dem_2011

Categories:

Покайся или умри: приюты святой Магдалины в Ирландии

Ирландия знаменита не только красивыми легендами и зажигательными ритмами «Риверданса», но и суровыми нравами, не так давно царившими в глубоко религиозном обществе. Для любой семьи было нестерпимым позором проживать под одной крышей с женщиной, моральный и физический облик которой не соответствовал общепринятым канонам.

По этой причине тысячи ирландских сестер и дочерей были заклеймены позорным званием «падшей женщины» и изгнаны собственными семьями в католические приюты святой Магдалины, нередко до конца своей жизни. Ежедневный рабский труд, психологическое и физическое насилие со стороны священнослужителей, безысходность и отчаяние — это  были неизменные спутники 30 000 сестер Магдалины на протяжении более чем  двухсот лет. Особенно пугает то факт, что последнее заведение подобного  типа было закрыто в Ирландии только в 1996 году.

Приюты Магдалины начали создаваться в Ирландии с 1767 года благодаря протестантскому «Движению спасения» и личным стараниям филантропа леди Арабеллы Денни, которая решила перенять успешный опыт реабилитации проституток у других стран. Первое заведение подобного типа было открыто в Дублине на Лисон-стрит и представляло собой временный приют для падших протестанток, где женщинам предоставляли крышу над головой и возможности освоить новую профессию. Благородные цели Арабеллы Денни были по достоинству оценены обществом, поэтому вскоре на территории Ирландии была построена целая сеть подобных заведений. Неслучайным был выбор духовной покровительницы для приютов:  известного, что в библейских писаниях Мария Магдалина была раскаявшейся  блудницей, которая впоследствии стала ярой последовательницей учений  Иисуса Христа. Уже тогда к работе над перевоспитанием падших женщин  привлекались священнослужители и сестры милосердия. Согласно  сохранившимся регистрационным книгам, подопечные приютов приходили и  покидали его территорию по собственной воле, порою неоднократно.

Постепенно протестантское движение потеряло поддержку государства, что вызвало серьезные финансовые затруднения во всех сферах ее деятельности. Католическая церковь, напротив, только укрепляла свою власть. Со временем приюты Магдалины полностью перешли в ее ведомство. Это внесло ряд кардинальных изменений в быт и жизнедеятельность этих заведений. По характеру приюты стали больше напоминать воспитательно-исправительные учреждения долгосрочного  пребывания, а выражаясь простым языком, превратились в настоящие тюрьмы.

Изменился и контингент воспитанниц: если раньше обитательницами приюта были исключительно проститутки, то при католической церкви узницей исправительного учреждения могла стать жертва сексуального насилия, умственно отсталая или молодая женщина, вступившая в половую связь и родившая ребенка вне брака. Чаще всего, несчастные становились воспитанницами приюта по просьбе членов семьи, но иногда среди «заключенных» встречались девственницы, поведение которых  было расценено опекунами или персоналом детского дома как излишне игривое и распущенное. При отсутствии совершеннолетнего родственника, который смог бы взять на себя опеку над девушкой, она была обречена «отбывать пожизненное заключение».

Девушки, попавшие в приют, лишались не только личных вещей, одежды и свободы. Их заставляли забыть кто они  есть: запрещалось использовать собственное имя, вспоминать  родственников, незаконнорожденных детей и любые эпизоды из прошлой жизни. Тех же, кто ослушался, сестры милосердия могли жестоко избить,  закрыть в холодном помещении без окон и несколько дней морить голодом.  Воспитанницы были обязаны называть своих мучительниц «матерями»,  ежедневно выслушивать проповеди о грехопадении и заучивать наизусть длинные молитвы. Для поддержания монастырской атмосферы девушек вынуждали проводить большую часть дня в гнетущем молчании, ведь простое человеческое общении и дружба были строго запрещены. Адский труд с утра до вечера, психологическое и физическое насилие, постоянные  издевательства со стороны монахинь — это был ад на земле, посредством которого женщины должны были искупить свои грехи перед Богом. Конечно,  некоторые девушки пытались бежать, что в принципе было бессмысленно. После того как полиция или родственники привозили беглянку обратно, ее  стригли наголо.

Приюты были лишены какой-либо финансовой  поддержки со стороны католической церкви. Поэтому все воспитанницы были обязаны трудиться с утра до вечера, чтобы расплатиться со своими «благодетелям» за те убогие условия жизни, которые были им доступны. В качестве основного способа заработка для жительниц приютов был выбран достаточно символичный вид бытовой работы — стирка. По-видимому, именно этот тяжкий женский труд ассоциировался у священнослужителей с очищением души от скверны. Дешевыми услугами несчастных рабынь пользовались различные госучреждения, армия, больницы, гостиницы и знаменитые пивоваренные компании, к примеру, Guinness.

Вскоре, за приютами закрепилось шутливое  название «Прачечные Магдалины», а «церковный бизнес» стал приобретать  промышленные масштабы: для повышения эффективности рабочего процесса во дворах неприметных католических приютов стали отстраиваться  профессионально оборудованные помещения для стирки. Тем временем сотни девушек были вынуждены проводить дни во влажных помещениях, стирать руки в кровь о грязное белье незнакомых им людей, дышать вредными химическими средствами, которые наносили непоправимый вред их здоровью.

Неоднократно воспитанницы приютов получали тяжелые травмы и увечья в процессе работы. Никакой медицинской помощи пострадавшим не оказывалось, а воспитанницы, которые по состоянию  здоровья не могли выходить на работу, попросту исчезали. Никто не может  сейчас ответить на вопрос, сколько женщин было погребено в безымянных могилах, как их звали и насколько ужасными были последние дни их жизни.  Одно можно сказать точно — спасти «современных рабынь» могло только  чудо. И оно свершилось! В начале XX века на свет появилось чудо технического прогресса — стиральная машина с электрическим приводом. С  каждым годом этот вид крупной бытовой техники становился все дешевле и  доступнее для ирландского потребителя, что постепенно привело к упадку  сетей прачечных Магдалины. Получая свободу, бывшие сестры Магдалины  кое-как обустраивали свою жизнь, находили нормальную работу, выходили замуж, стараясь не вспоминать о страшных годах, проведенных в заточении. Никто бы и не узнал о тысячах искалеченных судеб ирландских женщин,  если бы не публичный скандал, разгоревшийся в связи с продажей одного из приютов некой частной компании.

В 1993 году монашеский орден в Дублине  решил продать часть своих земель вместе с бывшим приютом Магдалины. При  осмотре территории сотрудники компании по торговле недвижимостью обнаружили безымянные могилы, где покоились 115 неизвестных женщин. Останки извлекли, кремировали и перезахоронили на кладбище Гласневин. Кремация в Ирландии неофициально находится под запретом, так как христианское общество приравнивает процесс сожжения тел к языческому  обряду. На волне всеобщего негодования бывшие узницы приютов одна за другой стали нарушать обед молчания: женщины давали интервью различным  печатным изданиям, открыто выступали на телевидении с рассказами о самых  страшных годах своей жизни. В 1997 году жертвы приютов приняли активное  участие в создании независимого документального фильма «Секс в холодном  климате», который произвел настоящий шок на современное ирландское  общество.

В 2002 году о приютах Магдалины узнала  мировая общественность. На большие экраны вышел художественный фильм «Сестры Магдалины», снятый знаменитым ирландским режиссером Питером  Мулланом. Картина произвела неизгладимое впечатление на жюри Венецианского кинофестиваля и получила «Золотого льва» — главный приз  конкурса.

Вскоре жертвы приютов создали собственный профсоюз Magdalene Survivors Together. Представительницы организации требовали от государственных чиновников выплаты компенсаций за физический и моральный ущерб, причиненный им за годы проживания в  приютах. Также бывшие воспитанницы хотели получить официальное извинение от католической церкви и государства. Но ни те ни другие не спешили идти навстречу женщинами, возможно, потому что понимали — официальное извинение равно полному признанию вины. Вскоре скандал разгорелся с новой силой, и слова прощения здесь уже не могли помочь.

В 2009 году главой правительства  Ирландии был подписан Лиссабонский договор, который обязал страны  Евросоюза начать борьбу с дискриминацией и социальной несправедливостью  на своих территориях. В связи с этим сеть ирландских католических  приютов и церковных школ была подвергнута тщательной проверке  независимой комиссии. Согласно представленному отчету, в течение 80 лет  более 800 католических священнослужителей, монахинь и учителей церковных  учреждений регулярно подвергали своих воспитанников моральным  унижениям, физическому и сексуальному насилию. В этих преступлениях принимали участие нецерковный персонал и спонсоры приютов. Только за последние годы за помощью обратились около 10 000 пострадавших, а общее количество жертв за 80-летний период может превысить 150 тысяч. Римский Папа Бенедикт признал вину церкви и извинился перед пострадавшими, а кардинал Шон О’Мэлли и архиепископ Дублина Диармуид Мартин совершили публичное омовение ног жертвам сексуального насилия в главном  католическом соборе Дублина.

В докладе 2009 года несколько раз  прозвучали обвинения в сторону держателей приютов святой Магдалины, и Комитет ООН против пыток настоял на проведении еще одно расследования  касательно деятельности этих учреждений. В 2013 году специальной  комиссией был опубликован доклад, в котором подтверждалось, что в период с 1922 по 1996 год в прачечных Магдалины бесплатно трудились и  подвергались насилию около 10 тысяч женщин. Но правительство Ирландии как будто бы не замечало происходящего. В ответ на их молчание бывшие  узницы приютов Магдалины стали устраивать акции протеста и угрожать голодовкой.

Под давлением премьер-министр Энда Кенни все же согласился посвятить этой теме одно из предстоящих собраний. Спустя несколько недель на очередном заседании правительства премьер  выступил с официальным заявлением, в котором публично извинился перед  жертвами приютов и пообещал выплатить компенсации всем выжившим  женщинам. Во время своей проникновенной речи Кенни назвал приюты  Магдалины «национальным позором Ирландии» и даже расплакался, чем  заслужил теплую поддержку со стороны присутствующих.

Пожилые сестры Магдалины доказали всему  миру, что они не просто жертвы церковного произвола. Это сильные духом женщины, посвятившие свою жизнь борьбе: в юности они боролись за  собственную жизнь, будучи в зрелом возрасте, — за возможность стать  счастливыми, несмотря на пережитое. В старости сестры Магдалины  продолжил борьбу с несправедливостью и людским равнодушием, призывая к  ответу церковь, государство и общество за тысячи сломанных жизней  молодых ирландских женщин.

Автор: Юлия Бородина

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded