dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Categories:

Татьяна Иванова: «Надо иметь в жизни принципы»

30-05-2012 02:06:00

Татьяна Иванова: «Я рассказала всё, как было. Ученики слушали молча»

Учитель словесности — о чести, достоинстве, страхе и предательстве… И о том, как жить дальше

Учитель словесности — о чести, достоинстве, страхе и предательстве… И о том, как жить дальше
— Был момент отчаяния, — говорит Татьяна Васильевна. — Я одна, а против меня машина. Отозвались люди, и я ощутила: передо мной — машина, зато за спиной — стена.

1 июня Василеостровский районный суд Петербурга должен вынести решение по иску начальницы отдела образования того же района Натальи Назаровой к «Новой» и бывшему завучу, учительнице русского языка и литературы петербургской школы № 575 – Татьяне Ивановой (см. №№ 8, 17, 18, 43, 48 за 2012 год). Она публично призналась, что от нее и других педагогов во время декабрьских выборов требовали фальсификаций. Чиновница решила «защитить деловую репутацию» и взыскать с Ивановой и «Новой» 100 тыс руб.

Искренне надеясь, что суд будет честен и независим, считаем не менее важным другой параллельно идущий сейчас процесс – самостоятельный, открытый, никому неподвластный, беспристрастный – суд общества. Любое его решение протоколирует история, и по этому делу оно уже есть.

Каждый день Татьяна Иванова получает десятки писем. Всего их у нее – тысячи. Адреса – разные, адресаты – похожие. Объединяют их простые и важные вещи. Это – человеческий ресурс учительницы:

– Был момент отчаяния, – говорит Татьяна Васильевна. – Я одна, а против меня машина. Отозвались люди и ощутила: передо мной – машина, зато за мной – стена. Не ожидала, что потеряю немало дорогих людей и встречу не меньше новых далеких, но родственных душ! Боялась чокнуться от мысли: встаю утром – а мне не надо идти в школу. 30 лет ходила и вдруг не надо – и это случилось в одночасье...

– То, что происходит с Вами – это перемена – всё с чистого листа? Переоценка?

– И перемена, и переоценка. Всё изменилось в моей жизни и не в худшую сторону. Я много хорошего сегодня в ней нахожу. И благодарна судьбе, что со столькими людьми меня свела. На фоне того, что близкие люди… не громко это? Меня предали. Лучшая подруга (учительница) прежде, чем перестать со мной здороваться, сказала: «Таня, извини, мне еще кредит выплачивать». На этом фоне вроде чужие люди стали важными и необходимыми.

– Когда Ваша история стала публичной, сразу почувствовали, что изменилось восприятие Вас? Отношения с друзьями, коллегами?

– Нет. Значительно позже.

Поначалу из меня всё выплескивалось. А мне казалось мало. Я готова была говорить еще и еще. Видела, что ничего не меняется. Всё остается также. Те же самые люди продолжают готовить следующие (президентскиеН.П.) выборы теми же методами. Меня разрывало на части оттого, что я ненавижу всё это, мне от этого плохо. Помните, раньше стояли будки телефонные стеклянные. У меня было чувство, что я – в такой будке, стучу – стучу, а меня замуровали. Я всех вижу, меня все видят, но достучаться не могу. А спустя время поняла: я не одинока, и эти так же живут, и с теми я согласна. «Ребята, – думаю, – а не все так плохо. Таня, встрепенись»!

– Все учителя в школе промолчали, осудили Вас, прекратили общение?

– Не все. Меня поддержали пятеро молодых учителей.

– Но в суде их не видели. Зато на каждое заседание приходят дети.

– Да, хотя я не ждала учеников. Запрещала. Мне не хотелось в судебное разбирательство их втягивать. Конечно, они – взрослые. Но все равно – как любой матери – хочется, чтобы ребенок подольше оставался ребенком. Оградить от всего, во что они еще окунутся в своей жизни. Бесспорно. Не смогут в стороне прожить.

Когда я увольнялась, мы говорили с ними целый урок.

Я уходила – я их предавала. Не доучила немного. А с другой стороны – не могла иначе и должна была объяснить, чтобы поняли. Я им сказала: сложилась такая ситуация – я ухожу. Но вас не предаю – это правда. И рассказала честно всё, как было. Дети слушали молча, глаза – в глаза, я – на них, они – на меня. Никто не отвлекся, не начал заниматься чем-то посторонним, переговариваться. Призналась: «если останусь, буду говорить – никто меня не расстреляет. Но все прекрасно знают, как можно наслать одну проверку, вторую, третью… Вымотать нервы, выжить человека… Единственное, что они спросили: «А как жить дальше?» Я – им: «Не знаю. Точно знаю одно: живите честно. Никому никогда не позволяйте поставить себя на колени. Если правы – идите до конца. Иначе, если вы один раз встанете на колени, никогда больше не подниметесь».

– Из суда ученики возвращаются к тем же учителям, в ту же школу. Им могут задать вопросы, сделать замечания: «Зачем ты ходишь туда?» «Что ты творишь?»

– Нет, – гордо улыбается Иванова. – Им ничего не сделают. Не решатся. Этим детям уже нельзя внушить страх. Они – другие. Они уже дышат иначе. Подрастет еще несколько поколений, и страна изменится. Всё будет по-другому: по-прежнему жить не смогут дети. Старшее поколение от них очень отличается. Дети не боятся. Они не перепуганные, как мы.

– Да чем же? Чего могут бояться учителя? Что, кроме своей совести, своего лица, им терять?

– Объясню. Начинается учебный год. Идет распределение нагрузки: у кого-то – 18 часов, у кого-то – 27. Любой нормальный человек хочет иметь подработку на одном рабочем месте, а не бегать по всему городу. На одну ставку учитель прожить не может. Хотя по уму должен работать не больше 18 часов в неделю. Педагоги же впрягаются в работу с утра до ночи. Домой приходят, язык – как пионерский галстук вокруг шеи. А еще тетради проверить, к уроку подготовиться, кучу всего успеть… Учитель, чтобы прожить, хватает столько часов, сколько ему дадут. И, конечно, легче работать на одном месте.

В школе масса нюансов. Даже расписанием человеку можно испортить жизнь. Представь: урок, окно, урок, окно… Просидев в школе шесть часов, оплату получишь за три.

– Меры устрашения простые: часы не дадут, премии лишат? Если откровенно, коллеги выбирали между мелкими благами, удобствами, спокойствием и дружбой, порядочностью, совестью? Такой был выбор?

– Они в первую очередь думали: «лучше б ты молчала, тогда бы нас никто не трогал». Понимали, какими будут последствия, ибо это – система. Они по-разному ко мне относятся. Многие – неплохо. Больше, чем человек сам себя наказывает, никто его не накажет. Ребенка отругали, поставили в угол, час постоял, вышел «Мама, прости, я больше так не буду». И всё забыто. А когда человек внутренне чувствует свою неправоту, вину, как бы и куда бы он ни прятался, в нем это есть, и выкинуть, забыть это он не может. Очень тяжело с этим чувством жить. А я уверена, в глубине души они переживают.

– В чем их вина?

– Не знаю, можно назвать это виной или нет? Мне муж говорит: нельзя требовать от всех людей того, чего ты требуешь от себя. Мы – разные. Один человек может что-то сделать, другой нет. Кто-то способен прыгнуть со скалы вниз и не побоится. А кто-то десять раз пройдет по берегу, чтобы ногой пощупать, что внизу. И в сложившейся ситуации: каждый поступил так, как мог.

– То поколение учителей, с которыми Вы работали, иначе жить и думать уже не будет?

– Иначе жить будут те, кому сегодня 20 – 30 лет. Они – другие. А у нас сильно чувство собственной несвободы. Совершенно ненормальное состояние. Я правду сказала: никто в декабре не стоял над нами с дулом пистолета. Никто нас не заставлял: пострадаешь сам либо твои родные или идешь на это дело. Никто, но люди очень часто одни понятия подменяют другими. Человек думает: я сделаю так, как мне удобно. Знаю, что лгу. Я сам это знаю. Но больше не узнает никто.

Я не хочу опять окунаться в это, возвращаться в систему, где ты неволен: приказывают – делаешь. А сколько отдается глупых приказов! Объезд губернатора: всем – мыть окна! Да, какие окна?! Ветер, холод, дождь! Бери тряпку и мой. Или прикажут в снегопад сосульки сбить с крыши…

– А как воспринимают ложь дети? Они же понимают, что те, кто их учит чему-то правильному, одновременно им лгут?

– Дети – бескомпромиссны. Для них нет розового. Либо белое, либо черное. Они рассуждают: «Ага, ты – так, всё, ты – никто и ничто».

Недавно случай был: меня не оказалось в школе, мои ученики провинились, разразился скандал. И кто-то им сказал: «Вы никого в школе не уважаете, кроме Татьяны Васильевны»! Мальчик из моего класса ответил: «Уважение заслужить надо». Их не сломаешь. Если дети понимают, что человек поступил плохо, они будут с ним здороваться, но уважать никогда. Как бы он ни каялся, ни винился. Нет. Либо так, либо этак. Середины у них не бывает. Они еще не умеют подстраиваться. Смолчать, слукавить, найти компромисс. Не умеют. У них бегущая строка на лбу: как я к тебе отношусь. Вот они идут по коридору, а ты читай.

– Другое будущее – для них?

– Я рассуждаю как эгоист: я проживу 120 лет, у меня впереди еще 70. Я хочу, чтобы в моей стране всё было хорошо. А когда смотришь на такую молодежь, то думаешь: можно и все 130!

Часто спрашивают: «не хотите ли уехать из России»? Но если у меня в доме крыша течет и под ногами пол шатается, что нужно? Крышу менять к чертовой матери и пол чинить. Почему я должна уезжать из своего дома? Если я поссорилась с мужем, почему я должна взять чемодан и уйти? Нет, милый, ты – уходи! Это – мой дом. Почему я должна отсюда куда-то уйти? Пусть другие уходят. А мне здесь хорошо. А если мне тут плохо, значит, я буду что-то делать – крышу менять и укреплять полы. Нет, ребята, не поеду я никуда. Это – мой дом, моя квартира, моя страна.

– Многие недоумевают: почему Вы – член партии «Единая Россия» – ее не покидаете?

– Не думала пока об этом. У меня сложное чувство. Есть в партии и уважаемые люди. Но надо изнутри всё менять. Сегодня мне стыдно признаться, что я – член партии «Единая Россия». Это – результат их действий, в том числе и тех в ноябре – декабре. Я не хотела притягивать за уши принадлежность к партии. Цель была в другом. Политика тут не при чем, я в нее влезать не буду. Но если я – член этой партии, и туда вступила не потому, что стадом всех принимали, а был такой период – всколыхнулось всё, и если теперь в моей партии что-то не так, то, ребята, давайте задумаемся: почему? Что случилось? Давайте остановимся и скажем: «Черт побери! Мы теряем голоса! Люди нам не верят. Что делать?» А тут – театр марионеток. Дергают за ниточки: как дернули – так и вышло. Зачем тогда эта партия нужна? Смысл? Да пусть выигрывает пятая, шестая, восьмая партия! Давайте подумаем: почему мы стали никому не нужны? Нет. У них все решено и предрешено.

– Много людей Вас поддерживает?

– Все, с кем сталкиваюсь. Когда тебе дарят столько хорошего, словно что-то разливается внутри. Ты понимаешь не головой, а сердцем, что сделал правильно. Умом можно всё разложить по полочкам: должна была – не должна, законно – незаконно. Принять умом и принять сердцем – разные вещи.

Мне до сих пор приходит по 100 писем в день. Раньше на каждое отвечала. А сейчас уже физически не могу. Хочется ответить всем – не могу… Я открытое письмо написала: не хочу быть свиньей. Я должна сказать людям: «Спасибо».

Из писем Татьяне ИВАНОВОЙ

«За вами правда, честь и люди»

Меня тоже Татьяна зовут, Лазарева моя фамилия… Если Вы меня знаете – мне будет приятно, потому что такие люди, как Вы всегда были и еще, надеюсь, будут моими кумирами, то есть я хочу быть похожей на Вас. Причем мы с Вами уже похожи тем, что не считаем такие поступки чем-то героическим - если переходить на банальности, то на Вашем месте так должен был поступить каждый. Не поступили. Значит, мы живем во время, когда банальности перестают ими быть - это интересное время, это лучше, чем жить во время банальностей. Мне последнее время все происходящее напоминает сказку «Голый король». И я так рада, что все больше вокруг становится людей, которые перестают притворяться и делать всё, как все, а просто делают и говорят то, что нужно делать и говорить простому честному человеку. Я считаю, что Вы поступили правильно, а те, кто пытается судить Вас – стоят на стороне зла, возможно, не совсем сознательно. Что ж, будем с ними работать, как говорится. Вы не волнуйтесь, не переживайте, что что-то не так сделали. Вы абсолютно правы и подтверждением этому будет еще много слов поддержки от таких же честных, ответственных и вменяемых людей, как Вы. Нас много. И мы все вместе.

Желаю Вам так же найти себя в воспитании внуков – именно такие воспитатели нам сейчас и нужны. А наши дети и внуки продолжат наши простые и честные дела.

Татьяна Лазарева, телеведущая, мать троих детей

***

Это о таких, как Вы, песня: «Может быть, пора угомониться, но теперь, как прежде не люблю поговорку «что иметь синицу, лучше, чем грустить по журавлю»… Но есть и другие, о которых надо знать, помнить, и крепить свою волю, дух, честь и совесть: «Одна просторная дорога торная, страстей раба. Кипит там вечная, бесчеловечная - вражда-злоба. За блага бренные, там души тленные, полны греха. Кипит там вечная, бесчеловечная вражда-злоба...» Мне за 60, но до сих пор помню: так нас учили УЧИТЕЛЯ, такие же, как Вы. Честным, умным, добрым и совестливым людям тяжко жить в любое время. Но без них род людской давно бы оскотинился и вымер.

Александр Васильев, кочегар (по-современному топ-менеджер водяного котла)

***

Я тоже учитель, мы – почти ровесницы.

Горько и стыдно за тех, кто пролез во власть, думая, что это их автоматически поставило над моралью, порядочностью и честью. Власть опозорилась и множит свой позор.

Все, что исходит от человека, к нему обязательно возвращается. Тысячи честных людей мысленно с Вами.

Я пенсионерка, но если понадобятся деньги, только напишите. Призову подруг, и кто сколько сможет – соберем. Как у Некрасова, помните, ничем нельзя было перебить народную копейку, потому что «жита по зернышку горы наношены».

Александра Владимировна Василькова

***

СПАСИБО ВАМ ЗА ГРАЖДАНСКУЮ ПОЗИЦИЮ.

Я надеюсь, поняв, какую поддержку Вы получаете от простых граждан, суд не станет делать глупости. Т.к. чем больше ПИСЬМЕННЫХ следов их неправедных решений, тем больше вероятность их одернуть. Возьмите в суд наши письма и завалите стол: пусть думают…

Людмила Лиханова

***

Самая большая опасность для власти – честный человек. Диагноз! Не правда ли?

Очень горько, что ты превращаешься в героя, когда говоришь правду. Когда-то станет нас больше? Станет – благодаря Вам.

Мне 59 и я тоже педагог в прошлом. Пришлось уйти. Нас везде выдавливают, особенно оттуда, где нужна честность и порядочность. Ну что ж пока ходим на митинги…

Наталия

***

Держитесь! Вас поддерживают те, кто не может терпеть ложь.

Если дойдет дело до такого бесстыдства как решение суда о выплате 100 т.р – резонанс будет огромный. Деньги эти мы для Вас соберем, ничего не бойтесь – за Вами правда, человеческая честь и люди.

Виктор Ефремов

***

Я, к сожалению, давно не живу в России и не хочу туда возвращаться, в том числе и потому, что не хочу отдавать своих детей в руки бесстыдных трусов, которых не могу назвать учителями. Жаль, что с Вашим уходом из профессии, на одного Учителя станет меньше. Это – трагедия России, а не Ваша, где теперь героями становятся те, кто просто живет по-человечески.

Анна Федоринова

***

На таких людях и стоит наше Отечество и любые позитивные сдвиги начинаются с такого первого шага, личного Гражданского мужества. Нас – много, вместе мы исправим любую ситуацию.

Алексей

***

Наши родители (папа – русский язык и литература, мама – математика) отдали школе по 40 лет непрерывного труда. Наша семья знает, как тяжел труд учителя. Но раньше уважали учителей, никто не мог их заставить кривить душой, педагоги были честными и мы с благодарностью их вспоминаем. Ваши ученики будут вами гордиться, а нечестных учителей – презирать.

Семья Смирновых

***

Все мы знаем, какой беспредел творится в наших странах. Особенно, если дело касается выборов. Отлично знаю это по своей Беларуси. Нужно держаться и не сдаваться!

Алексей Костюшко

***

В суде Вы столкнетесь с вопиющей несправедливостью. Судьи цинично выносят «приговоры» за деньги или по звонку от начальства, но их карма ужасна, их дети и внуки будут страдать за их подлость и преступные деяния. Гордо несите свою прекрасную честную репутацию, не бойтесь и не робейте. А для поддержки обратитесь к общественности: «один пока в поле не воин». Возьмите в суд успокоительные таблетки...

Сергей и Нина

Ответ учительницы:

О, вспомнят с чувством горького стыда

Потомки наши, расправляясь с мерзостью,

То время очень странное, когда

Простую честность называли смелостью!

Е. Евтушенко

Полгода назад не могла себе представить, что буду писать письмо десяткам тысяч человек. Всего один поступок! Кому-то он показался необдуманным, кому-то – нерациональным, кому-то – глупым, но никто не скажет, что он малодушный. Ничего героического в моём поступке не было. Просто честный поступок нормального человека. Это были выборы не только для страны. Я сама оказалась перед выбором. Я его сделала.

Слова ЧЕСТЬ и СОВЕСТЬ у многих сегодня вызывают улыбку. Но разве могут устареть понятия достоинство и порядочность? Их нельзя заменить чем-то другим. Они либо есть, либо нет.

Жаль, правда – редкость в наше время. Говоря её, невозможно не нажить себе врага. Правда приравнивается к героизму. Противостоять беззаконию означает совершить подвиг.

Сверху донизу нам навязывают несправедливость. Если мы уходим от неё, то становимся изгоями. А если бесчестное поведение предано гласности, то – врагами тех, у кого нет морали, чести, совести, мужества. Для них напрасно существует закон. Они никогда не будут жить по нему и защищать его.

Власть создаёт жесткие условия для давления на людей. Кто-то, боясь потерять мнимое благополучие, и сегодня готов пойти на сделку с совестью, лгать, лжесвидетельствовать. Завтра он, возможно, научит своих учеников законам физики, теореме Пифагора, но никогда в жизни не сможет научить патриотизму, любви к Родине. И слова «береги честь смолоду» для него - простой эпиграф к пушкинской «Капитанской дочке». У каждого из нас свой кодекс чести.

Сегодня за мой поступок меня судят. А вместе со мной – тех, кого я учила жить по совести, тех, кто честно отработал на выборах, отказавшись принимать участие в беззаконии, тех, кто приходит в суд поддержать меня, всех тех, кто со мной вместе – нормальных, свободных, порядочных людей. Это – геноцид честности, порядочности и совести.

Никакими словами не выразить благодарность тем, кто пишет мне: «Только не отступайте!», «Держитесь, мы с Вами!», «Спасибо, что не продали своих и чужих детей и внуков», «Благодаря вашему неравнодушию в стране стало не так душно», «Вы преподали урок, по которому не сдают ЕГЭ, но который важнее формул и правил», «Спасибо за уважение к своему народу!». Россия, Украина, Белоруссия, Испания, Германия, Америка, Тунис… Десятки тысяч писем! А за ними десятки тысяч людей, которые думают так же, как я.

Люди! Мы не можем исправить человечество, но можем исправить себя. Вдохнуть полной грудью и выдохнуть взращённые в нас десятилетиями страх и угодливость. Наш страх – источник храбрости наших врагов. Нетерпимость несправедливости – залог выздоровления общества. Малодушие, страх, безразличие – трясина, затягивающая нас всё глубже. Ещё чуть – чуть и мы не сможем дышать. Человек должен уметь подниматься над грязью, ложью, унижением, беззаконием. Надо иметь в жизни принципы. Надо жить с достоинством.

Татьяна Иванова

Автор: Нина Петлянова

Источник: Новая Газета

Постоянный адрес страницы: http://www.novayagazeta.ru/society/52861.html

Tags: Россия, Татьяна Васильевна Иванова
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments