это словечко к нему потому, что он у всех спрашивал: «Хайдар?» То есть куда ехать? Он ведь других хакасских слов не знал. А искал он банду Соловьева. И самого Соловьева ему хотелось поймать. Его из Москвы специально прислали Соловьева ловить, а никто ему не говорил, где Соловьев прячется. Он подозревал, что хакасы знают, где Соловьев, знают, а не говорят. Вот он и спрашивал у каждого встречного и поперечного. «Хайдар?» Куда ехать? Где  искать? А ему не говорили. Один раз в бане запер шестнадцать человек хакасов. «Если к утру не скажете, где Соловьев, всех расстреляю». Не сказали. А может, и не знали, где Соловьев, тайга ведь большая. Утром он из бани по одному выпускал и каждого стрелял в затылок. Всех шестнадцать человек перестрелял. Своей рукой. А то еще, собрал население целого аила, ну, то есть целой деревни... Семьдесят шесть человек там было. Старухи и дети, все подряд. Выстроил их в одну шеренгу, поставил перед ними пулемет. «Не скажете, всех перекошу». Не сказали. Сел за пулемет и... всех... А то еще в Соленом озере, да в Божьем озере топил. В  прорубь под лед запихивал. Тоже — многих. Тебе и сейчас эти озера покажут. Старожилы помнят...

— Да кто же такой Соловьев-то был?                       

— Банда соловьевская была. Значит, Соловьев — бандит.  

— А почему не выдавали его? Боялись мести? 

— Нет, своих он не трогал. У него в отряде... в  банде то есть... девяносто процентов хакасов было, хоть сам он русский казак. Своих он не трогал... Даже песни про него сочиняли... 

— Но если он своих не трогал, кого же он трогал? 

— Тогда продразверстка был, хлеб у мужиков  отбирали подчистую. Свозили в общественные амбары, на ссыпные пункты,  увозили обозами. А он этот хлеб отбивал, оставлял на прокормление  отряда... то есть... банды. Остальное возвращал мужикам... Его три года  ловили, даже Голикова прислали из Москвы. Но и он Соловьева не поймал,  хоть и стал здесь Гайдаром. 

<...>

Историческая справка: 

"По распоряжению Петра I поручик Мизгирев с отрядом казаков в 1714 году прибыл в Минусинский уезд для охраны Соленого озера. Вначале были построены казарма и караульное помещение с северной стороны озера, а затем, спустя несколько лет, заселили и обосновали поселок Форпост. С течением ряда лет поручик Мизгирев был переведен в полевые части, а затем в генеральный штаб, где служил длительное время. В возрасте 68 лет в звании генерала при уходе в  отставку вернулся в станицу Форпост в свой дом, где и доживал последние  годы своей жизни".                      

Скажем от себя, что поселок со временем превратился в казачье село, причем на равных правах существовали и  первое название "Форпост", и более позднее название села — Соленоозерное, пока историческое это место не стало называться совхозом  "Буденновским". Простенько и со вкусом. Скажем сразу же, что казаки (а позднее русские крестьяне-переселенцы) легко уживались и даже смешивались путем браков с коренным населением этих мест — с минусинскими (абаканскими) татарами, за которыми теперь узаконилось  название хакасов. 

Более того, один из современных хакасов в  разговоре со мной утверждал, что Петр I прислал отряд казаков по прошению местного населения, то есть хакасов (ну, может быть, богатых хакасов), которые видели, что соль, добываемая из озера, разворовывается. 

<...>

По географическим понятиям это место называлось  Минусинской впадиной со своим благоприятнейшим микроклиматом и  плодородными землями (все же это Сибирь, а растут абрикосы, и помидоры  там вкуснее, чем где-либо), а по административному понятию это был  Минусинский округ Енисейской губернии великой Российской Империи. 

Населяли этот округ кроме переселенцев из  европейской России, как уже знаем, минусинские татары, или,  по-теперешнему, хакасы, красивый, свободолюбивый, трудолюбивый,  своеобразный и, я бы сказал, яркий народ. 

Кощунственно утверждать про небольшую народность,  нацию, что ей повезло, если по крайней мере третью часть ее в ходе, как  принято говорить, "становления советской власти" перестреляли, утопили в  озерных прорубях, порубили шашками, ограбили, уморили голодом,  растрясли как попало по окрестным землям, по белу свету. 

Маленькое же везенье вот в чем. Нашелся в Минусинске богатый человек Мартьянов, который организовал, построил,  оснастил экспонатами и подарил городу музей. Теперь его назвали бы  краеведческим, но тогда не было еще этого номенклатурного словечка, а  был это просто - музей. 

И нашелся энтузиаст, фотограф, фотограф-художник, который при помощи неуклюжего ящикоподобного фотоаппарата (камеры) и при помощи стеклянных пластинок-негативов перефотографировал почти всех хакасов. Его звали Федоров, а расстреляли его большевики в 1918 году, когда свое миссионерское дело он уже сделал. 

Пятьсот стеклянных пластинок-негативов, причем отличного качества, оставил он как наследство народу Хакасии. И все не простые, а групповые, семейные фотографии. Семья зажиточного хакаса, семья пастуха, семья купца, семья учителя, группа молодых хакасов, группа хакасок, хакаски в праздничных одеждах, хакаски в будничных одеждах, хакаски за приготовлением пищи... Пятьсот групповых либо семейных фотографий. В сущности это портрет целой нации, это, я бы сказал, эпопея, хакасиада, и хранится она в Минусинском музее и, по странности, до сих пор не издана в виде альбома либо альбомов. 

С почти болезненным интересом вглядывался я в эти красивые, своеобразные, по-своему одухотворенные лица, зная уж теперь,  что большинство этих людей было застрелено, зарублено, ограблено,  уморено голодом, утоплено в прорубях Соленого либо Божьего Озера. 

Поскучаем в пределах странички над конкретными цифровыми выкладками, относящимися к концу прошлого века, во всяком случаев к периоду "До"... 

"В отношении земледелия и скотоводства Минусинский округ занимает первое место в губернии и  избытками своими снабжает Енисейскую губернию и ее золотые прииски. В 1891 году под пашнями, паром и разделками находилось 233.000 десятин,  засевалось яровой ржи 90.000 десятин, яровой пшеницы 60.000 десятин,  овса 40.000 десятин. Затем шли озимая рожь, ячмень и греча. Покосов числилось 90.000 десятин. Собрано сена до 22 миллионов пудов. Хлеба собрано более 6 миллионов пудов. Огородничество довольно значительно. Разводится много картофеля, капусты, луку, репы, oгypцов, арбузов и дынь, которые сплавляются на плотах вниз по Енисею в Красноярск и Енисейск. Посевы льна и пеньки с каждым годом увеличиваются... 

Скотоводствов цветущем состоянии... Лошадей числилось в 1895 г. до 186.500 голов, рогатого скота 102.460 голов, овец 350.000 штук, коз 11.120, свиней 26.340 штук. Коневодство развито в степных местностях, в особенности у инородцев и степных крестьян. Пчеловодство... до 18.000 ульев, дающих ежегодно до  2.500 пудов меду и до 500 пудов воску...  

Рубка и сплав леса по Енисею, постройка барок, лодок, плотов составляют значительный  промысел... Из мелких лесных промыслов смолокурение, выжигание угля,  сбор коры для дубления кож, ореховый промысел, добывание лиственничной  серы для жевания, столь распространенного среди женского населения  сибиряков-старожилов и инородцев, занимают немало рук в притаежном  населении... Кустарная промышленность ограничивается тканьем холста,  плетением неводов и сетей, валянием войлоков и пим, шитьем тулупов...  Звероловством занимаются инородцы и русские притаежных местностей...  Предметом охоты преимущественно служат сохатые, изюбри, косули, кабарги, белки, рыси, медведи и изредка соболи... В селениях немало маслобоен для выделки масла из льняного и конопляного семени, кедровых  орехов, подсолнухов и горчицы... ремесленников в округе состояло 1700  человек, из них плотников 413, кузнецов и слесарей 351... Золота в  округе с 1837 по 1895 год добыто 2.100 пудов... В округе несколько  ярмарок: в с. Каратуз — с оборотом в 17.000 рублей (разумеется, не по ценам 1993 года. — В. С.), в Абаканске — с оборотом в 60.000 рублей, в с.  Соленоозерном — с оборотом в 35.000 рублей... 

...Переселенческое движение с каждым годом возрастает; в последнее десятилетие переселилось из Европейской России по крайней мере 20.000 человек. В последние годы прилив вольных переселенцев достигает с лишком 3.000 человек в год..." 

Все эти скупые цифры (а их можно найти гораздо больше) относятся к самому концу прошлого века, к девяностым годам. Как раз в эти годы отбывал трехгодичную ссылку в этих местах, в Шушенском. В. И. Ульянов, получая на пропитание в неделю одного барана и 8 рублей деньгами при стоимости коровы 5 рублей. 

"...Зимой они катались на коньках по замерзшей реке. Владимир был опытным конькобежцем, засунув руки в карманы, он быстро скользил по льду и угнаться за ним было невозможно. Крупская героически пыталась догнать его, но спотыкалась и отставала. Теща однажды попробовала стать на коньки, но упала на спину. Все трое любили белизну сибирской зимы, чистый морозный воздух, умиротворенную тишину заснеженных лесов. "Это было, как жизнь в волшебном королевстве", — вспоминала Крупская (из книги Роберта К. Мэсси "Николай и Александра"). Никто не мог предполагать, разумеется, что усилиями и злой сатанинской волей безобидного ссыльного "волшебное королевство" через какие-нибудь 20 лет превратится в кровавый ад, а шушенские мужики будут  трижды отправлять ходоков в Москву к Крупской. Теперь спросим сами себя: от хорошей ли жизни таскались мужики в Москву (как если бы раньше к царю) или от полного отчаяния? И ответим сами себе: от отчаяния. Они могли таскаться к Крупской в 1918 году, когда их начали грабить продотряды, могли таскаться и в 1929 году, когда их начали раскулачивать и физически уничтожать, а оставшихся силком загонять в колхозы. 

<...>

* * * 

... На вольный, привольный, изобильный край  (некоторые хозяйства имели до тысячи лошадей и до десяти тысяч овец) вдруг обрушилось чудовищное насилие. Насилие и в большом, и в малом,  насилие беспардонное, непререкаемое, неслыханное и невиданное ни в какие времена...

Большевикам... удалось сравнительно легко захватить власть в России... Труднее было эту власть удержать. На этот счет Лениным была разработана чудовищная теория, сводившаяся к изъятию у населения всего хлеба, сосредоточению  этого хлеба (и вообще всех продуктов) в своих руках и распределению этого потом по своему усмотрению и своим нормам. Вся страна была посажена на паек. В двух главных городах — Петрограде и Москве был инспирирован голод, чтобы под этим предлогом (борьба с голодом) отбирать  хлеб у крестьян. Специальные заградотряды не пускали никого, кто пытался провезти хлеб в голодающие города. Все это называлось  продовольственной политикой, а еще продразверсткой. Голод с людоедством и  детоедством охватывал одну губернию за другой...

Невольно возникает вопрос: а по какому праву приходили вот так вооруженные люди на любой двор, в любой дом и творили насилие? Никаких ни прав, ни правил тут не было. Вспомним Ленина:  "Понятие диктатуры означает не что иное, как ничем не ограниченную, никакими законами, никакими абсолютно правилами не стесненную, непосредственно на насилие опирающуюся власть". 

Ленин же придумал, как бы для апелляции к общественному мнению и как бы для оправдания этого насилия и — следовательно — для самооправдания, наклеивание ярлыков как на отдельных людей, так и на целые группы, на целые слои населения. 

Скажи "священник" — стрелять вроде бы не за что, а скажи "реакционный священник", "поп-черносотенец", и поп — готов. Одно дело — офицер, офицер русской армии, а другое дело — белогвардеец. Одно дело — богатый, зажиточный крестьянин, а другое дело — кулак,  кулачество. Одно дело — просто богатый человек (или хозяйство в целом), а  другое дело — богатей.  

В сибирских селах..., да и вообще в российских селах на каждые сто домов приходилось 3-5  бедных хозяйств... Достоверно известно из разных  путеводителей, что в богатом (то есть нормальном) сибирском селе  Шушенском на 267 дворов насчитывалось (цитируем путеводитель) "33  двора, хозяева которых вынуждены были работать по найму у своих более  зажиточных односельчан". А ведь Шушенское находится именно вблизи  Минусинска, о котором у нас идет речь. Как потом прояснилось (а теперь уж окончательно), политика большевиков, захвативших Россию, была  направлена не на то, чтобы эти 33 бедных хозяйства поднять до уровня  большинства, а чтобы большинство разорить и низвести до уровня этих  бедняцких хозяйств. Фактически дело велось к разорению. Обнищанию  деревни, а через это к принудительному, почти бесплатному труду и в  конце концов к "раскрестьяниванию" России, что теперь и произошло. 

Придумали слова "богатей" и "кулак". Хотя во все  времена у нормальных людей (народов) богатство должно считаться хорошим признаком. Все должны стремиться к богатству. Если это, конечно, не грабеж, не разбой на большой дороге, не махание кистенем в темном лесу...

Продразверстка, вообще большевистское насилие чугунным бездушным катком прокатилось по всей стране, по всем деревням и селам, унося миллионы жизней, особенно детских, и повсюду это насилие вызывало противодействие. Повсюду вспыхивали восстания, ибо не хватало уж никакого терпения, повсюду этих повстанцев называли бандитами, а отряды бандами, повсюду этих повстанцев беспощадно уничтожали вместе с  женщинами и детьми. 

Масштабы сопротивления были разные. Ленин в своих людоедских приказах упоминает восстание в пяти пензенских волостях.  Тамбовское восстание 1920-1921 годов охватило огромное пространство, и в нем под руководством Алексавдра Степановича Антонова, истинного  русского героя, участвовало до двухсот тысяч крестьян. И была брошена на голодных, обезумевших от голода и всяческого насилия мужиков регулярная  армия во главе с Тухачевским. Километрах в восьми от нашего села (к  вопросу о масштабах сопротивления) была деревенька Черная Гора. Там тоже взбунтовались мужики, но пришел отряд латышей, застрелили несколько  человек, и стало тихо. 

Владимир Галактионович Короленко, правдоискатель, правдолюбец, либерал, демократ (отбыл ссылку в Якутии во времена  царского правительства), однако, не встал на сторону большевиков, а встал на сторону истязаемого народа. 13 ноября 1918 года он записал в своем дневнике (в Полтаве): "То, что большевизм преследует так ожесточенно независимое слово — глубоко знаменательно и симптоматично...  Он говорит: только тот, кто прославит меня, имеет право на  существование. Подчинитесь или погибнете"...

И вот, когда все уже затихло, оцепенело и омертвело, когда остатки врангелевской армии ушли за границу, а оставшиеся в Крыму были (около семидесяти тысяч) расстреляны или утоплены в Черном море с камнями, привязанными к ногам, когда армия Колчака откатилась на Дальний Восток, а оттуда (кто успел или кто хотел) вместе с тысячами гражданских беженцев тоже ушли в Китай, когда окончилась... гражданская война, один казак, хорунжий (унтер-офицер) из колчаковской армии, оказался непокорившимся. Его фигура привлекает к себе внимание, исполненное почти болезненного интереса, потому что на территории всей необъятной России это был фактически последний вооруженный очаг сопротивления бандитам, захватившим страну, и конечно, тотчас же объявившим бандитами  непокорившегося унтер-офицера и казака, а также его отряд. 

Действиям повстанческого отряда способствовали тайга, горы (таежные горы), отдаленность Минусинской котловины от больших городов (а тем более от центра страны), симпатии к повстанцам местного населения, коренного, "инородцев", хакасов, но, конечно, и личные качества человека, возглавившего отряд. Этот отряд он назвал именем Великого Князя, брата царя Михаила Александровича. На знамени он написал "За Веру, Царя и Отечество", ввел погоны, установил дисциплину. 

Насилие, свалившееся на людей, было столь жестоким и, я бы сказал, тупым, что люди сопротивлялись ему как могли. Повстанческие отряды возникали повсюду на юге Енисейской губернии. Не исключено, что некоторые отряды (по 5-8-10 человек) действительно не прочь были погреть руки на всеобщем бедствии и пограбить. Называют атаманов Емандыкова, Кульбистеева, Родионова, братьев Кулаковых... 

Но поскольку отряд Соловьева был самым крупным и популярным, то многие проделки мелких отрядов (в том числе и грабеж, и убийства) власти торопились приписать Соловьеву, в то время как ни бессмысленными убийствами, ни грабежом крестьян Соловьев не занимался. У него было настоящее, дисциплинированное войско, небольшое, конечно, однако достигавшее временами до 600, до 1000 человек. 

Когда я листал архивы, на глаза мне попался приказ, от которого повеяло такой беспредельной тоской...  

"ПРИКАЗ
 по Ачинско-Минусинскому боевому району  

РСФСР свободно и торжественно празднует Всемирный пролетарский праздник 1 мая. Всем воинским частям, в  том числе милицейскому составу к 12 часам построиться у братской  могилы. 

Всем совучреждениям и организациям к 12 часам со знаменами и плакатами прибыть к могиле, где и построиться по указанию нач. гарнизона т. Зубанова. 

В 12 часов открывается митинг о значении праздника. Выступают докладчики, намеченные Волостным Комитетом Партии. По окончании устраивается демонстрация (шествие) по улицам села Ужур. Вечером будет поставлен спектакль местными силами. 

Начальник боевого района  ПУДЧЕНКО" 

Хоть сейчас беги в отряд к Соловьеву! По соседству с этим приказом можно было прочитать и другие.  

"...Несмотря на все указанное, местное население продолжает относиться к ликвидации бандитизма и изъятию негодного элемента, творящих свое подлое дело... Необходимо  ликвидировать бандитизм, необходимо изъять весь негодный элемент,  ставящий преграды в мирном труде и нарушающий  спокойствие мирной  жизни... весь успех зависит от самих крестьян, от самого населения...  Чем больше они будут оказывать помощь и содействовать отрядам в отношении подачи сведений о бандах и их движении, чем скорее эти  сведения будут подаваться в действующие отряды и штабы, чем больше  препятствий будет ставить население бандитам, тем скорее и вернее будет  уничтожен бандитизм и изъят весь негодный элемент. Для более успешной и  скорейшей ликвидации бандитизма и негодного элемента приказываю: всем  вооруженным гражданам, вплоть до отдельных милиционеров, принять  активные действия, работая совместно с действующими отрядами, не щадя ни  своих сил, ни самой жизни, проявив к этому всю энергию и все свои  способности. 

Всем сельсоветам, волисполкомам, милиции взять на строгий учет подозрительный элемент, списки на таковой представить в оперштаб Ачинского района, а также дать сведения на тех,  кто из числа граждан того или другого села, деревни, улуса ушел в  банду". 

Из протокола заседания Совета ЧОН. Говорит т. Пакал: 

"Соловьев имеет симпатию от населения, так как все население видит, что Соловьев выдается за военного гения... мы упустили очень многое и дали этим завоевать симпатии от населения". 

"Копьево.
Комэскадрона ШУМОВУ  

Сообщаю для сведения, что в 7  часов вечера 26 июля банда под командованием Соловьева ограбила почтово-телеграфное отделение Горелка. Сломаны два аппарата, взято две винтовки, которые поломаны на дворе, взята вся секретная переписка, шифры, весы, канцпринадлежности, деньги, марки, срублен мачтовый столб. На берегу реки Чулым порублены провода. Связь с Минусинском потеряна. Из Минусинска через Батино и Горелку сего числа следует почта. Возможно попадет в руки бандитов. Необходимо принять возможные меры к охранению  почты". 

"Хакасского уезда
Улус Чарново 1 апреля 1924 г.  

Делопроизводство ВИКА сожжено, сотрудники ограблены, население в панике.  В пределах волости разгуливает банда Соловьева. По сведениям банда  намерена снова посетить ВИК. Работать невозможно Вторично просим о  помощи, иначе будем вынуждены разбежаться кто куда". 

Выразительная картинка.  

<...>

... C какой  стати, зачем и почему появился в Хакасии Голиков Аркадий Петрович,  восемнадцати лет от роду, прослуживший до этого четыре года ЧОНе, в  Частях Особого Назначения. За какие такие заслуги уже в 16, в 17 лет ему  доверяли командовать полком (чоновским, разумеется), а и в Хакасию он  приехал с предписанием получить назначение не ниже командира батальона  (разумеется, чоновского)...

..."Части Особого Назначения". В чем же  состояла эта особенность? Вспомним по аналогии "СЛОН". Соловецкий Лагерь Особого Назначения. Или дом инженера Ипатьева в Екатеринбурге, "Дом  Особого Назначения". Словечко "ОСОБОГО" на языке большевиков того  времени означало только одно: уничтожение, истребление, смерть. ЧОН, как написано в словаре, были созданы для борьбы против контрреволюции. Но разве ЧК, центральная на Лубянке, разве все районные, городские, губернские ЧК ("Чрезвычайки", как их тогда называли), ЧК, в которых даже были лотки, желоба для стока крови, как, например, по свидетельству Н. Я. Мандельштам, это было в киевской "Чрезвычайке", разве они не боролись  против "контрреволюции"? Разве сама Красная Армия, возглавляемая  красными (кровавыми) комиссарами, не боролась против контрреволюции?  Разве не было к тому же вооруженных продотрядов, милиции, наконец? Зачем же еще Части Особого Назначения?..  

Троцкий, придумавший и создавший Части Особого Назначения, так откровенно формулирует смысл их создания: "Нельзя строить армию без репрессий. Нельзя вести массы на смерть, не имея в арсенале командования смертной казни. До тех пор, пока... гордые, злые бесхвостые обезьяны, именуемые людьми, будут строить армии и воевать, командование будет ставить солдат между возможной смертью впереди и неизбежной смертью позади". Яснее всех энциклопедических словарей! 

Части Особого Назначения не брали городов, не штурмовали Перекопа, не обороняли каких бы то ни было объектов, они находились позади воюющей армии. И были у них две главные задачи: они не позволяли (по мере возможности) Красной Армии отступать (так называемые  "заградотряды"), а главное — они расстреливали. Расстреливали дезертиров, расстреливали взятых в плен, расстреливали заложников. Одним словом, расстреливали безоружных людей. 

Ушла из Крыма армия Врангеля, но десятки тысяч солдат и офицеров не захотели покинуть родную землю, тем более что Фрунзе в разбрасываемых листовках обещал тем, кто останется, жизнь и свободу. Остались. Крым был передан в руки Бела Куна и Землячки (Розалии Самойловны Залкинд). Бела Кун и Землячка стали приглашать в Крым Льва Давидовича Троцкого. Лев Давидович ответил: "Я тогда приеду в Крым, когда на его территории не останется ни одного белогвардейца".  Руководителями Крыма это было воспринято не как намек, а как приказ. Началось бессмысленное кровавое уничтожение всех сложивших оружие и оставшихся на родной русской земле русских людей. Цифры называются разные, кто говорит семь, кто говорит тридцать, а кто говорит семьдесят тысяч. Но даже если и семь, тоже немало. И семь тысяч перестрелять — это работа. Тем более что Землячка изрекла: "Жалко на них тратить патроны, топить их в море". И привязывали камень к ногам, и долго еще потом через чистую морскую воду были видны рядами вертикально стоящие мертвецы. Но не могли же эту работу выполнить два человека — Бела Кун и Землячка.  Нельзя было бы привлечь к этому строевые, боевые части. Фрунзе на это не пошел бы. Кто же это все делал? ЧОН. Части Особого Назначения. Вот уж  действительно — Особое, так Особое! Или издал Свердлов декрет "О расказачивании России". То есть об истреблении донских и кубанских  казаков. И окружены были области Войска Донского и Кубанское казачество, и жгли станицы и расстреливали за одну ночь все население той или иной  станицы вместе с детьми и женщинами. Две недели длилось это бесчинство. Кто же это все делал? Не строевые, не полевые, не боевые части Красной  Армии. Это делали Части Особого Назначения. Сокращенно — ЧОН. 

(Что касается чоновца А. П. Голикова, то в его послужном списке действия по расказачиванию Кубани записаны скромной  фразой: "Комиссар отряда курсантов, усмирявших кубанских казаков. Август  1919 года".) 

Россия, хотя уже и смертельно раненная;  полурастерзанная, все еще агонизировала. Не успели отгреметь залпы расстреливателей на Дону и Кубани, восстало крестьянство в Тамбовской Губернии. Не выдержали грабежа, продразверстки, продотрядов, голода, доводившего до людоедства и детоедства, — восстали. В Тамбовском восстании участвовало около двухсот тысяч человек, а возглавил его тридцатичетырехлетний Александр Степанович Антонов. По ленинской  практике обозвали его эсером, а все восстание — кулацко-эсеровским. Вы представьте себе — 200.000 кулаков и одновременно эсеров! 

Против тамбовских мужиков двинули регулярную  армию под командованием Тухачевского. Но так как главным средством  борьбы с восставшими была система заложничества, то Тухачевский не мог обойтись без Частей Особого Назначения. Делалось так. Ушел мужчина из  семьи к Антонову, арестовывалась вся его семья. Ушло из деревни к Антонову несколько мужчин, арестовывалась (а то и просто сжигалась) вся деревня. А ведь заложников надо потом расстреливать. Как же тут обойтись  без ЧОНа? К Тухачевскому послали Аркадия Голикова. У голиковского биографа об этом написано: "...разговор с Тухачевским вышел короткий. Михаил Николаевич сказал, что пригласил его (Голикова) поближе  познакомиться, что хотя мятеж как таковой в целом ликвидирован, работы  все равно еще много..." Ну, к такой работе Голикову, несмотря на молодость лет, было уже не привыкать. 

С. П. Мельгунов в своей страшной по содержанию  книге "Красный террор в России" пишет на стр. 29: "Брали сотнями заложниц крестьянских жен вместе с детьми... приказ оперштаба Тамбовской  ЧК 1 сентября 1920 года объявлял: "Провести к семьям восставших беспощадный красный террор... арестовывать в  таких семьях всех с 18-летнего возраста, не считаясь с полом, и если  бандиты выступления будут продолжать, расстреливать их. Села обложить  чрезвычайными контрибуциями, за неисполнение которых будут  конфисковываться все земли и все имущество"... 

Один из биографов Голикова, Гольдин об этом пишет: "Партия передала на Тамбовщину лучших своих сынов, лучшие части, лучших командиров, военачальников, политработников. И среди них был командир 58 стрелкового полка Аркадий Голиков". 

А надо было бы написать: "Против лучших и несчастнейших сынов России, не вынесших большевистского насилия и решивших лучше погибнуть стоя, чем жить и пресмыкаться в чудовищном  рабстве, партия послала самых отъявленных убийц и негодяев, имеющих уже  большой опыт в деле истребления коренного населения России... " Далее  все по тексту...

До сих пор многие не перестают удивляться, как это так, семнадцатилетний мальчишка, вдруг — командир полка! За что, за какие такие заслуги? За чоновские заслуги, уважаемые сограждане, за чоновские. А заслуги у чоновца могли быть одни, опять-таки-чоновские... 

Иногда мне самому кажется неправдоподобным: как это четырнадцатилетний мальчик, ученик Арзамасского реального училища, оказался вдруг чоновцем? Как это Наталья Аркадьевна, мать Аркаши, сама упросила знакомого Ефима Осиповича Ефимова взять мальчика в отряд. Что это — сверхреволюционная сознательность? Жертвенность во имя революции? Или за этим что-то стоит? У меня есть догадка, доказать которую, разумеется, невозможно, но возможны косвенные рассуждения на эту тему...

Будучи мальчишкой лет двенадцати, Аркаша Голиков обзавелся огнестрельным оружием. Конечно, какой мальчишка не мечтает о  револьвере, а тем более о маузере. А. Гольдин в своей книге о Голикове пишет: 

"Он мечтал иметь свое оружие, настоящее, с патронами, чтобы и стреляло по-настоящему. И нужно оно было ему не для игр, не для того, чтобы похвастаться перед товарищами, а совсем, совсем  для другого... "Купить револьвер в то время в Арзамасе, на базарной толкучке было нетрудно. А может быть, он приобрел его у раненого, находившегося на излечении в госпитале, или просто получил в подарок от кого-нибудь из раненых, потихоньку от госпитального  начальства пронесших оружие в палату. Как бы то ни было, а у Аркадия появился револьвер". 

Тему продолжает другой биограф Голикова Борис Камов: "В сентябре семнадцатого возобновились занятия в реальном... еще летом (то есть, значит, летом семнадцатого, то есть, значит, в тринадцатилетнем возрасте. — В. С.) он раздобыл себе небольшой маузер с двумя обоймами. Оружие привозили и продавали солдаты, "Нижегородский листок" печатал объявления: "Продается малодержаный револьвер с коробкой патронов". И он носил короткоствольный плоский маузер в кармане брюк. 

И однажды (он дежурил в классе и, выгнав всех в коридор, распахнул окно) вошел с тремя ребятами из школьного комитета едька и потребовал сдать револьвер. 

— Какой еще револьвер? — прикинулся было он. 

— Не запирайся, пожалуйста! Я знаю, что ты всегда носишь маузер с собой. И сейчас он у тебя в правом кармане. Сдай лучше добровольно или мы вызовем милицию... 

Он рванулся к двери — Федька преградил дорогу. Он ударил Федьку — на него навалились остальные. Кто-то пытался выдернуть из кармана его руку, которой он крепко держал рукоятку маузера.  "Отберут... Сейчас отберут", - пронеслось в голове.                              

И тогда, взвизгнув, выхватил маузер, большим пальцем вздернул предохранитель и нажал спуск...       

Четыре пары рук мгновенно разжались, он успел,  увидеть "будто ватные лица" и желтую плитку каменного пола, разбитую  выстрелом... То был его первый выстрел". (Б. Камов. "Обыкновенная  биография", стр. 38-39.) 

Первый ли? — спросим мы. Маловероятно, что 12-13-летний мальчик с определенной тягой к оружию (а как потом  выяснилось — и к убийству), носил много дней в кармане боевой маузер и не попытался из него стрелять. Так сказать, опробовать его в деле. 

В этом контексте зловеще звучит фраза, вычитанная Б.Камовым в дневнике Аркадия Петровича. Вообще-тo Гайдар вел дневник, зашифровывая свои записи. Так, когда его мучили повторяющиеся сны, он отмечал: "Сны по схеме №1" или "по схеме №2". И вдруг оголенная,  однозначная фраза: "Снились люди, убитые мною в детстве". Свидетельство,  как говорится, из первых рук. 

И возникает в мучительных снах, в кошмарах тема трех молодых прекрасных женщин, трех сестер-арзамасок. Если бы одна,  было бы понятнее и проще. Мало ли? Ну влюбился подросток в русскую  красавицу, если даже и старше его, и была недоступна, недосягаема и осталась светлой памятью на всю остальную жизнь. Но почему — три? И  почему они приходили потом к взрослому чоновцу не светлой сказкой, а тяжелым кошмаром? Ведь именно в связи с памятью об этих трех загадочных сестрах он однажды обронил: "Если бы можно было возвратиться назад и начать сначала..." Документировать, как того требует Б. Камов,  невозможно, но подсказывает интуиция: уж не хлопнул ли их юный р-революционер? Ведь, небось, сестры-то были дворянки или, во всяком случае, интеллигентки. 

И что значит: "Снились люди, убитые мною в детстве"? В каком детстве? Видимо, догадываясь о кровавых проделках отпрыска или даже зная о них, мать и упросила своего знакомого взять Аркашу поскорее в отряд (чоновский отряд). С чоновца, если даже что-нибудь и открылось бы — взятки гладки. И потом, было ясно, что отряд из Арзамаса скоро уйдет. Для Голикова было: чем скорее, тем лучше. 

В отряде А. Голиков с четырнадцати лет. Действительно, отряд вскоре перевели в Москву. И потом были курсы в  Киеве, а потом начались боевые "чоновские" дела. Но про эти дела, если даже и приходилось стрелять (а разумеется, приходилось), уже Аркадий не мог сказать "люди, убитые мною в детстве". Нет, запись в дневнике была про людей, убитых, пока Аркаша не был еще в чоновском отряде в должности адъютанта Ефимова. И надо полагать, в адъютантском либо в курсантском положении у Аркадия меньше болела бы совесть при убийстве людей, нежели  за год-другой перед этим, когда он тайно носил в кармане заряженный  маузер... 

<...>

Источник:  Владимир Солоухин   "Соленое озеро"

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded