dem_2011

Categories:

«Свет открывает человеку красоту...»

31 января (12 февраля) 1866 г. в Киеве, в семье крупного фабриканта и купца Исаака Моисеевича Шварцмана (1832—1914) и его жены Анны Григорьевны (урождённой Шрейбер (1845—1934) родился один из крупнейших мыслителей ХХ ст. Лев Шестов (Лев Исаакович Шварцман)

Лев Шестов (1866—1938)
Лев Шестов (1866—1938)

Во многом Лев Шестов предвосхитил основные идеи экзистенциализма... Его афоризмы до сих пор часто цитируются:

— Задача писателя: идти вперед и делиться с читателем своими новыми впечатлениями.

— Задача философии не успокаивать, а смущать людей Задача философии —  научить человека жить в неизвестности, того человека, который больше  всего боится неизвестности и прячется от нее за разными догматами.

— Нужно, чтобы сомнение стало постоянной творческой силой, пропитало бы собой самое существо нашей жизни.

— Новые мысли, даже собственные, не скоро завоевывают наши симпатии.

— Раз мысль явилась — открывай ворота!

— От смешного до великого тоже только один шаг.

— Свет открывает человеку красоту — но он же открывает нам и безобразие.

— Символы не всегда бывают красивы.

— Мудрецы не больше знают, чем глупцы, — у них только больше храбрости самоуверенности...

* * *

В 1898 году в свет вышла первая книга Л.Шестова «Шекспир и его критик  Брандес», в которой были намечены проблемы, позже ставшие сквозными для  творчества философа: ограниченность и недостаточность научного познания  как средства «ориентировки» человека в мире; недоверие к общим идеям,  системам, мировоззрениям, заслоняющим от наших глаз реальную  действительность во всей её красоте и многообразии; выдвижение на первый  план конкретной человеческой жизни с её трагизмом; неприятие  «нормативной», формальной, принудительной морали, универсальных,  «вечных» нравственных норм.

Затем автор засел за следующий трактат — «Добро в учении гр. Толстого  и Ф.Нитше. Философия и проповедь» (1899). Хотя эпиграфом к первой книге  стали крылатые слова немецкого мыслителя Фридриха Ницше (Friedrich  Wilhelm Nietzsche; 1844—1900):

— Я ненавижу всех читающих бездельников.

* * *

В 1899 г. Лев Шестов написал глубокую литературоведческую статью «А.С.Пушкин», впервые опубликованную лишь в 1960 г.

По черновой рукописи, сохранившейся в личном архиве мыслителя. В  Нью-Йорке. В альманахе «Воздушные пути» (№1), издававшемся под редакцией  публициста Романа Гринберга (1893—1969)...

А потом жизнь выкинула фортель, когда в мае 1901 г. Сергей Дягилев  (1872—1929), еще никакой не антрепренер, а всего лишь чиновник по особым  поручениям директоре Императорских театров, князе Сергее Волконском  (1860—1937), разругался с начальником, хлопнул дверью и стал одним из  основоположников группы русских модернистов «Мир Искусства». Проворный  ловец талантов всегда знал, где брать кадры — именно из Украины господин  Дягелев позже переманит к себе и Вацлава Нижинского, и его сестру  Брониславу Нижинскую, и Сергея Лыфаря.

Узнав о самородке, Сергей Дягилев пустился на поиски. Не успевая  застать Льва Шестова ни в Киеве, ни в Москве, ни в Петербурге, письмо с  коммерческим предложением гонялось за писателем по Европе, пока не  застало... в Швейцарии.

— Прочитав моего Толстого («Добро в учении гр. Толстого и Ф.Нитше.  Философия и проповедь». — А.Р.), г-н Дягилев предлагал сотрудничать в  его журнале. В то время в моем портфеле лежала рукопись новой книги, и я  послал ему «Достоевский и Ницше (Философия трагедии)». Сергей Павлович  пришел в восторг... Дягилев предложил  Шестову сотрудничество с журналом  модернизма «Мир Искусства».

— Философия хочет во что бы то ни стало стать «наукой», такой же  наукой, как математика, и если этого нельзя достигнуть никаким иным  путем, то, во всяком случае, выручит теория познания. Она докажет, что  не обо всем можно спрашивать философию, что ее даже и спрашивать совсем  нельзя, а только можно слушать, что она говорит.

* * *

Публикуя статьи в журналах и сборниках, Лев Шестов готовил другие  публикации. Лучшая из работ — «Творчество из ничего» (1905), посвященная  А. Чехову.  В противовес общепринятому взгляду на писателя как на  «мягкого, нежного лирика», «поэта сумеречных настроений» и «певца хмурых  людей» — Л. Шестов увидел писателя беспощадного:

— Чехов был певцом безнадежности. Упорно, уныло, однообразно в  течение всей почти 25-летней литературной деятельности Чехов только то и  делал: теми или иными способами убивал человеческие надежды.

* * *

Чтобы ничего не отвлекало от интеллектуальной работы, весной 1903 г.  мыслитель отправился за границу. Поселившись в Швейцарии, у озера в  окрестностях Ту, он принялся за новую книгу с первоначальным  заглавием... «Тургенев и Чехов». Одним из эпиграфов стала табличка у  опасной горной тропинки в Альпах: «Только для тех, кто не боится  головокружения».

Спустя год он закончил главный труд всей жизни — «Апофеоз  беспочвенности», было сохранено. Произведение включило в себя  предисловие и две части, содержащие — соответственно: 122 и 46  афоризмов, плюс приложения: две статьи — «Власть идей» и «Юлий Цезарь  Шекспира», написанные авторам до отъезда за границу.

«Апофеоз беспочвенности» произвел впечатление разорвавшейся бомбы.  Известный адвокат Оскар Грузенберг (1866—1940) заявил, дескать, у автора  опыта адогматического мышления просто... «кислотный ум».

— Задача философии не успокаивать, а смущать людей.

Бунт Льва Шестовa против догматического разума и лицемерной морали  оказался неприемлем по разным причинам. Во-первых, он был непонятен для  представителей среднего возраста, особенно — в среде пожилых bon-vivant.  А во-вторых, оказался настолько близок юношам призывного возраста канун  I Мировой войны, что в гимназиях царской России стали плодиться кружки,  в которых властвовал настоящий культ киевского писателя.

Доходило до курьезов, вздорные юноши отныне пугали родителей:

— Если ..., стану развратничать и читать Шестовa.

Семья Шестовых: родители, сестры, братья (в центре на фото стоит Лев Исаакович)
Семья Шестовых: родители, сестры, братья (в центре на фото стоит Лев Исаакович)

* * *

Брэнд просвещенного нигилизма входил в моду, тем временем его апостол  двигался дальше: Висбaден, Киев, Фрейбург, Москва, Берлин,  Санкт-Петербург (бывал нa «бaшне» у Вячеслaвa Ивaновa), Париж, Ясная  поляна (ездил в гости к мифическому мудрецу Льву Толстому), Коппе,  Баден...

Далее последовали произведения: «Начала и концы» (сентябрь 1908),  «Достоевский и Нитше» (1909; второе издание), «Великие кануны. Философия  и теория познания» (1911), подытожившие первый —  «литературно-критический» — период творчества Льва Шестова. Как человек  состоятельный и писатель преуспевающий, он не прятал деньги в кубышку,  по русскому обыкновению не просаживал в казино или на водах, а будучи  настоящим мыслителем... помогал нуждающимся. Когда в мае 1909 г. в  газете «Речь» (№9) появилась статья «Поэзия и проза Фёдора Сологуба»,  гонорар, 60 рублей, Лев Шестов поделил по справедливости: 20 рублей  оставил себе, 25 рублей отдал сказочнику и фантазеру Алексею Михайловичу  Ремизову (1877—1957), а 15 рублей — литературоведу и переводчику  Евгению Германовичу Лундбергу (1883—1965). Эти коллеги семейного дела не  имели и всегда нуждались более его.

— Может быть, большинство читателей не хочет этого знать, но сочинения Достоевского и Ницше заключают в себе не ответ, а вопрос.

Осенью 1908 г. Лев Шестов поселился с семьей в немецком г.Фрейбурге, а  с марта 1910 г. жил, в основном, в швейцарском городке Коппе. Занимаясь  классической философией и богословием, писатель открыл для себя нового  героя, христианского богослова и Реформатора церкви Мартина Лютера  (1483—1546). Он изучал труды средневековых схоластов, многотомные  истории догматических учений, подзабытых мистиком и неутомимых лютеран.  И  практически ничего не писал, собирая душевные силы. Именно в тот  период он стал зачитываться Библией, а также Платоном, Аристотелем,  Плотином.

— Хорошо было Прометею — он никогда не оставался один. Его всегда  слышал Зевс — у него был противник, было кого злить и раздражать своим  непреклонным видом и гордыми речами, значит, было «дело».

1 марта 1910 г. Лев Исаакович Шварцман подписал договор с  Петербургским издательством «Шиповник» на издание полного собрания  сочинений. Шесть томов авторских сочинений стали регулярно появляться с  марта 1911 г.

* * *

В 1913 г. писатель начал книгу «SolaFide» («Только верой»). Работу он  не успел закончить — грянула I Мировая война. Пришлось срочно вернуться  в Россию. В спешке рукопись осталась за границей, и только в 1920 г.,  оказавшись в эмиграции, автору удалось материалы вернуть. Частично главы  из «SolaFide» и часть идей перекочевали в другие книги или  публиковались отдельно.

В полной версии «Только верой» увидела свет уже после смерти мыслителя: нет, к сожалению, не в Киеве, а в Париже, в 1966 г.

— Человеческие истины только и годны, что для служебных целей...

— Самые важные и значительные мысли, откровения, являются на свет  голыми, без словесной оболочки: найти для них слова — особое, очень  трудное дело, целое искусство.

Февральскую революцию Лев Шестов пережил в Москве, но особенного  восторга не испытал. Хотя мыслитель всегда был противником самодержавия,  в дни социального перелома он редко покидал дом, а сидел, запершись в  кабинете, — грустный, задумчивый. Новую выстраданную статью «Potestas  Clavium» («Власть ключей») так и не... опубликовали; трактат появился  только в берлинском издательстве «Скифы» в 1923 г.

— Свет открывает человеку красоту — но он же открывает нам и безобразие.

Октябрьский переворот Лев Шестов и вовсе не принял... Его брошюру  «Что такое большевизм» (1920) новая власть не поняла и не простила.

— «Лучше быть несчастным человеком, чем счастливой свиньей»,  утилитаристы рассчитывали на этом золотом мосте перебраться через  пропасть, отделяющую их от обетованной земли идеализма. Но пришла  психология и грубо доложила: «Несчастных людей нет, все несчастные —  свиньи».

* * *

6 июля 1918 г. семья Шварцманов вернулась в Киев. Лев Исаакович читал  курс «История древней философии» в Народном университете, а также  выступал с докладами и публичными лекциями.

На глазах Льва Шестова за несколько месяцев красивый город не раз  переходил из рук в руки: УНР, Гетьманат, немцы, Петлюра, большевики,  белогвардейцы...В надежде уехать за границу семья из Киева в октябре  1919 г. перебралась в Ялту. По ходатайству богослова и православного  священника Сергея Николаевича Булгакова и профессора Киевской духовной  академии Ивана Пименовича Четверикова (1880—1969), а также благодаря  широкой известности трудов самого писателя Л.И.Шварцмана зачислили  приват-доцентом в Таврический университет г.Симферополя.

— Когда приходит настоящая нужда, глупый человек становится умным.

Однако в начале 1920 г. вместе с семьей киевлянин выехал из Ялты в  Севастополь, оттуда — в Константинополь, а затем через Италию осенью  1920 г. добрался до Парижа. И снова все пришлось начинать с нуля...  Теперь предметом философского интереса стало творчество Парменида и  Плотина, Блеза Паскаля и Бенедикта Спинозы, Сёрена Кьёркегора, а также  современника Эдмунда Гуссерля (1859—1938). Тем временем супруга Анна  Елеазаровна Шварцман, дипломированный врач-дерматовенеролог, выпускница  Бернского университета, — в эмиграции работала массажисткой. Их дочери —  Татьяна (1897—1972) и Наталья (в замужестве — Баранова; 1900—1993) с  согласия отца были крещены; младшенькая даже стала автором мемуаров  «Жизнь Льва Шестова» (1975) и пошла замуж за инженера-геофизика  Владимира Николаевича Баранова (1897—1985), капитана Марковского  артиллерийского дивизиона.

* * *

Весьма быстро бывший киевлянин вошел в элиту западноевропейских  мыслителей и на равных общался с основателем феноменологии, немецким  философом Эдмундом Гуссерлем, французским социологом и культурологом  Клодом Леви-Строссом (1908—2009), основоположником философской  антропологии Максом Шелером (1874—1928), немецким экзистенциалистом  Мартином Хайдеггером. Как один из столпов философской мысли ХХ столетия,  Лев Шестов познакомился с настоящими лидерами общественного мнения  Старого Света. Среди новых знакомых оказались: романисты — Томас Манн  (1875—1955) и Андре Жид (1869—1951), физик-теоретик Альберт Эйнштейн  (1879—1955), культуролог Андре Мальро (1901—1976) и другие.

В Париже он, Lйon Chestov, стал навсегда европейцем, здесь начался  самый продуктивный период в творчестве Льва Шестова. Он интенсивно  писал, выступал с докладами, публиковал статьи в крупнейших европейских  журналах. Кроме того, в 1925—1937 гг. в Сорбонне мыслитель периодически  читал лекции по истории русской религиозной философии.

В Париже Лев Шестов создал важнейшие книги: «Умозрение и апокалипсис.  Религиозная философия Вл. Соловьева» (1927), «На весах Иова.  Странствования по душам» (1929), «Мартин Бубер» (1933), «Гегель или Иов»  (1934), «Кирхегард и Достоевский» (1935), «Киркегард и экзистенциальная  философия» (1936), «Киргегард        — религиозный философ» (1937),  «Sineaffusionesanguines (О философской честности)» (1937), «Афины и  Иерусалим» (1938).

* * *

В последний год жизни в нем проснулся интерес к индийской философии, не давали покоя новые, самые смелые замыслы.

— Не знать, чего хочешь, считается одним из самых позорящих обстоятельств.

В октябре 1938 г.Лев Исаакович подхватил бронхит, который вскоре  перешел в туберкулез. Мыслитель умер 19 ноября, его похоронили в  фамильном склепе на Новом кладбище в Булони предместье Парижа...

Александр РУДЯЧЕНКО
Газета: №16, (2020)

Источник


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded