Category:

Памяти Виктора Веньяминовича Левинзона

20 ноября 1973 года. Афиша камерного концерта в Институте искусств им. Г. Музическу
20 ноября 1973 года. Афиша камерного концерта в Институте искусств им. Г. Музическу

Это был светлый человек, замечательный музыкант. Меня в эти дни, когда он ушёл в мир иной, не оставляют мысли о нём и о нашем с ним общении на протяжении многих лет. Более того – эти мысли возвращают меня к далёкой молодости… Вспоминаются разные жизненные эпизоды…

Имя и сама личность В. В. Левинзона вошли когда-то в мою, ещё девичью, жизнь вместе со Вторым концертом Рахманинова. И теперь образ В. В. прочно связан для меня с этой музыкой.

Было такое время , когда перед поступлением в консерваторию, параллельно с последним классом общеобразовательной школы, я училась игре на фортепиано в музыкальном училище Кишинёва. Жили мы тогда на ул. Гоголя д. 6. Однажды, придя откуда-то домой, я ещё из-за дверей нашей квартиры услышала бурные рояльные звуки… Войдя , я увидела папу с партитурой в руках, а за роялем сидел молодой человек удивительно привлекательной внешности. Под его пальцами возникала проникающая в самую глубину души музыка. Это был Виктор Левинзон. По-моему, ему было тогда лет 25, а может быть и меньше… Со всем пылом юности я тут же влюбилась. И в эту музыку и в него самого.. Так и остался у меня в памяти тот эпизод с его аурой молодой романтики. Эта картина в мыслях пронесена мной сквозь годы… Она и сейчас перед глазами.

Как я понимаю, папа занимался тогда подготовкой программы очередного симфонического концерта. В нём предполагалось участие в качестве солиста этого молодого пианиста. Видимо, папа решил встретиться с ним предварительно. Так он делал иногда и впоследствии, близко знакомясь с музыкантами, которым надлежало выступить с симфоническим оркестром под его управлением… В тот раз, о котором идёт речь, у нас в доме звучала эта прекрасная, очаровавшая меня навсегда музыка…Как исполнитель, молодой музыкант, видимо, вполне удовлетворил дирижёра. Они, как говорится, нашли общий язык. Когда закончилась их беседа о предстоящем концерте, папа тут же попросил молодого музыканта послушать мою игру. Считалось. что всегда профессиональные советы нового человека могут быть для меня, начинающей пианистки, весьма полезны. Откликнувшись на эту просьбу, В. В. назначил мне встречу в муз. училище, которое, как помню, помещалось в то время рядом с филармонией. Среди нескольких пьес, которые я принесла ему тогда в надежде услышать его замечания, были «Сентиментальный вальс» Чайковского, что-то из Шопена, даже, кажется, «Полишинель» Рахманинова. Для меня каждое его слово было новое, свежее... Особенно ярко мне запомнилась тогдашняя работа с В. В. над Токкатой Хачатуряна… Мне никак не удавалось передать остроту, напор, нерв этой музыки, чего он от меня требовал, чего хотел добиться. Мне вообще тогда ещё многого не хватало! Но я очень старалась... Мой консультант был очень молод, а разница в возрасте тогда между нами была сравнительно небольшой. Я, как девочка воспитанная, спросила, как мне к нему обращаться? Он сказал, отчётливо помню это: «Можете называть меня просто по имени – Виктор, но в присутствии других – пожалуйста, с отчеством». Это стремление к солидности осталось за ним и во все последующие годы. Позже, уже в консерватории (я поступила в 1949 году), В. В. стал для меня уважаемым педагогом. В его классе фортепианных дуэтов с нами, студентками старших курсов, была подготовлена к публичному выступлению полюбившаяся мне на всю жизнь Вторая сюита Рахманинова для двух роялей. Помнится, что тогда на внутривузовском конкурсе наше выступление (в дуэте с Ниной Коваянц) было особо отмечено взыскательным жюри.

И... наступил момент, когда мы с Виктором Веньяминовичем стали коллегами в Кишинёвской консерватории. На долгие годы... Будучи отличным педагогом, он обучил профессии и воспитал не одно поколение учеников. Уверена, что сейчас их можно встретить и далеко за пределами Молдовы. И что очень важно! Виктор Веньяминович был играющим педагогом, что не всегда удаётся тем, кто отдаёт свои силы педагогическому труду. У меня сохранились афиши с именем В. В. Левинзона. Это — свидетельство многих его выступлений в симфонических и камерных концертах. Кроме всего прочего, В. В. запомнился мне как очень доброжелательный человек.
Жизнь потом, к сожалению, разметала нас, как и многих в нынешнее время… Но в моей памяти прекрасный музыкант и педагог Виктор Веньяминович Левинзон так и останется на одном из первых мест среди тех, кто заполняет мой внутренний мир!

Изольда Милютина
Доктор искусствоведения,
заслуженный деятель искусств Молдавии

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded