dem_2011

Category:

Как еда определяет нашу жизнь

Еда появляется  на наших тарелках словно по мановению волшебной палочки, и мы редко хоть  на мгновение задумываемся, как она там оказалась.

Действительно,  многое в современном мире мы воспринимаем как должное, теряя из виду  основные механизмы, управляющие нашей жизнью. День за днем мы выполняем  одни и те же ритуалы, связанные с едой, не замечая их влияния на нас как  на горожан. К примеру, еда на вынос существовала за 5000 лет до нас на  улицах Ура и Урука — древнейших городов на Земле. Рынки, магазины и кафе  формируют городское пространство, в котором мы существуем.

Мы относимся к еде легко, не заботясь о  том, сколько тысяч миль по морю или по воздуху преодолел тот или иной  продукт питания, сколько десятков рук прикасались к нему, в то время как  в доиндустриальную эпоху горожане знали о еде всё.

Дороги  были забиты телегами и фургонами с зерном и овощами, речные и морские  порты — грузовыми судами и рыбацкими лодками, по улицам и дворам бродили  коровы, свиньи и куры. Житель такого города не мог не знать, откуда  берется пища: она была вокруг, хрюкала, пахла, путалась под ногами. 

Когда-то съесть мясо на ужин было  роскошью. 12000 лет назад ледники отступили на север. Миграция крупных  животных и рост численности населения вынудили людей сменить свои  пищевые привычки с мясного рациона на зерновой.

Зерно освободило человека, но в то же время его выращивание обрекло людей на  жизнь, полную неустанных трудов, которые расценивались как божественная  кара. 

Деревня и город имели равный статус, так как горожане отлично понимали, кто их кормит. Такие зоны, как поля и виноградники, чтились наравне с городскими улицами и зданиями. Уважение выражалось в том, как выбиралось место для основания города, в череде ритуалов и обрядов, в жертвоприношениях. Плодоносность земли не была  чем-то само собой разумеющимся. Её нужно было заслужить.

Вспоминаются миниатюры из Великолепного  часослова герцога Беррийского (цикла миниатюр на тему «Времен года»,  авторы которых Братья Лимбурги). Уважение и любовь к земледелию  сохранились и в Средние Века.

Такое отношение к земледелию не могло не  вызвать встречного уважения и почета к Земле вообще, к тому, кто ей  владеет. Кэролин Стил рисует картины феодальной Англии. Почему феодализм рухнул? Нет, не из-за многочисленных восстаний крестьян, а по причине  неэффективности. При такой системе землевладения оказалось невозможным  развитие больших городов.

Когда же города стали связывать с жизнью  «цивилизованной», а деревни, напротив, с жизнью «примитивной»? Такая тенденция наблюдалась в Англии в эпоху Тюдоров, когда светская жизнь  стала сосредотачиваться преимущественно в городе. Появилось некоторое  пренебрежение к сельской жизни с её варварскими и грубыми занятиями, но  по мере разрастания и загрязнения городов отношение к ним изменилось в  худшую сторону. Об этом свидетельствует речь епископа Вустерского  (1548):

Если бы пахари на селе так же небрежно относились к своим обязанностям, как прелаты, мы все очень скоро умерли бы от голода. 

Чем пышнее становились города, тем подозрительнее становилось сельское население, которое снабжало эти города продовольствием. Вспомним отрывок из рассказа Джека Лондона «Сила  сильных»:

 «Настанет время, — сказал он, вытирая пальцы о бедра, — когда глупцы  сгинут, а остальные пойдут вперед. Никто не будет воевать друг с другом.  Люди забудут о воинах и стражниках на стенах. Они уничтожат хищников, и  на склонах холмов, как предвещал Волосатый, будут пастись стада овец, а  в горных долинах начнут выращивать кукурузу и корнеплоды. Все люди  будут братьями, и не останется лежебок, которых нужно кормить». 

Итак, разрастание городов и  индустриализация приводят к разделу между деревней и городом, между  производителями и потребителями, между едой натуральной и едой, что  попадает к нам на стол.

Привычка  к полуфабрикатам отражается не только на нашем здоровье…Если человек не  готовит, он не ходит за продуктами в местный магазин, не понимает,  откуда берется пища, не контролирует, что попадает в его организм, не  знает, как структура его питания воздействует на экологию планеты. 

Питание ― это культура и некоторая  степень ответственности, а не слепое поглощение пищи, примитивное  удовлетворение первичных потребностей. На примере своих родителей Стил показывает, что такие события, как  Вторая Мировая Война, дали людям  полезные знания: в какой сезон созревают те или иные овощи, что делать с гусиными потрохами и как определить спелость фруктов и свежесть мяса.

Я, как и многие люди моего возраста, чувствую, что родительский ужас перед выкидыванием и порчей еды отчасти передался и мне. 

В главе «Мусорные трофеи» Стил описывает современный натюрморт: «красивые, но несъеденные персики и мусорные  ведра, полные совершенно годной еды: неладно что-то в королевстве современной гастрономии».

Однако выход есть! Стил призывает  каждого начать с малого. Стил говорит, что, во-первых, нужно связать  фасоль на нашей тарелке с человеком, который где-то её вырастил,  курятину в сэндвиче ― с живой птицей, а вкус, консистенцию и цвет пищи ―  с погодой и временем года. Во-вторых, нужно преодолеть страх перед  деревней как перед чем-то грубым и варварским.

Еда  ― посланник деревни, живая часть той местности, где она выращена.  Поэтому питаться тем, что выращено недавно и неподалеку не только  целесообразно в экологическом плане, но и куда приятнее… Среди лучших  блюд в мире ― те, что итальянцы относят к la cucina povera, — «еде  бедняков». Они необычыйно вкусны благодаря своей простоте и тому, что  готовятся из местных сезонных продуктов. 

Эти и многие другие решения доносит Стил  в своей книге о человечестве и его меняющихся пищевых привычках, как бы  говоря нам, что никогда не поздно измениться и стать лучше, начав,  например, с еды.

Автор: Анастасия Карандеева

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded