dem_2011

Categories:

Дети из бездны

Картина создана на основе документального материала и имеет форму разговора с пережившими Холокост людьми.

"Дети из бездны" — один из документальных фильмов, созданных в рамках  проекта Стивена Спилберга "Прерванное молчание", состоящий из восьми  фильмов. Три из них сняты самим Фондом "Люди, пережившие Холокост",  основателем которого является сам Стивен Спилберг — "Потерянные дети  Берлина", "Последние дни" и "Люди, пережившие Холокост".

По одному фильму создали ведущие кинорежиссеры Польши, Чехии, Венгрии и  Аргентины. В России фильм "Дети из бездны" снял Павел Чухрай.  Заслуженный деятель искусств России, сценарист и режиссер Павел  Григорьевич Чухрай был признан Федерацией еврейских общин России (ФЕОР)  "Человеком года — 2002" за создание кинофильма "Дети из бездны",  посвященного трагедии Холокоста. По словам известного российского  кинодокументалиста Марианны Таврог, сотворение ленты — "это режиссерский  и человеческий подвиг. Фильмы Павла Чухрая отличают собственный почерк,  совестливость, принципиальность".

Корреспондент Агентства еврейских новостей А. Баскакова взяла интервью у Павла Чухрая.

– Вы получили от ФЕОР звание «Человек года» за глубокое отражение темы Холокоста в документальном фильме «Дети из бездны». Какие чувства вы при этом испытывали?

– Для меня награда была очень приятной и неожиданной. Жаль, что я не смог приехать на церемонию вручения премии, поскольку находился далеко от Москвы в съемочной экспедиции. 

– Почему вы решили обратиться к теме Холокоста? Насколько я знаю, это проект Стивена Спилберга? 

– Фильм «Дети из бездны» был действительно создан по заказу Стивена  Спилберга.  Ленты  на  тему  Холокоста  по  его  заказу  делали  одновременно  четыре  режиссера  в  разных странах;  в  Польше,  например,  над ней  работал  Анджей  Вайда.  Для  меня предложение Спилберга было весьма лестным. Хотя я никогда не собирался снимать ничего подобного, здесь я согласился, подумав: «Эта лента будет главным поступком в моей жизни; если ее сделать, жизнь будет прожита не зря». 

– Как вы думаете, почему Спилберг из всех российских режиссеров именно к вам обратился с таким предложением?

– Я не знаю. Скорее всего потому, что за много лет одной из немногих картин, которая с успехом шла в западном прокате и не стояла на полках в отделе иностранной классики, был мой фильм «Вор». 

– На кого ориентирован ваш фильм? 

– Спилберг не давал никаких напутствий и советов. Работая над сценарием, я понял, что разным людям надо рассказывать разные вещи. То, что во всем мире надо объяснять, в России знают все. И мы решили делать фильм не для тех, кто уже что-то знает о Холокосте. 

– Какова была ваша режиссерская задача?

– Обратиться к нееврейскому зрителю, далекому от проблем, о которых рассказывает  фильм. Мне хотелось вызвать у этого зрителя чувства сострадания и вины за то, что произошло. 

– Как вы отбирали материал?

– Столкнувшись с обилием документального материала, я понял, что тем, кто дожил до сегодняшнего дня, во время войны было пять-шесть лет. И я решил говорить с людьми, которые чудом остались живы после расстрелов, спаслись из гетто. Так родилась форма киноинтервью и иллюстраций к ним в виде документальных материалов. Мне приходилось сдерживать себя и строго дозировать информацию, чтобы достичь  цели,  которую  я  себе  поставил. Поэтому колоссальное количество материала  в  фильм  не  вошло – например, история о татарском мальчике, который прятал еврейского мальчугана на кладбище и носил ему еду.

– Что было самым трудным в работе над фильмом?

– Когда мы брали интервью у людей, переживших Холокост, или использовали материалы американского фонда исторических документов «Пережившие Шоа», нас потрясло не то, что творили фашисты. Поразило, что Холокост во многом был делом рук соседей, которые жили рядом и которым евреи одалживали хлеб; соседей, у жен и дочерей которых еврейские врачи принимали роды. Когда враг приходит из другой страны – это одно, но когда он «свой», земляк – это другое и это страшно! 

Работать над этим фильмом было невероятно тяжело. На нас с женой – сценаристом, помогавшей мне отбирать материал, вести интервью, делать монтаж, пришлась чудовищная психическая нагрузка.

– А что было приятным? 

– Я благодарен Первому каналу телевидения, который не только показал этот тяжелый фильм в лучшее время, но и давал его рекламные анонсы. 

– Вы собираетесь вернуться к еврейской тематике?

К теме Холокоста – нет. Это очень тяжело, и если уж обращаешься к этой проблеме, то надо обязательно сказать нечто новое, что сложно. Я считаю: еврейскому народу нужен позитив. Хотя забывать о прошедшем нельзя, надо жить будущим. 

А к еврейской тематике, возможно, еще вернусь. Есть несколько интересных сюжетов, которые хотелось бы осуществить. Один из них – о еврейской семье; действие начинается в 20-е годы. В рассказываемой истории есть немного от Шагала, немного от Шолом-Алейхема. В одной из ключевых сцен эмигрант, разговаривая с Б-гом, спрашивает: «Почему с нами это произошло и почему мы при этом называемся избранным народом?» Хотелось бы дать ответ на эти вопросы и сделать поэтическую картину в стилистике, в которой работал наш замечательный режиссер Сергей Параджанов.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded