dem_2011

Category:

«Его расстреляли у всех на глазах» — случай, который перевернул жизнь моего отца

Авторы:
СИМОН, архиепископ Брюссельский и Бельгийский
КИСЕЛЕВА Ирина 

Архиепископ Брюссельский и Бельгийский Симон, фото Ирины Киселевой
Архиепископ Брюссельский и Бельгийский Симон, фото Ирины Киселевой

Мой  отец Николай Дмитриевич Ишунин, ученик декоратора и скульптора Сергея  Евсеева, прославившегося как автор памятника Ленину у Финляндского  вокзала, многие годы был художником-постановщиком в ленинградских  театрах. Он работал с Георгием Товстоноговым, Кириллом Лавровым, помогал  оформлять выступления Игоря Кио, Аркадия Райкина… До последних дней  сохранял он самые теплые, дружеские отношения с Ефимом Копеляном.

Творчество, интересный круг общения, неплохой заработок — казалось бы, живи и радуйся. И только моя бабушка Анастасия, папина мама, всегда говорила сыну: “Коля, ты будешь священником”. Она была из Белой Церкви, княжеского рода, сильная неординарная личность. Бабушка умерла в блокаду, и, к сожалению, все ее воспоминания, дневники, стихи — все пропало… И где она похоронена, я не знаю — где-то в братской могиле.

Николай и Тамара, родители архиепископа Симона
Николай и Тамара, родители архиепископа Симона

А в 1941-м папу призвали на фронт. Он воевал на Невском пятачке, там, где шли самые жестокие и кровопролитные бои. Вспоминать об это он не любил и только всегда повторял, что жизнь человеческая там не стоила и гроша. 

Но среди всех виденных им на войне смертей его особо потряс один случай. Они шли в сторону Невы, переход был тяжелый. Вдруг слышат отчаянный крик кого-то из солдат: 

— Ребята, я патрон потерял!

А надо понимать, чем в то время грозила такая оплошность — винтовок и боеприпасов в первые месяцы войны катастрофически не хватало. Этого солдата комиссар расстрелял — прямо перед строем, у всех на глазах. Командование объяснило столь жесткий приговор тем, что потерянный патрон скорее всего достался врагам, и вообще потеря любого оружия считалось изменой Родине. Но когда они подошли к Неве, оказалось, что эти патроны валяются там повсюду. И отец никак не мог понять, почему человека лишили жизни из-за одного патрона… Пусть бы он дошел до Невы и погиб в бою, защищая Родину. Но умереть так абсурдно, так нелепо….

Может быть, именно этот случай и решил его судьбу — отец дал клятву: если по милости Божией останется жив, посвятит всего себя служению Христу и Церкви.

В первом ряду четвертый справа – отец Николай Ишунин, священник Николо-Богоявленского Морского Собора в Ленинграде, 60-е годы / Фото из архива Николо-Богоявленского Морского собора
В первом ряду четвертый справа – отец Николай Ишунин, священник Николо-Богоявленского Морского Собора в Ленинграде, 60-е годы / Фото из архива Николо-Богоявленского Морского собора

Демобилизовали его в 1942 году. И он снова окунулся в жизнь театра. Но однажды, в первый послевоенный год, купил газету “Ленинградская правда”, увидел объявление: “В городе открылись духовные школы. Поступить могут все желающие”, вспомнил обещание, данное на Невском пятачке и предсказание бабушки и сделал кардинальный шаг — бросил все и в 1947 году поступил в духовную семинарию. 

Что приводит человека к его истинному призванию? Случай? Стечение обстоятельств? А может, искренне любящие нас близкие? В 1948 году папа принял священнический сан и всегда оставался для меня примером для подражания.

Подготовила Ирина Киселева

Источник

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded