dem_2011

Categories:

Мусульмане Румынии: наследники Османской империи и Крымского ханства

Румынские мусульмане, часть которых имеет османские корни, в  значительной степени избавлены от исламофобской риторики, которой  окружены их единоверцы в соседних странах, сообщает сайт Аль-Джазиры.

Большая мечеть Констанцы на юго-востоке Румынии имеет огромный минарет высотой почти 50 метров с видом на Черное море.

Он был построен как символ благодарности мусульманской общине города по приказу короля Кароля I в 1910 году.

С тех пор многое изменилось в Румынии, но это чувство благодарности остается.

Констанца находится в Добрудже, этнически разнородном регионе,  разделенном между Румынией и Болгарией, где река Дунай встречается с  морем.

Турки-османы вторглись в регион в конце 15-го века и впоследствии распространили свою власть на всю Румынию.

За этим последовало несколько столетий турецкого владычества, в результате чего здесь появились поселенцы со всей империи.

Молитва в Большой мечети Констанцы, построенной по приказу короля Кароля I в 1910 г. / Источник: Максим Эдвардс / Аль Джазира
Молитва в Большой мечети Констанцы, построенной по приказу короля Кароля I в 1910 г. / Источник: Максим Эдвардс / Аль Джазира

Северная Добруджа перешла под румынский контроль только в 1878 году,  после того как молодое королевство с помощью России освободилось от  власти Османской империи. 

Некоторые мусульмане региона уехали в Турцию, но другие остались; их  потомки в настоящее время составляют костяк мусульманской общины  Румынии, насчитывающей около 64 000 человек, что составляет примерно  0,34% населения страны.

Румынские мусульмане утверждают, что по сравнению с другими странами  Восточной Европы, в основе их опыта было мирное сосуществование.

“Когда мусульмане здесь были еще большинством в 1870-х годах,  мусульманский мэр города Меджидия обратился к властям в [столице  Румынии] Бухаресте за деньгами, чтобы построить церковь для местных  христиан”, – сказал Мурат Юсуф, муфтий Румынии с 2005 года, в интервью  Аль Джазире. “В протоколах заседания есть стенограммы выступления мэра  на ломаном румынском языке. Но общий язык был найден, это хороший пример  из истории Добруджи”.

Около 26 000 этнических турок, 20 000 этнических татар и  неопределенное число цыган – мусульман, которые обычно записываются  турками в переписях, образуют разнообразную мусульманскую общину страны.

Тюрки и татары говорят на родственных тюркских языках, и обе общины имеют высокий уровень смешанных браков. 

Однако некоторые татары пытаются дружно отстаивать свою самобытность,  подчеркивая свою историю как потомков татар, бежавших с Крымского  полуострова после его аннексии Россией в 1783 году.

Татарский общественный центр в пригороде Констанцы делает это  предельно ясно: его стены покрыты крымско-татарскими флагами и  изображениями ханов, которые когда-то правили их прародиной.

За последние 10 лет люди стали больше интересоваться своей историей.  Турки происходят с южных берегов Черного моря, а татары – с Севера”, –  сказал председатель татарской молодежной организации “Исмаил Гаспыралы” и  местный политик из татарско-турецкого мусульманского Демократического  союза Динсер Гефер.

В последние годы в Бухаресте также выросла мусульманская община  численностью 10 000 человек, состоящая из иностранных граждан и  новообращенных.

Мурат Юсуф, главный муфтий Румынии, в своем офисе в Констанце / Источник: Майкл Колборн / Аль Джазира
Мурат Юсуф, главный муфтий Румынии, в своем офисе в Констанце / Источник: Майкл Колборн / Аль Джазира

Они посещают мечеть Кароль-Хунчиар в столице, где служит имамом 78-летний Осман Азиз. 

Он помнит как жили румынские мусульмане при социалистической власти.

С 1960 по 1962 год Азиз был имамом в Аде Кале, островной крепости на  Дунае, населенной турками, которая оставалась турецкой территорией до  20-го века.

Когда остров был затоплен после строительства плотины в 1970 году, Азиз безуспешно боролся за реконструкцию знаменитой мечети.

Пока же достаточно более скромной мечети из бетона, строящейся во дворе снаружи.

“В любом случае, нам удалось сохранить нашу веру”, – сказал он.

Хотя при коммунизме молиться было запрещено, мусульмане Румынии не  сталкивались с таким же уровнем репрессий, как в других странах  Восточного блока.

“У Николае Чаушеску были хорошие отношения с несколькими  мусульманскими государствами, от Ирана до Ливана и Ливии; он посещал их в  сопровождении муфтия”, – сказал Юсуф, добавив, что студенты и рабочие  из некоторых из этих “братских социалистических государств” в конечном  итоге переехали в Румынию.

Мечеть в Добромире, турецкой деревне на юге Румынии, недалеко от границы с Болгарией / Источник: Майкл Колборн / Аль Джазира
Мечеть в Добромире, турецкой деревне на юге Румынии, недалеко от границы с Болгарией / Источник: Майкл Колборн / Аль Джазира

Однако Данияр Когахмет, имам из района Добромира недалеко от болгарской  границы, сказал, что многие мечети тогда посещались редко, особенно  молодежью. 

Мусульмане могли свободно исповедовать свою веру, объяснил он, но  сельская бедность заставила многих покинуть деревни – реальность,  которая затронула румын всех слоев общества.

“Из-за общего языка, турки и татары обычно ездили в Турцию на заработки”, – сказал Когахмет.

К 2007 году, когда Румыния присоединилась к Европейскому Союзу, эта миграционная структура изменилась.

“Теперь все хотят поехать в Германию, там много турок”, – сказал Когахмет.

Константин Войчу живет в деревне Леспези, известной на турецком языке как Теккекёй.

По словам 83-летнего мужчины, его предки были очень благодарны за переезд сюда.

Бедные христианские крестьяне из Трансильвании получили по 10 гектаров плодородной земли после аннексии региона.

Это была попытка заселить землю верными христианами, но любые обиды остались в прошлом.

Севил Шайдех, женщина-политик из Социал-демократической партии, по происхождению татарка, она была выдвинута на пост премьер-министра в 2017 году / Источник: Овидиу Мисцик / Reuters
Севил Шайдех, женщина-политик из Социал-демократической партии, по происхождению татарка, она была выдвинута на пост премьер-министра в 2017 году / Источник: Овидиу Мисцик / Reuters

“Я не историк, а простой человек, который находится в курсе событий, –  сказал пенсионер, – но люди знают и любят своих соседей [мусульман], и  они не верят всему плохому, что говорят о них по телевизору”.

Румынские мусульмане, по-видимому, в значительной степени были  избавлены от исламофобских обвинений, наблюдаемых в соседних странах в  разгар кризиса беженцев в 2015 году.

Но в прошлому году, хотя не было никаких митингов против беженцев из  стран с мусульманским большинством, протесты вспыхнули из-за планов  строительства большой турецкой мечети в Бухаресте, и оно, в конечном  итоге, было отложено.

“Присутствие мусульман в Румынии сохраняется … маргинальный вопрос в  политической и общественной повестке дня”, – заключили авторы доклада о  европейской исламофобии 2017 года. “Большая часть гнева общества в  последние годы была направлена на коррупцию и “глубинное государство”, а  не на бедных мигрантов или мусульман”, – сказал Кристиан Пирвулеску,  политолог из Национальной школы политических исследований и  государственного управления в Бухаресте.

В 2017 году в Румынии едва не появился первый премьер-министр из  числа мусульман, когда Социал-демократическая партия выдвинула  кандидатуру Севил Шайдех, политика татарского происхождения, которая в  то время занимала пост заместителя премьер-министра.

“Вы можете найти антиисламские высказывания среди некоторых  националистических интеллектуалов, но если вы остановите десять обычных  людей на улице, вы не услышите ничего плохого о мусульманах”, – сказал  журналист Влад Стоеску, координатор Sa Fie Lumina, интернет-журнала о  религии в Румынии. “Мусульмане в Добрудже хорошо интегрированы – румыны  привыкли к их присутствию, как и они к румынам. Когда вы посетите эти  деревни, посмотрите на памятники местным жителям, которые сражались в  Первую мировую войну, то увидите, что половина фамилий на них турецкие.  Они сражались и умирали за эту страну”.

Член татарской общины проходит мимо изображений крымскотатарских и монгольских ханов в Татарском общественном центре в Констанце / Источник: Максим Эдвардс / Аль Джазира
Член татарской общины проходит мимо изображений крымскотатарских и монгольских ханов в Татарском общественном центре в Констанце / Источник: Максим Эдвардс / Аль Джазира

Источник


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded