dem_2011

Кто вы, мистер «Альберт»? Александр Довженко в документах советских спецслужб. Часть 2. (Окончание)

Киевская кинофабрика ВУФКУ. 1928.
Киевская кинофабрика ВУФКУ. 1928.

Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» о пребывании А.П.Довженко в Москве, монтаже фильма «Буковина – земля украинская»

г. Москва, 24 июля 1940 г.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

5-е отделение 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР

24/VІІ 1940 г.

ИСТОЧНИК: «Альберт»

Принял: ИЛЬЯШЕНКО

Последние дни пребывания ДОВЖЕНКО в Москве дополнительных разговоров с ним (подробных) не было. Мы много раз видались на работе, но личных разговоров почти не было.

Сближение его с ДУБРОВСКИМ продолжалось. ДУБРОВСКИЙ  устроил СОЛНЦЕВОЙ постановку короткометражного хроникального фильма  «Буковина». Это вызвало резкий протест со стороны Э.И.ШУБ и  В.ВИШНЕВСКОГО[24], которые, являясь вообще друзьями ДОВЖЕНКО, здесь на него нажаловались,  так как им поручена съемка картины «Бессарабия», близкая по теме и материалу к «Буковине».

За монтаж документальной картины ДУБРОВСКИЙ уплатил ДОВЖЕНКО 45 тысяч рублей – неслыханную сумму.

СТ. ОПЕРУПОЛНОМ[ОЧЕННЫЙ] 5-го ОТД[ЕЛЕНИЯ] 2-го ОТДЕЛА ГУГБ НКВД

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ [подпись]
                                                                          
/ИЛЬЯШЕНКО/


ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.1, ч.ІІ, лл.317. Машинопись на бланке. Оригинал.

Письмо №2/32899  помощника начальника 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР Кожевникова и начальника  5-го отделения 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР Журавлева начальнику 2-го  отдела УГБ НКВД УССР Медведеву об отъезде в Киев секретного сотрудника  «Альберт» с целью продолжение агентурной разработки А.П.Довженко

г. Москва, 19 ноября 1940 г.


СОВ[ЕРШЕННО] СЕКРЕТНО

НАЧ[АЛЬНИКУ] 2-го ОТДЕЛА УГБ НКВД УССР

СТ. ЛЕЙТЕНАНТУ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

тов. МЕДВЕДЕВУ

гор. Киев

20 ноября в Киев на 15 дней выезжает наш агент «Альберт» – […][25], который разрабатывает киевского режиссера ДОВЖЕНКО.

«Альберт» направлен в Киев для продолжения разработки ДОВЖЕНКО, выявления его связей по Украине, а также для выявления настроений ВИНЯРСКОГО, работающего совместно с ДОВЖЕНКО.

Так как «АЛЬБЕРТ» хорошо знаком с украинскими работниками искусства, печати и литературы, – установите с ним связь и ориентируйте его по разработке ДОВЖЕНКО и его окружения.

«Альберт» вхож на квартиру ДОВЖЕНКО, лично знаком с его женой – СОЛНЦЕВОЙ. Найти «Альберта» можно по адресу: […] №[…],  кв.[…], спросить […] от имени Павла Степановича (оперативный работник).

Наиболее лучшее время для установления с ним связи – утро.

ПОМ[ОЩНИК] НАЧ[АЛЬНИКА] 2-го ОТДЕЛА ГУГБ НКВД СССР

КАПИТАН ГОС[УДАРСТВЕННОЙ] БЕЗОПАСНОСТИ
[подпись]                        

/КОЖЕВНИКОВ/

НАЧ[АЛЬНИК] 5-го ОТД[ЕЛЕНИЯ] 2-го ОТДЕЛА ГУГБ НКВД СССР

МАЙОР ГОС[УДАРСТВЕННОЙ] БЕЗОПАСНОСТИ
[подпись]

/ЖУРАВЛЕВ/

Резолюции на документе: синим карандашом:
«Т[ов.] Герсонский. Установить лично связь с „Альбертом“. 26/ХІ. [Подпись]»; простым карандашом: «В[есьма] срочно. Т[ов.] Смолкину. Свяжитесь и назначьте явку „Альберту“ в гост[инице] „Континенталь“ сегодня, 30/ХІ, в 14 часов. 30/ХІ. [Подпись]».

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.ІІ, л.78. Машинопись. Оригинал.


Агентурное  донесение секретного сотрудника «Альберт» о высказываниях А.П.Довженко в  адрес партийной организации Киевской киностудии художественных фильмов, кинорежиссера Л.Д.Лукова, относительно вступления в партию, других вопросах

г. Киев, не ранее 22 ноября 1940 г.


СТРОГО СЕКРЕТНО

ІV отдел НКВД УССР 6-е отделение

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

ИСТОЧНИК: «АЛЬБЕРТ»

Принял: 4 ноября 1940 года

начальник 6-го отделения 2-го отдела УГБ ГЕРСОНСКИЙ


СОДЕРЖАНИЕ ДОНЕСЕНИЯ

По приезде в Киев 22 ноября я по приглашению ДОВЖЕНКО  был у него в гостях дома в Липках. ДОВЖЕНКО показывал мне приобретенную  им литературу в Черновицах и Львове, долго беседовал на разные темы,  преимущественно связанные с жизнью Киевской киностудии.


ДОВЖЕНКО говорил: «Нина Владимировна (т. е. ЭЙДЕМАН–  секретарь парторганизации студии) – это одноглазая ворона, и окружающие ее люди смотрят на мое назначение худож[ественным] руководителем[26] косо.  Вообще фабричное „политбюро“ не в восторге от того, что я делаю на студии. Они долго заправляли на студии, а теперь их командованию пришел конец, и они бесятся.

Вот приехал САВЧЕНКО из экспедиции, и они вывесили  огромный плакат: „Привет съемочной группе “Богдан Хмельницкий”“. Зачем  это? Зачем такая нескромность?

Потом они всемерно раздувают выдвижение ЛУКОВ картины „Большая жизнь“ на Сталинскую премию[27]. Они приняли статью в „Правде“[28] всерьез. Да и сам ЛУКОВ стал настолько нескромен, что я к нему меняю свое  отношение. Он каждый раз показывает мне свои „достижения“: письма,  рецензии и т.д. Откуда такая нескромность? Противно это.
«Большая жизнь». Реж. Леонид Луков. 1939
«Большая жизнь». Реж. Леонид Луков. 1939
Всю жизнь я стремился найти скромного, культурного  человека, который работал бы на студии, помогал бы мне. В Ленинграде  есть такие скромные люди, как АРНШТАМ[29], РАПОПОРТ[30]. А в Киеве нет. Я в свое время взял в Киев САВЧЕНКО, а он теперь стал мне настоящим врагом. Это – рыжий, злобный человек».

Далее ДОВЖЕНКО говорил о своем предстоящем вступлении в партию. Говорил о том, что кончил, наконец, писать свою автобиографию. Получилось большое, длинное произведение. Обещал показать. В этот вечер [это] не удалось [сделать], так как он уехал к грузинам (на встречу с грузинской делегацией).

Об этой встрече был отдельный разговор. ДОВЖЕНКО сперва не хотел идти, потом ему позвонил (в кабинет директора студии) тов. Н.С.ХРУЩЕВ и пригласил его, после чего он пошел. СОЛНЦЕВА тогда получила письменное приглашение, но сперва не хотела итти. Она сказала, что возмущает неровность отношения к ней: то ее приглашают, то нет. ДОВЖЕНКО же уговаривал ее пойти. В конечном счете, она пошла.

В общих разговорах (в присутствии СОЛНЦЕВОЙ) вспомнили о самоубийстве ОХРИМЕНКО[31]. ДОВЖЕНКО рассказывал СОЛНЦЕВОЙ, что ОХРИМЕНКО покончил с собой после небольшой выпивки с Максимом РЫЛЬСКИМ[32];  что в прошлом (или позапрошлом) году в аналогичной обстановке покончил с собой брат ОХРИМЕНКО и т. д. Ничего существенного, ни внешне информационного он не рассказал. СОЛНЦЕВА очень сожалела об ОХРИМЕНКО.

Когда ДОВЖЕНКО прилег после обеда отдохнуть, СОЛНЦЕВА рассказала историю своей встречи с генерал-лейтенантом Г.Г.СОКОЛОВЫМ[33],  который якобы влюбился в нее во время пребывания в Черновицах. Об этом  она шутливо упоминала и при ДОВЖЕНКО; но после того, как он прилег,  рассказала подробно с большим интересом о встрече в Буковине (знакомство  произошло в связи с необходимостью получения разрешения на съемки на  границе), о телефонном разговоре в Москве и, наконец, о встрече в Киеве в  вагоне поезда, когда ген[ерал] СОКОЛОВ проезжал из Москвы через Киев.  Говорила о том, как сильно увлечен ею генерал СОКОЛОВ. Упоминала фамилии людей, наблюдавших его чувство к ней (ген[ерал]-майоры НИКОЛЬСКИЙ и ПЕТРОВ).

Во время пребывания у ДОВЖЕНКО мне удалось из разговоров установить следующие связи:

1) ДУДКО[34] – хирург, очень близкий человек, часто бывает.

2) ПОПОВ Демьян Владимирович – врач-гомеопат, пользуется большим уважением, бывает в гостях.

3) ЛЯТОШИНСКИЙ Борис Николаевич – композитор, очень дружен, бывает иногда в гостях.

4) КОСТЕЦКИЙ – художник, рисует большой портрет ДОВЖЕНКО у них в доме.

Примечание Т[ов.] Кобушко.

1. Что есть на Костецкого (художника), продумайте  целесообразность его «В» , предварительно изучив его связи через  «Сергеева» и др.

2. Т[ов.] Смолкину надо перепроверить, действительно ли Костецкий систематически поддерживал отношения с Довженко.

3. Послана ли выписка о Солнцевой в о[собый] о[тдел] КОВО.

4. Агент. […] донесений «Альберта» направить в Москву.

Верно: [подпись]

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.1, ч.ІІ, лл.357-360. Машинопись на бланке. Заверенная копия.


Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» о кадровой политике А.П.Довженко на Киевской киностудии художественных фильмовг.

Киев, не ранее 2 декабря 1940 г.


СТРОГО СЕКРЕТНО

ІV отдел НКВД УССР 6-е отделение

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

ИСТОЧНИК: «АЛЬБЕРТ»

Принял: 4 ноября 1940 года

начальник 6-го отделения 2-го отдела УГБ
ГЕРСОНСКИЙ

СОДЕРЖАНИЕ ДОНЕСЕНИЯ

В проводимой А.П.ДОВЖЕНКО политике так назыв[аемой]  украинизации Киевской киностудии наблюдаются серьезные искажения  правильной партийной линии в этом вопросе, сводящиеся к следующему:

Еще не подобрав новых режиссеров-украинцев, ДОВЖЕНКО энергично и злобно выживает со студии имеющиеся режиссерские кадры (ПЕНЦЛИН, АННЕНСКИЙ[35], САДКОВИЧ и другие), мотивируя тем, что надо расчистить место для украинцев[36]. Конечно, все эти режиссеры получат без особого труда постановки на других  киностудиях, дело не в их судьбе. Но Киевская студия может остаться без  значительной части своих, в общем качественно небогатых, режиссерских кадров, что еще утяжелит положение студии.

Подбор и выдвижение новых режиссеров-украинцев идет, главным образом, по принципу стягивания и консолидации вокруг себя людей, покорных ДОВЖЕНКО, исключительно слепо идущих за ним, например:

1) Выдвигается в качестве «молодого украинского  кадра» ассистент ДОВЖЕНКО М.ВИНЯРСКИЙ – еврей, подхалим ДОВЖЕНКО, переехавший с ним в Киев из Москвы, человек, не гнушающийся лакействовать перед ДОВЖЕНКО, разыгрывающий перед ним «ученика», хитрый,  беспринципный, пройдошливый парень. ВИНЯРСКИЙ не лишен некоторых  способностей, но непонятно, в чем его преимущества (политические,  деловые), скажем, перед ПЕНЦЛИНЫМ?

2) Выдвигается ассистент режиссера ИЩЕНКО[37] на самостоятельную постановку – незнающий кино, сумбурный, неприжившийся в театре человек. В деловом отношении стоит гораздо ниже даже такого режиссера, как АННЕНСКИЙ. Поручение ИЩЕНКО самостоятельной постановки было бы пагубным.

3) ДОВЖЕНКО добивается приглашения на студию и поручения постановки театральному режиссеру ДОВБИЩЕНКО[38], который на студии уже работал и, по словам многих работников, положил на полку (т. е. сделал брак) свою картину[39] (документальную).

4) В последние дни ДОВЖЕНКО заговорил о необходимости выдвижения ассистента режиссера ЛЯХОВЕЦКОГО[40] – малоодаренного, безвольного, пассивного человека.

5) ДОВЖЕНКО добился поручения постановки ИГНАТОВИЧУ[41] – бывшему на студии вторым режиссером.  ИГНАТОВИЧ, несомненно, в деловом отношении самый сильный из всех лиц,  выдвигаемых ДОВЖЕНКО. Однако, при всем том, он несравненно слабее,  скажем, даже ПЕНЦЛИНА или АННЕНСКОГО, которые сами по себе отнюдь не принадлежат к высококвалифицированным режиссерам.

Кроме того, ИГНАТОВИЧ – выученик КУРБАСА[42], и это наложило на него неизгладимый отпечаток. Политическое его лицо неясно. Приступая к постановке фильма «Борислав сміється»[43],  он сразу же с благословения ДОВЖЕНКО стал искажать это задание,  выпячивая в режиссерском сценарии роль крестьянина ПИВТОРАКА и, наоборот, сводя на второй план роли рабочих-бунтарей. Кроме того,  ИГНАТОВИЧ сразу проявил себя как покорный «ученик» ДОВЖЕНКО. ДОВЖЕНКО  под давлением «подкрепил» ИГНАТОВИЧА еще одним режиссером – КУЧВАЛЬСКИМ[44] (тоже слабым).

6) КРАСИЙ[45] и ВОЛОДАРСКИЙ[46] поставили в прошлом совместно картину «Кубанцы» – слабая картина. ВОЛОДАРСКОГО ДОВЖЕНКО хочет уволить со студии. КРАСИЮ добивается дать самостоятельную постановку. КРАСИЙ – подхалим, хитрый, организационно ловкий человек, с очень ограниченными творческими данными.

Один из доносов на Александра Довженко. Фото: Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины
Один из доносов на Александра Довженко. Фото: Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины

Наряду с этим, ДОВЖЕНКО сознательно и активно отталкивает от студии многих украинцев, ценных для студии, а именно:

1) БУЧМА А.М.[47] выразил желание совместно еще с кем либо поставить сценарий «Олекса ДОВБУШ»[48].  Была проведена большая подготовка, все согласовано в ЦК, в Москве и т. д. Но вдруг БУЧМА не приступает… Почему? По студии идут упорные слухи (об этом мне говорили ЮРКО[49], ЦАП[50], СИРОТА[51] и  др.), что ДОВЖЕНКО отговорил БУЧМУ. Это вполне вероятно, ибо в личных  беседах в Киеве ДОВЖЕНКО говорил, что относится резко отрицательно к приглашению БУЧМЫ.

2) ДОВЖЕНКО очень отрицательно относится к КОРНЕЙЧУКУ. Раньше это выявлялось в открытой форме. Сейчас это более замаскировано. В личных беседах в Москве ДОВЖЕНКО много раз ругал КОРНЕЙЧУКА, говорил о нем как о карьеристе, малоодаренном писателе,  плохом человеке, зазнайке и т. д. В последнее время ДОВЖЕНКО стремится к дискредитации и отталкиванию от студии КОРНЕЙЧУКА путем опорочивания его пьесы «В степях Украины», путем всяческого отдаления момента включения постановки в кино этой пьесы в план и т. д. Резкая неприязнь ДОВЖЕНКО к КОРНЕЙЧУКУ – общеизвестна.

3) Резко отрицательно относится ДОВЖЕНКО к растущему способному режиссеру Киевской студии коммунисту, украинцу И.А.САВЧЕНКО.

Игорь Савченко
Игорь Савченко

Чрезвычайно характерно, что, ратуя за украинских  режиссеров, ДОВЖЕНКО всеми мерами дискредитирует САВЧЕНКО, не  останавливается перед тем, чтобы издеваться над тем, что т. Савченко  «рыжий», […][52] «САВЧЕНКО неприятный человек» и т. д.

ДОВЖЕНКО требовал у директора студии снятия плаката  со словами привета группе «Богдан Хмельницкий». ДОВЖЕНКО устроил (30.ХІ)  крупнейший скандал директору студии за то, что тот предложил САВЧЕНКО  помогать КРАСИЮ в работе над картиной.

Отрицательное отношение ДОВЖЕНКО к САВЧЕНКО является общеизвестным.

––––––––

Уже одних этих фактов достаточно для того, чтобы сделать некоторые выводы о направлении «украинизации» в Киевской киностудии.

Выдвигая СОЛНЦЕВУ, ВИНЯРСКОГО, ДОВБИЩЕНКО, ИГНАТОВИЧА  и т. п., ДОВЖЕНКО одновременно тормозит активное участие в работе студии  КОРНЕЙЧУКА, БУЧМЫ, САВЧЕНКО и т. п. Вместе с тем, со студии изгоняются (фактически лишаются постановки) режиссеры, давшие студии картины среднего уровня («Истребители, «Пятый океан»[53]).

Такая политика ДОВЖЕНКО вызывает исключительно нездоровую, лихорадящую студию обстановку, чувство неуверенности у всех работников, полную зависимость от его ежедневно меняющегося настроения.

Известно, что ДОВЖЕНКО – человек неустойчивый, повседневно меняющий свои взгляды на людей и на дела в зависимости от настроения. При проведения «украинизации» студии ДОВЖЕНКО зачастую под  флагом «украинизации» пытается сорвать то или иное мероприятие, движимый, на мой взгляд, совершенно непонятными субъективными побуждениями. Приведу один, достаточно яркий пример.

В Москве художественный руководитель Главка режиссер РОММ и нач[альник] сценарного отдела Комитета АСТАХОВ при мне рекомендовали ДОВЖЕНКО включить в план Киевской студии постановку фильма «Адам МИЦКЕВИЧ». В поисках сценариста РОММ остановился на кандидатуре  СПЕШНЕВА[54].  СПЕШНЕВ – средний сценарист-профессионал, друг РОММА. ДОВЖЕНКО сразу согласился, СПЕШНЕВ получил заказ, написал сюжетную заявку, пошла  переписка…

При мне же в Киеве 2.ХІІ нач[альник] сценарного отдела студии ставит перед ДОВЖЕНКО вопрос: будем ставить фильм о МИЦКЕВИЧЕ[55]  или нет? ДОВЖЕНКО отвечает в общем утвердительно, но фактически запутывает дело: «Зачем нам прибегать к сценаристу из Москвы? Неужели нельзя было бы найти автора в Киеве?».

Не встретив поддержки, он начал придумывать другой вариант: «Надо связать СПЕШНЕВА с каким-нибудь литературоведом,  например, с Еленой УСИЕВИЧ…» Ему говорят, что литературоведа можно взять как консультанта, но не как соавтора сценария. Короче говоря, разговор  расстроился, свелся ни к чему.

Казалось бы, что в данном случае ДОВЖЕНКО стоял за украинских авторов[56]. Но буквально через полчаса в личной беседе ДОВЖЕНКО сказал мне, что хочет собрать в ЦК украинских писателей и разгромить их, заставить  работать вместе с московскими сценаристами (?..).

Путаница – налицо. Субъективный, сугубо личный, по настроению, подход.

Примечание. Тт. Кобушко и Смолкину. Ознакомиться с этим донесением.

При посещении киностудии в разговорах с Юрко и др. осторожно сориентировать, каково положение на сегодня с расстановкой и использованием режиссерских кадров.

Надо определить «кадры» Довженко на студии, на кого он опирается, кого привлек и думает привлечь.

ВЕРНО: [подпись]

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.1, ч.ІІ, лл.361-367. Машинопись на бланке. Заверенная копия.


Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» об отношениях А.П.Довженко с заместителем председателя СНК УССР Ф.А.Редьког.

Киев, 4 декабря 1940 г.

СТРОГО СЕКРЕТНО

2-й отдел НКВД УССР 6-е отделение

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

ИСТОЧНИК: «АЛЬБЕРТ»

Принял: 4 декабря 1940 года

начальник отделения ГЕРСОНСКИЙ

СОДЕРЖАНИЕ ДОНЕСЕНИЯ

В Москве неоднократно ДОВЖЕНКО упоминал в личных беседах со мной имя украинского руководящего работника – зампредседателя СНК УССР РЕДЬКО[57].

Говорил он о нем без особого уважения, но все же положительно. Складывалось впечатление, что РЕДЬКО – единственный украинский руководящий работник, к которому ДОВЖЕНКО относится хорошо.Приведу следующие факты:

ДОВЖЕНКО упоминал, что он бывал с РЕДЬКО на охоте осенью этого года; отзывался очень положительно о проведенном вместе времени.
ДОВЖЕНКО подробно рассказывал о каком-то совещании по вопросам  архитектуры, на котором присутствовал (или председательствовал) РЕДЬКО.  На этом совещания ДОВЖЕНКО выступил с большой речью, в которой (по его  словам) он поставил острые вопросы, смутившие всех присутствовавших.  Например, он сказал, что надо восстановить на церквях кресты и т. д.[58] Упоминал, что на этом совещании был еще художник (или архитектор) профессор КРИЧЕВСКИЙ[59], которого речь ДОВЖЕНКО особенно смутила.
Упоминал о своих разговорах с РЕДЬКО об украинской культуре, о своих  планах украинизации Киевской киностудии. По рассказу ДОВЖЕНКО, по тону его рассказа, видно было, что он нашел у РЕДЬКО полное сочувствие своим  планам увольнения со студии неукраинцев[60].
В связи со слухом об аресте академика ВАВИЛОВА[61] ДОВЖЕНКО рассказывал о том, что слыхал от РЕДЬКО, что методы академика ЦИЦИНА[62] на Украине потерпели, якобы, крах, и что РЕДЬКО с сокрушением говорил о том, что «у нас спешат с экспериментами».
Помнится, был еще какой-то разговор о западных областях УССР, о плохом качестве наших работников, посланных туда. В этом разговоре тоже  упоминался РЕДЬКО.

Подчеркиваю: ДОВЖЕНКО говорил о РЕДЬКО без особого уважения, но явно положительно, несколько снисходительно и, вместе с тем, дружески.

В Киеве упоминаний о РЕДЬКО не было. Однако в Киеве я дважды слыхал от других о близости ДОВЖЕНКО и РЕДЬКО, а именно:

1) СИРОТА А.Г. – нач[альник] сценарного отдела киностудии, рассказывая мне о чудачествах ДОВЖЕНКО, о его своевольничании, рассказывал также и о том, что на одном совещании в СНК  УССР, где обсуждалось архитектурное оформление нового моста, ДОВЖЕНКО выступил с большой речью, о которой ДОВЖЕНКО сам рассказывал СИРОТЕ. Шла речь об оформлении моста, проект которого в основном уже был утвержден ЦК и СНК. ДОВЖЕНКО заявил, что сам факт утверждения его не касается, что несмотря на утверждение, проект никуда не годится и т. д. После речи ДОВЖЕНКО наступила тишина, а ДОВЖЕНКО сказал: «Все, теперь можно расходиться». Но потом, вспомнив о РЕДЬКО, который председательствовал, ДОВЖЕНКО с комическим оттенком извинился, что присваивает себе права председателя, и тогда выступил РЕДЬКО.

СИРОТА рассказывал все это с целью показать, что с ДОВЖЕНКО невозможно «справиться», что он в качестве художественного руководителя студии не годится. Мол, раз зампред СНК ничего с ним не может поделать, то, тем более, мол, на студии с ним не «справятся».

Из этого разговора опять таки можно сделать предположение о большом влиянии ДОВЖЕНКО на РЕДЬКО.

2) 3.ХІІ я был с ЮРКО (директор Киевской студии) у артиста БУЧМЫ. Ожидая его прихода (ушли, не дождавшись), мы рассматривали коллекцию охотничьих ружей на стене. Зашла речь об охоте;  во время разговора ЮРКО рассказал, что ДОВЖЕНКО ездит на охоту с РЕДЬКО, что на этой почве у них дружба.

Верно: [подпись]

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.1, ч.ІІ, лл.377-379. Машинопись на бланке. Заверенная копия.


Агентурное донесение секретного сотрудника «Альберт» о недостатках в работе Киевской киностудии художественных фильмов

г. Киев, 5 декабря 1940 г.


СТРОГО СЕКРЕТНО

ІV отдел НКВД УССР 6-е отделение

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

ИСТОЧНИК: «АЛЬБЕРТ»

Принял: 5 декабря 1940 года.

нач[альник] 6-го отделения 2-го отдела ГЕРСОНСКИЙ

СОДЕРЖАНИЕ ДОНЕСЕНИЯ

Основные причины плохой работы Киевской киностудии сводятся, на мой взгляд, к следующему:

1) Отсутствие политически актуальных и художественно ценных сценариев. Брак по картинам «Годы молодые», «Фроим Сокол», «Здравствуй, Владивосток», огромные переделки по картинам «Академики», «Ветер с Востока» – связанные с недоброкачественностью пускаемых в производство сценариев.

Этот важнейший участок на студии абсолютно не обеспечен. Смешно сказать, заготовкой сценариев занимается три человека:  СИРОТА, ДОЛЬД[63], ЛАЗУРИН[64],  из которых первый – преимущественно организатор, второй – сам пишет  сценарии (рвач, работает и для театра и для других мест, мало заботится о  студии), третий (ЛАЗУРИН) – человек усталый, малоактивный.

Такое беспомощное положение сценарного отдела  является первой крупнейшей причиной отсутствия сценариев и, отсюда –  плохой работы студии.

2) Резкий недостаток на студии квалифицированных режиссеров. Только ДОВЖЕНКО, ЛУКОВ, САВЧЕНКО и РООМ могут считаться  квалифицированными режиссерами. Такие же люди, как КАВАЛЕРИДЗЕ[65], ШМИДТГОФ[66], САДКОВИЧ, АННЕНСКИЙ, ПЕНЦЛИН, хотя и могут давать картины, но только среднего уровня. Ими надо руководить, а руководить некому. Числящиеся же на студии режиссеры ФРЕНКЕЛЬ[67], ШТРИЖАК[68], ГРИЧЕР[69], УМАНСКИЙ[70], хотя и занимаются постановкой фильмов, но систематически дают брак, деквалифицировались из-за долгих простоев и т. п.

Правильно было бы перевести в Киев 2-3 опытных режиссеров из Москвы и Ленинграда, продумано расставить кадры. До сих пор это не делалось. Поэтому многое зависело от плохой работы режиссеров.Надо учесть, что и РООМ, являясь квалифицированным  режиссером, делает большие политические ошибки, в частности при постановке фильма «Ветер с Востока».

То, что делает (и пытается делать) ДОВЖЕНКО в плане украинизации режиссерских кадров, я описываю отдельно.

3) Отсутствие на студии крепкого директора. Это прямая трагедия Киевской студии. СЕМЕНОВ[71], ИЦКОВ, КАНТОРОВИЧ[72] – все они работали недолго, временно, не успевши войти в курс дела, как их убирали по тем или иным причинам.

Новоназначенный директор ЮРКО по своим деловым качествам не соответствует назначению, абсолютно не способен руководить крупным художественным и хозяйственным коллективом. Семь месяцев его  пребывания на студии достаточны, чтобы его точно определить. Его  нерешительность, колебания, слабоволие, отсутствие малейших навыков к  практической работе, медленность, полное непонимание своих задач и  незнание людей, его неспособность противостоять ДОВЖЕНКО – ставят его в  отчаянное положение.

Надо сигнализировать, что сплоченная группа руководящих работников студии (партийных старых) ведет самую непримиримую борьбу против ЮРКО, заявляя о своем недоверии ему. ЭЙДЕМАН, БРОДСКИЙ[73], КАНЕВСКИЙ[74] (член бюро), ЦАП, СИРОТА в один голос говорят, что ЮРКО надо снять. Говорят правильно, но слишком много, причем иногда забывают о необходимости работать, компенсировать недостатки ЮРКО своей работой.

Такое положение на студии при наличии еще одной сложности – ДОВЖЕНКО – является невозможным для практической работы, неприемлемым.

Без устранения этих недостатков в руководстве студией невозможно ее поднять. Нужен крепкий директор, который бы работал на студии 2-3 года подряд, имея большую поддержку ЦК и Ком[ите]та п[о] д[елам] кино.

4) ДОВЖЕНКО. Его роль в развитии Киевской студии нуждается в глубоком анализе. Внешне он поднимает студию своим талантом, своей заботой о внешней культуре (сад, огород, цветы и т. д.), много отдает времени общественной жизни.

Но если заглянуть глубже, ДОВЖЕНКО систематически разваливает студию, ослабляет единоначалие, вносит массу сумбурных, неправильных предложений, систематически подрывает дисциплину и авторитет руководства, а также большинства режиссеров. Достаточно упомянуть, что вчера вечером 4.ХІІ после просмотра материала, СОЛНЦЕВА сказала мне: «ДОВЖЕНКО хорош только для себя, его советы другим всегда неточны и двусмысленны. Он – не педагог». Это большая и важная проблема.

Для оздоровления Киевской студии ДОВЖЕНКО должна быть создана отдельная мастерская во 2-м корпусе студии, а основная студия должна быть резко, категорически, организационно и практически отделена от него.

Примечание. Т[ов.] Герсонский. Как идет дело с  подбором хорошей кандидатуры на вербовку под Довженко. Надо форсировать  это мероприятие и как можно быстрее. [Подпись]. 23.ХІІ.40 г.

«Альберт» хотя и близок к Д[овженко], но он не дал нам глубокого анализа деятельности Д[овженко] и [Киевской] киностудии. То, что он сообщает, мы знали и без него, даже больше.  [Подпись].

Верно: [подпись]

Александр Довженко
Александр Довженко

Справка: «Альберт» – агент 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР. Связь с ним в Киеве осуществлялась по заданию Москвы.

Донесение частично использовали в спецдоклад[е] о настр[оениях] укр[аинской] интеллигенции.

Копия донесения направляется в Москву. [Подпись]

На первой странице документа резолюция фиолетовыми чернилами: «Тов. Смолкину. Доложите намеченную для „В“ кандидатуру. [Подпись]. 25/ХІІ».

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.1, ч.ІІ, лл.373-376. Машинопись на бланке. Заверенная копия.

Конец второй части. Продолжение следует…

Примечания


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded