dem_2011

Кто вы, мистер «Альберт»? Александр Довженко в документах советских спецслужб. Часть вторая (начало)

Александр Довженко
Александр Довженко

Агентурное донесение №1201 секретного сотрудника «Альберт» о настроениях А.П. Довженко и Ю.И. Солнцевой

г. Москва, 21 августа 1939 г.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ №1201

5-е отделение 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР

21 августа 1939 г.

ИСТОЧНИК: «АЛЬБЕРТ»

Принял: ИЛЬЯШЕНКО

ДОВЖЕНКО А.П. и СОЛНЦЕВА Ю.И.

В последнее время (14-21/VІІІ) источник имел ряд бесед (в Комитете [по делам кинематографии] и в антрактах актива Кинокомитета) с ДОВЖЕНКО и СОЛНЦЕВОЙ, порознь.

ДОВЖЕНКО настроен неважно, даже плохо. Несмотря на то, что с трибуны он говорил, что удовлетворен докладом БОЛЬШАКОВА[1], мне он сказал, что доклад – «ученический», «плохой» и т.д. О выступлении тов. ВЫШИНСКОГО[2]  на активе ДОВЖЕНКО говорил, что это выступление – поверхностное,  рассчитанное на внешний эффект, что «ВЫШИНСКИЙ не захотел углубиться в  проблемы, поднятые на активе режиссерами»[3].

ДОВЖЕНКО говорил далее, что на Украине он много охотился, что город ему надоел, и т. д. Сильно ругал директора Киевской киностудии ИЦКОВА.

У него была длительная беседа с ЧЕРНЯВСКИМ Л.Н[4] (зав[едующий]  сценарным отд[елом] Комитета). Я зашел в Комитет во время этой беседы и  слышал отчетливо, что речь шла об аресте В.МЕЙЕРХОЛЬДА. ЧЕРНЯВСКИЙ,  удивленно разводя плечами, говорил: «Да… МЕЙЕРХОЛЬД… не понимаю…»

СОЛНЦЕВА несколько раз охотно заходила ко мне в Комитет – побеседовать.

Снова много, пространно рассказывала о своем увлечении одним партийным  работником (я об этом уже писал – в предыдущих сводках). Упомянула, что  он «красный профессор», молод, «имеет много заграничных вещей», любит  ее меньше, чем она его[5], очень[6].

Эта ее исключительная откровенность прямо удивительна, особенно, если учесть, что в момент окончания «Щорса» (и после того) она, как я сообщал, усиленно отталкивала ДОВЖЕНКО от меня.

Сегодня она мне по секрету рассказала, что собирается ставить картину по сценарию С.КАНЕВСКОГО (редактор главка худож[ественных] фильмов) на тему о Рамзине[7]. С этой целью она уехала в Болшево, где сейчас находится КАНЕВСКИЙ.

Настроение у СОЛНЦЕВОЙ очень нервозное. Она явно чем-то очень возбуждена. Возбуждение это, м[ожет] б[ыть], объясняется любовной интригой, о которой она мне рассказывала.

Юлия Солнцева
Юлия Солнцева

О том, что «Щорс» не послан на международный кинофестиваль, ни она, ни ДОВЖЕНКО ничего не говорили. Но сегодня ДОВЖЕНКО не видно, говорят, что он вчера узнал об этом и уехал в Киев расстроенный.

Верно:

ОПЕРУПОЛН[ОМОЧЕННЫЙ] 5-го ОТД[ЕЛЕНИЯ] 2-го ОТДЕЛА ГУГБ [подпись]

(ИЛЬЯШЕНКО)

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.І, лл.13-15. Машинопись на бланке. Заверенная копия.

Агентурное  донесение №1238 секретного сотрудника «Альберт» о неотправлении на Международный каннский кинофестиваль фильма А.П.Довженко «Щорс» и других вопросах

г. Москва, 28 августа 1939 г.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ №1238

5-е ОТДЕЛЕНИЕ 2-ГО ОТДЕЛА ГУГБ НКВД СССР

28.VІІІ.1939 г.

ИСТОЧНИК: «Альберт»

Принял: ИЛЬЯШЕНКО

Ю.И.СОЛНЦЕВА

Вернулась из Болшевского дома отдыха[8] и сообщила источнику следующее:

«ДОВЖЕНКО звонил мне из Киева; он невероятно возмущен тем, что на Международный кинофестиваль в Канны не послан „Щорс“[9].  Еще больше возмутило его то, что он виделся перед отъездом с  БОЛЬШАКОВЫМ, и тот ни словом не обмолвился об этом, не предупредил его.  ДОВЖЕНКО поручил мне зайти к БОЛЬШАКОВУ, выразить свое удивление и недовольство и выяснить, чье это решение. Если это решение Комитета [по делам кинематографии], то выход ясен. Если же это решение „сверху“, то и  оспаривать нет смысла. Я была у БОЛЬШАКОВА, исполнила просьбу ДОВЖЕНКО,  но ничего не добилась…»

Об этом СОЛНЦЕВА дала в Киев телеграмму ДОВЖЕНКО.

«Щорс». Реж. Александр Довженко. 1939
«Щорс». Реж. Александр Довженко. 1939

В следующую встречу СОЛНЦЕВА внезапно рассказала, что она имела встречу с УМАНСКИМ – полпредом СССР в США. При этом она сказала, что УМАНСКИЙ с давних пор большой ее приятель. Она сказала, что она «из одного кружка с ЛЯЛЕЙ МИРЦЕВОЙ»[10]. Ляля, или Лидия Михайловна МИРЦЕВА – давнешняя подруга СОЛНЦЕВОЙ, сотрудница И[сполнительного] к[омитета] Коминтерна; с ней немного был знаком в 1932-1935 гг. Она, по словам СОЛНЦЕВОЙ, живет[11] в Москве. В  свое время СОЛНЦЕВА рассказывала, что «Ляля» была замужем за каким-то  иностранцем, потом развелась с ним. СОЛНЦЕВА сказала, что УМАНСКИЙ  сообщил очень много интересного.

Приехавший сегодня из Болшево (из того же Дома отдыха) И.МАНЕВИЧ, редактор Гл[авного] упр[авления] по пр[оизводст]ву худ[ожественных] фильмов, хороший знакомый СОЛНЦЕВОЙ, не ссылаясь на источник информации, рассказал сегодня, что в Москве находится полпред  УМАНСКИЙ, что он абсолютно ничего не знал о заключении договора с  Германией[12]. «Даже удивительно, – сказал МАНЕВИЧ, – что такой крупный дипломат, как УМАНСКИЙ, не был поинформирован о заключении договора».

ОПЕРУПОЛН[ОМОЧЕННЫЙ] 5-го ОТД[ЕЛЕНИЯ] 2-го ОТДЕЛА ГУГБ [подпись]

/ИЛЬЯШЕНКО/

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.2, ч.І, лл.11-12. Машинопись на бланке. Оригинал.

Агентурное  донесение секретного сотрудника «Альберт» о впечатлении А.П.Довженко от  пребывания на западноукраинских землях, его высказываниях относительно  международной ситуации и других вопросах

г. Москва, 4 июня 1940 г.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

5-е отделение 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР

4 июня 1940 г.

ИСТОЧНИК: «Альберт»

Принял: ИЛЬЯШЕНКО

ДОВЖЕНКО А.П.

1 и 3 июня я имел продолжительные беседы с приехавшим из Киева ДОВЖЕНКО.

Эти беседы лишний раз и очень твердо укрепляют мои сомнения относительно политических настроений ДОВЖЕНКО. Я попытался получше использовать эти встречи для выяснения его настроений. Кое-что удалось, а именно:

1) ДОВЖЕНКО привез картину «Освобождение» (о Западной Украине). При просмотре и после просмотра мы беседовали о Западной Украине, и он сказал:

«Там теперь очень неспокойно. В горах многих убивают, да и в селах тоже. Массу народа вывозят оттуда вглубь страны. Работников туда дали ничтожных. Получается так, что столкнулась низшая культура с высшей. В одном месте убили руководящих работников, а когда приехал начальник ГПУ, то он сказал: „Так им, негодяям, и надо“, –  настолько подлые люди были эти руководители…
Среди наших работников, посланных туда, – масса  воров, мелких жуликов, мародеров. Все стараются как можно больше накупить не только для себя, но и спекулируют.
Из Киева поехал один театральный работник и вывез оттуда три рояля. Интеллигенты из Львова просто поражены: они не верят своим глазам, что у нас такое мародерство».

2) О международных делах ДОВЖЕНКО говорил следующее:

«Вероятно, в ближайшие же дни начнутся военные действия в Бессарабии и Буковине. Войска там уже стоят наготове. Выехали и операторы, и военные журналисты. Возможно, что и в Турции будут военные действия. Видимо, демократические режимы окончательно провалились. Наступила эра диктатур».

3) ДОВЖЕНКО очень неодобрительно высказался относительно последних награждений кинематографистов и политики награждений вообще. Он сказал:

«Эти ордена и медали – показатель бескультурья, а не культуры. Только в отсталых странах так много награждают».

4) ДОВЖЕНКО очень недоволен БОЛЬШАКОВЫМ. Он сказал:

«Мне кажется, что я не сработался с БОЛЬШАКОВЫМ. У меня ощущения, что между ним и мною уже установилось взаимное непонимание. Он – неумный человек с медным лбом».

ДОВЖЕНКО очень приглашал меня приехать в Киев. Мои отношения с ним снова улучшились в результате того, что я сообщил ему о желании писать о нем книгу.

Интересные сведения о ДОВЖЕНКО рассказал 3 июня быв[ший] директор киностудии в Киеве, теперь директор Минской студии ИЦКОВ:

«ДОВЖЕНКО уже 8 месяцев назад подал заявление в партию, и все время пишет автобиографию. Он пришел в партком и сказал:  „Я написал 28 страниц, хватит?“. Видать, он не хочет вступать. Когда в Киеве было арестовано руководство КП(б)У, то ДОВЖЕНКО страшно переживал. Он был очень близок к КОСИОРУ[13], ЛЮБЧЕНКО[14] и  др. Он мне сам говорил, что в течение полугода потом ожидал ареста и был в состоянии полной депрессии. К нему на Украине очень настороженное  отношение, неслучайно он не избран депутатом Верховного Совета. Он был близок к МЕЙЕРХОЛЬДУ и вообще он политически очень сомнителен».

Всеволод Мейерхольд под арестом. 1939.
Всеволод Мейерхольд под арестом. 1939.

СТ. ОПЕРУПОЛНОМ[ОЧЕННЫЙ] 5-го ОТД[ЕЛЕНИЯ] 2-го ОТДЕЛА ГУГБ НКВД

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ [подпись]

/ИЛЬЯШЕНКО/

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.1, ч.ІІ, лл.276-277. Машинопись на бланке. Оригинал.

Агентурное  донесение секретного сотрудника «Альберт» о критике А.П.Довженко председателя Комитета по делам кинематографии при СНК СССР  И.Г.Большакова, творческих замыслах и других вопросах

г. Москва, 14 июня 1940 г.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ

5-е отделение 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР

14 июня 1940 г.

ИСТОЧНИК: «Альберт»

Принял: ИЛЬЯШЕНКО

ДОВЖЕНКО Ал[ександр] Петрович

(кинорежиссер Киевской студии)

Продолжительная (свыше двух часов) беседа с ДОВЖЕНКО наедине была 5 июня 1940 года.

В этот день у него было отвратительное настроение в связи с тем, что БОЛЬШАКОВ не принимал его картины, требуя сокращений[15].

ДОВЖЕНКО очень резко и зло критиковал БОЛЬШАКОВА[16], говорил о том, что его нельзя «близко подпускать к искусству», что «кинематографии не везет на руководителей», и т. д.

Затем задел и другие темы. Прежде всего, он много говорил о своей предстоящей работе. Из его слов явствует, что ДОВЖЕНКО  будет всячески тянуть и отлынивать от быстрого вступления в производство. Он явно сомневается: ставить ли ему «Тараса Бульбу»? Тогда я попытался выяснить: что же он другое имеет в виду?

Он признался, что ему очень хочется поставить «Лесную  песню» Леси Украинки. С большим жаром рассказал он мне сюжет этой фантастической поэмы, главным действующим лицом которой является лесная фея – Мавка.

Стремление ДОВЖЕНКО делать эту сказку, крайне далекую  от действительности, грустную, – говорит о том, что настроения у него –  неважные не только на поверхности, но и в глубине, так как стремление к  такой теме является явным бегством от действительности.

Явно и резко критиковал ДОВЖЕНКО поведение режиссуры кино: «Разобщенность дошла до предела; все только и думают об устройстве  своих личных дел, о том, как бы съездить во Львов и накупить побольше  барахла. Никаких общественных интересов!».

Затем он стал расспрашивать меня, какими интересами  живут московские кинорежиссеры, бывают ли какие-либо интересные собрания  и т. д.

Перешел на львовские темы: «Там, в Западной Украине,  интеллигенция и простой народ удивляется, почему у нас так много воров. Один профессор говорил мне: „Я не возражаю против того, что у меня конфискуют часть имущества. Но меня возмущает, что это идет не государству, а отдельным ворам“. Интеллигенция смотрит и не может понять, что это делается…
У нас в Москве мне один человек сказал, что ему не нравится изысканная, лживая вежливость западноукраинских людей. Я ответил: лучше лживая вежливость, чем наше откровенное хамство. Наши люди приезжают во Львов, видят культурность в обхождении, в трамваях,  всюду и поражаются этой деликатности. У нас же грубость поощряется…»

После этого пошло сплошное критиканство: ДОВЖЕНКО самыми резкими словами критиковал московскую новую архитектуру.

Потом резко критиковал за отсутствие зелени на улицах, причем сказал: «Русским людям всегда приходилось бороться с лесами и они испытывают наслаждение, когда вырубают леса, деревья; а  украинцы всегда жили в степях и они любят зелень, дерево».

На политические, общие темы говорил мало и неохотно. С  большим сожалением говорил об угрозе Парижу и Лондону. Говорил о немецком вандализме. Говорил о том, что сообщение о перемене английского и французского послов в Москве – симптоматично, что СССР делает какой-то тонкий шаг, сдерживающий гитлеровскую агрессию. Очень хвалил речь ЧЕРЧИЛЛЯ[17] в парламенте.

Вернувшись ко внутренним темам, сказал, что ему внушает отвращение всякая мысль о Выборге, Териоках и т. д. «Это мертвые  места, мы оттуда выгнали, выжгли ни в чем неповинных людей. Не говорите мне об этих местах; кинематографисты уже спешат поездить, наслаждаться, а для меня – это тлен, могила».

СТ. ОПЕРУПОЛНОМ[ОЧЕННЫЙ] 5-го ОТД[ЕЛЕНИЯ] 2-го ОТДЕЛА ГУГБ

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСУД[АРСТВЕННОЙ] БЕЗОПАСНОСТИ [подпись]

/ИЛЬЯШЕНКО/

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.1, ч.ІІ, лл.278-280. Машинопись на бланке. Оригинал.

План агентурной разработки кинорежиссера А.П.Довженко

г. Киев, 8 июля 1940 г.

«УТВЕРЖДАЮ»

НАЧ[АЛЬНИК] 2-го ОТДЕЛА УГБ НКВД УССР

СТ. ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ

/ТКАЧЕНКО/

8 июля 1940 г.

ПЛАН

агентурной разработки  кинорежиссера ДОВЖЕНКО Александра Петровича, проходящего по  делу-формуляр №918 по окраске укр[аинский] к[онтр]р[еволюционер]

ДОВЖЕНКО А.П. проживает по улице Карла Либкнехта №8, кв.27, тел. 3-08-55 (дом СНК УССР).

Работает на Киевской киностудии художественных фильмов, Брест-Литовское шоссе №86, где имеет специальный павильон.

На протяжении ряда лет ДОВЖЕНКО поддерживал связь с украинскими писателями ЯНОВСКИМ, СМОЛИЧЕМ и БАЖАНОМ[18].

СМОЛИЧ проживает в г. Харькове и периодически бывает в Киеве.

В данное время ДОВЖЕНКО работает над организацией предстоящей олимпиады художественной детской самодеятельности.

Работу эту проводит совместно с украинским писателем ГЕРАСИМЕНКО, который систематически посещает квартиру ДОВЖЕНКО.

Прямой подход к ДОВЖЕНКО из агентуры имеют: «Петр Уманский», «Стрела» (г. Харьков) и «Павленко». Косвенный подход –  кинорежиссер «Актер», кинооператор «Тимофеев», композитор «Черный».

Кроме того, из 3-го отдела будет взят поступивший на работу к ДОВЖЕНКО шофером агент «Алексин», который также будет направлен на разработку ДОВЖЕНКО.

«Петр УМАНСКИЙ» – украинский писатель, личный друг ДОВЖЕНКО, в прошлом совместно с ним примыкал к украинской националистической группе. «УМАНСКИЙ» до 10 июля находится на курорте. По возвращении с курорта будет направлен на ДОВЖЕНКО.

Микола Бажан — писатель, ближайший друг Довженко и по совместительству — агент «Петр Уманский»
Микола Бажан — писатель, ближайший друг Довженко и по совместительству — агент «Петр Уманский»

«СТРЕЛА» – украинский писатель. Проживает в гор. Харькове. Приятель ДОВЖЕНКО, совместно с ним примыкал к националистической группе. Бывая в Киеве, встречается с ним. С 1 июля  уезжает в отпуск. По договоренности с нач[альником] 2-го отдела  Харьковского УНКВД «Стрела» до 1 июля выедет в г. Киев, где будет иметь встречу с ДОВЖЕНКО. Впредь периодически будет осуществлять с ним подобные встречи.

«Павленко» – украинский писатель, совместно с ДОВЖЕНКО разрабатывает план проведения олимпиады. Вхож в дом ДОВЖЕНКО, хорошо знаком с его женой. 23/VІ-40 г. тщательно проинструктирован и направлен на разработку ДОВЖЕНКО.

По возвращению «Актера» из Москвы и «Черного» из г. Львова, последние также будут направлены на разработку ДОВЖЕНКО.

По получении материалов от агентуры, после более тщательного изучения связей ДОВЖЕНКО, будут, возможно, произведены дополнительные вербовки.

По линии 2-го спецотдела

Установить «ПК» и литер «М». Совместно со 2-м спецотделом продумать возможность установки литер «Н».

По линии 3-го спецотдела

Установить наружное наблюдение сроком на 10 дней.

Своевременно информировать 2-й отдел УГБ НКВД СССР о выезде ДОВЖЕНКО в г. Москву для разработки его по гор. Москве через  имеющих к нему подход агентов «Художник», «Котин», «Гринвальд»,  «Альберт», «Викторов».

НАЧ[АЛЬНИК] 6-го ОТДЕЛЕНИЯ 2-го ОТДЕЛА УГБ НКВД УССР

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ

/ПРОХОРЕНКО/

« » июля 1940 года

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.1, ч.ІІ, лл.287-288. Машинопись. Копия.

Агентурное донесение №15971 секретного сотрудника «Альберт» о впечатлениях А.П.Довженко от поездки на Буковину и других вопросах

г. Москва, 24 июля 1940 г.

СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

АГЕНТУРНОЕ ДОНЕСЕНИЕ 15971

5-е отделение 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР

24 июля 1940 г.

ИСТОЧНИК: «Альберт»

Принял: ИЛЬЯШЕНКО

ДОВЖЕНКО А.П.

Много внимания ДОВЖЕНКО в своих высказываниях уделил  своим впечатлениям от поездки в Буковину: «Черновицы, – сказал он, –  чудесный город, культурный, приятный. Жить там – просто наслаждение.  Дом, в котором жил митрополит[19],  настолько прекрасен, что подобного ему нет в Москве. Народу там, в  Буковине, жилось гораздо лучше, чем у нас. Когда у нас едешь поездом, то  нигде не встретишь радостных лиц, нарядного убранства. Всюду убогость,  бедность, придавленность. Я считаю, что наш народ унижает и угнетает то,  что все у нас одеты в серый бушлат (т.е. монотонная одежда). А там все  красочно, весело, приятно».
ДОВЖЕНКО подробно описал наряды буковинских украинцев и продолжал: «На площади в Черновицах – карусели, всякие наивные народные развлечения. Так наши идиоты немедленно по приезде решили убрать с площади карусель. Вообще наши ведут себя там плохо; в  Зап[адной] Украине нас встречали в прошлом году изумительно, а теперь мы довели до того, что там ширится повстанческое движение. Гуцулов выселяли из пограничных районов, делали тысячи ляпсусов. Теперь тоже самое повторяют и в Буковине. Хватают без разбору людей правых и виноватых. НКВД работает плохо. Вот вам пример. У меня во Львове был шофер, еврей. Он просил меня, чтобы я устроил его «сексотом». Он говорил, что видел и начальника дефензивы[20], и др[угих] притаившихся поляков. Я поговорил с работниками НКВД, сопровождающими Хрущева[21].  Они записали, обещали. Теперь я встретил этого шофера в Черновицах. Он  работает шофером у корреспондента «Правды» ОСИПОВА; вид у него был озлобленный. На мой вопрос он ответил: «Не взяли меня, не дошел я, зато в НКВД во Львове работают уже два крупных бывших торговца…»
Затем ДОВЖЕНКО очень отрицательно охарактеризовал  целый ряд партийных и советских работников Буковины и Зап[адной] Украины: «Мы туда несем нашу грубость, неделикатность, некультурность. Ощущение такое, что мы не более организованная культура, а более низкая…  Они удивленно видят, как при нас все разрушается, как все жадно расхватывают вещи и т. д.». На эту тему ДОВЖЕНКО говорил очень много со мной наедине, потом повторил при ДУБРОВСКОМ.

Много говорил ДОВЖЕНКО и на сей раз о недостатках реконструкции Москвы. Ругал отчаянно дома на ул. Горького, называл их безликой, казенной архитектурой, возмущался тем, что сняли зелень на Садовом кольце. Говорил о том, что «русский народ не любил никогда зелени, наоборот, в его природе – уничтожать леса». Ругал московские площади. Говорил, что в «России все показное, сверху красиво, как будто,  а приглянешься – ничего нет». Очень ругал зам[естителя] пред[седателя]  Моссовета МАЙОРОВА, который назначил ему на 21 час прием, а потом отложил на два дня: «Почему он хоть не вышел ко мне, а послал эту некультурную девчонку-секретаря?».

«И так – во всем», – сказал он и с этого перешел на общеполитические разговоры, носившие на этот раз очень явный антисоветский характер.

«В течение 22 лет, – сказал он, – людей приучали к канону, догме. Тем самым людей отучили самостоятельно думать. Выросли безликие, безинициативные люди. Кадров, организаторов нет. Особенно это чувствуется на положении в армии. Я считаю, что наше правительство сделало огромное преступление перед народом, когда перебило, сослало в Сибирь лучших полководцев. Мы сами перебили наших командиров в десять раз лучше, чем это сделал бы ГИТЛЕР. Теперь, когда я думаю о будущей войне, я не столько боюсь ГИТЛЕРА, сколько наших командиров, наших воров, бездельников, транспорт, расхлябанность и т. д. Сталин недавно  сказал одному генералу: вы думаете, что если вы залили доты кровью и завалили их трупами, то это победа?.. Мне лично кажется, что после провала финской компании Сталин[22] стал очень недоверчиво относиться к Красной армии, к ее боеспособности. Это,  по-моему, и привело к тому, что мы не выступили против ГИТЛЕРА. Теперь момент упущен, и ГИТЛЕР скоро поведет против нас весь мир. Я смотрю на тот ужас, который творится в кино, и думаю: ну, кино – это так-сяк, а  если такой же ужас творится и в оборонной промышленности? Дураки – это  страшное явление; БОЛЬШАКОВ – это злобный дурак; я боюсь, что это –  система. БОЛЬШАКОВЫ – это объективное явление».
Далее ДОВЖЕНКО сказал: «Нельзя воспитывать народ на чувстве ненависти, классовой борьбы. Русский народ внес в нынешнюю жизнь свои исторические черты. Раньше искореняли староверов – теперь  искореняют оппозицию. Раньше тупо молились – теперь так же тупо повторяют заученные слова из газет. Русский народ – это полукровка, в нем – и татарская кровь, и мордовская… Кацапы, одним словом. Украинцы – и  добрее, и умнее, и интереснее».
Таковы в основном высказывания ДОВЖЕНКО. Кроме того, он очень много критиковал БОЛЬШАКОВА, сказал прямо: «Нет, пусть в кино останется БОЛЬШАКОВ – я уйду, а если я буду работать – БОЛЬШАКОВА не будет. Неужели нельзя найти другого руководителя? Почему не назначить  ЛИТВИНОВА или ТРОЯНОВСКОГО? Как можно так мучить кинематографистов?».

19/VІІ и 20/VІІ мы почти не говорили. Приехала СОЛНЦЕВА. Потом кто-то (подозреваю БЛЮМБЕРГА – представитель «Украинфильма»[23])  наговорил ДОВЖЕНКО, что я с БОЛЬШАКОВЫМ резал его картину и, пока я не  распутал это дело, он на меня два дня сердился. Теперь уладилось.

СТ. ОПЕРУПОЛНОМ[ОЧЕННЫЙ] 5-го ОТД[ЕЛЕНИЯ] 2-го ОТДЕЛА ГУГБ

ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ [подпись]

/ИЛЬЯШЕНКО/

ОГА СБ Украины, ф.65, ед. хр.С-836, т.1, ч.ІІ, лл.315-316. Машинопись на бланке. Оригинал.

Окончание Второй части здесь


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded