dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Category:

CASTA DIVA

3 августа — день рождения великой певицы, и впервые — без нее. Какой она была, как начинался ее творческий путь? Кто первым ввел Марию Биешу в мир высокой музыки?



Слово Изольде Милютиной, у которой Мария Биешу проходила обучение игре на фортепиано и музыкально-теоретические предметы в Молдавской консерватории. 


ПОД ПОКРЫВАЛОМ МЕЛЬПОМЕНЫ

Поводом к отбору материалов для этой главы явилось желание приоткрыть завесу над театральным миром — прикоснуться к миру Национального театра оперы и балета Молдавии, с которым мы (мой отец и я) были всегда тесно связаны. Получилось так, что я обратилась как бы к конкретным его представителям. Но ведь любой театральный коллектив, объединяя творцов-единомышленников, многолик. Среди представленных здесь — те, с которыми моё общение по жизненным обстоятельствам было наиболее продолжительным, запомнилось частыми содержательными беседами и яркими художественными впечатлениями. Это объясняет содержание главы, включающей несколько творческих портретов, разные эпизоды творческой жизни и некоторые попутные размышления.

CASTA DIVA

Сейчас я хочу представить читателю “бриллиант чистой воды” — талант, украшающий корону музыкально-театральной культуры Молдовы уже много лет. Он известен далеко за её пределами и приобрёл поистине всемирное признание. Рассказ об одной из знаменитых певиц нашего времени, уроженке молдавской земли Марии Биешу — ещё и повод поговорить о певческой культуре этого южного края. Бессарабия всегда славилась певческими голосами. Видимо, сама природа позаботилась о том, чтобы мягкий, тёплый климат, горячее солнце, дары благодатной почвы способствовали развитию у жителей края склонности к изъявлению через пение своих чувств, отношения к жизни — всего того, что мы называем мироощущением.

Природа позаботилась и о том, чтобы у жителей края были хорошие голоса. Жизнь, однако, доказала, что появляются среди них и выдающиеся... Недаром у Антона Рубинштейна, неутомимого борца за дело музыкального просвещения, был проект создания на юге России ещё одной, кроме Северной, Петербургской, — Южной консерватории, в которой могла бы обучаться молодёжь вокальному мастерству в наиболее подходящих для этого климатических условиях.

В ряду прославившихся певиц этой земли в прошлом: Мария Чиботари, Лидия Липковская, Валентина Куза, Мария Златова, Лидия Бабич, Тамара Чебан. Среди мужских голосов: Александр Антоновский, Гавриил Афанасиу, Сигизмунд Залевский, Гаспар Бакланов, Пётр Алексеев, Алексей Стырча.

Искромётный талант молоденькой Марии Биешу привлёк моё внимание ещё в то время, когда она проходила у меня обучение игре на фортепиано и музыкально-теоретические предметы (1955-1960). Зато теперь у меня хранится красочная афиша ежегодного, ставшего уже традиционным международного фестиваля, который проходит в Молдавии, — “Invită Maria Bieșu” (“Приглашает Мария Биешу”). Когда я уезжала из Кишинёва в Израиль, через сорок лет после наших первых встреч, народная артистка СССР, профессор Национальной Академии музыки Мария Биешу, подарила мне её, украсив дорогим для педагога автографом: “Спасибо за первые шаги в мире музыки!”.



На середине этого долгого пути, в 1985-м году, мне довелось по заказу московского журнала “Советская музыка” написать творческий портрет замечательной певицы. То, что я говорила тогда, на мой взгляд, не потеряло своей актуальности и сегодня. Более того — прошедшие с тех пор почти два десятилетия лишь укрепили мастерство певицы, возвысили её авторитет в мировом музыкальном искусстве. Решаюсь предложить вниманию читателей тот, давний мой очерк о Марии Биешу с некоторыми дополнениями. Понятно, что написанное тогда содержит реалии советской действительности тех лет.
***
Более двух десятилетий дарит нам радость общения с большой Музыкой талант Марии Биешу. Имя её для многих связывается с выходом молдавской музыкальной культуры на широкие просторы: маршруты её гастрольных поездок исчертили карту мира вдоль и поперёк. В разноязыком хоре музыкальной современности отчетливо слышен, выделяясь своей неповторимостью, чудный голос одной из самых известных ныне советских певиц.
Она привлекает внимание и как большое художественное дарование, и как яркая творческая личность, и как значительное общественное явление: нравственная позиция артистки отмечена высокими гражданскими помыслами.
В мае нынешнего года (1985) общественность отметила 25-летний юбилей творческой деятельности Марии Биешу. На небосклоне молдавской музыкальной культуры после несравненных Валентины Кузы, Марии Чиботари и Лидии Липковской такая звезда зажглась впервые. Писать о Биешу — задача увлекательная. Взяться за перо побудило и то обстоятельство, что некогда жизнь свела автора этих строк и будущую знаменитую артистку, все годы дарила мне драгоценные минуты общения с нею сначала в качестве педагога, затем — коллеги и, конечно же, — поклонницы её таланта. Первая моя статья с упоминанием имени молодой певицы была опубликована в далёком 1959-м году.

Рождённое в условиях одной из национальных культур нашей страны искусство Марии Биешу расцвело ярко и самобытно. Что же придало ему индивидуальные, неповторимые черты?

Прежде всего следует сказать об уникальности голоса, дарованного певице, его тёплом полнокровном тембре. Всё в этом голосе — от народных корней: широкое певческое дыхание, пластика интонационных переходов, которыми отмечена исполнительская манера певицы. Когда слушаешь её, вспоминаешь народное протяжное пение, где каждый тон эмоционально многозначен, переливы и мерцания таких тонов в дойне — жанре по-своему универсальном, ставшем символом молдавской певческой культуры.

Обаяние голоса Биешу отмечается всюду единодушно. О “редком по красоте голосе Марии Биешу” писал Тихон Хренников. “Очень красивым сопрано”, “голосом мирового класса” назвал его английский певец Дж. Лондон, подчеркнув при этом: “В её исполнении — бесконечная душевная доброта. Когда она поёт, то отдаёт слушателю всё своё сердце”. Мне хотелось бы особо отметить такое качество голоса певицы, какое имел в виду Борис Покровский, утверждая в своих размышлениях по поводу оперного искусства, что “фраза вокалиста для того, чтобы стать драматургически понятной, требует инструментального выпевания”. Именно это свойство позволяло часто сравнивать голос Биешу с самым совершенным инструментом в ансамбле с другими. Подобная метафора в связи с её пением напрашивалась не однажды. Но, помнится, на одном из камерных вечеров в Органном зале Кишинёва (тогда звучала музыка Баха и Страделлы, Шуберта и Листа) ощущение поистине инструментальных возможностей вокального интонирования певицы было особенно поразительным. Трудно подыскать новые слова для характеристики голоса, где каждый проинтонированный “вокаль-весомый”, по Асафьеву, звук — “на вес золота”.

Художник прежде всего — человек. Прекрасно, когда творчество становится мерилом человеческой сущности и в то же время личностное начало наполняет жизненной плотью творческие проявления; когда одухотворённость не уводит в заоблачные выси, а соседствует с полнокровным восприятием жизни. С того памятного дня, когда в 1962-м году аристократичной и пылкой Тоской Мария Биешу заявила о своей художнической зрелости, личностное и творческое переплетается у неё во всём. “Идеальным исполнителем, — утверждал немецкий дирижёр Бруно Вальтер, — будет тот, кто, увлечённый произведением, всецело отдаётся ему, но в то же время вкладывает в исполнение всю силу собственной личности, всю радость творчества; кто сохранил с юных лет способность наслаждаться своим музицированием; кто внутренне сливается с замыслом композитора и воплощает это в своих трактовках”. Мы не могли бы сказать лучше, пытаясь найти “магический кристалл” воздействия Биешу на миллионную аудиторию во всём мире. О певице писали уже не раз, многократно оценивались её великолепные данные и развившееся на их основе мастерство. Напомню только, что сфера, дающая простор ее драматическому дарованию, — это благородная стихия bel canto, тайны которого открыла ей сама природа. Мастера прославленного театра La Scala, в первую очередь — педагог и дирижёр Энрико Пьяцца, ученик и ассистент великого Артуро Тосканини, засвидетельствовали это ещё в 1965-м году во время стажировки молодой певицы в Италии. Напомним, что своеобразными вершинами творческого пути Биешу стали блистательная победа её в партии Чио-Чио-сан на Токийском международном конкурсе памяти Миуры Томаки в 1967-м году и воплощение жемчужины оперного искусства — образа властной страдалицы, гордой Нормы — в 1975-м году. Тоска и Турандот, Леонора (“Сила судьбы” Верди), Мими, Сантуцца и Адриенна Лекуврер — итальянская опера прочно завладела творческими интересами Биешу. Не менее преданна она и гению Чайковского — величайшего мастера русского bel canto: Татьяна из “Евгения Онегина”, Лиза из “Пиковой дамы”, кума Настасья из “Чародейки” — в ряду высших достижений певицы. Не случаен отклик одного из западногерманских критиков, писавшего, что Биешу “принадлежит к таким мастерам, которым смело можно доверить любую партию итальянского и русского репертуара'’. Параллельно с оперными партиями — “Реквием” Верди и h-moll-ная Месса Баха, безбрежное море камерной музыки. Огромный стилевой диапазон: от Страделлы и Кариссими, Перселла и Баха — до Листа и Дебюсси, Рихарда Штрауса и Свиридова, Хренникова и Шостаковича. Более двадцати оперных партий, множество концертных программ — поистине титаническое освоение мирового наследия!

Есть категория людей, одарённых от природы ещё и особым жаром души, чувством вечной неуспокоенности, требовательностью к себе — тем, что называют творческим горением. Оно толкает их постоянно, будоражит душу, не даёт почить на лаврах. О таких людях грузинский поэт сказал: “Значит, снова за горами горизонт твоей мечты: разве пламя — это пламя, если в нём не вспыхнешь ты?..”. К этой категории принадлежит и Биешу, обладающая поразительным трудолюбием. “Не мыслю дня без работы!”, — говорит певица. Она и в самом деле одержима ею. Вот и сейчас, когда пишутся эти строки, идут одновременно: подготовка к заглавной партии в опере “Адриенна Лекуврер” Франческо Чилеа и новой концертной программы, запись в Москве (постоянные выезды!) сложнейшей “Нормы” и съёмки нового фильма на киностудии “Экран”. В такой самоотверженной работе для Биешу — основ ной смысл жизни: творить, творить, не останавливаясь, во имя утверждения нетленных духовных богатств, во имя людей на земле. Певица словно решила для себя раз и навсегда: “Само стремление к цели порой значит больше, чем её достижение!”.

Как у всех больших художников, постижению новых образных миров у Биешу обычно сопутствует глубокое, вдумчивое изучение всего, что связано с ними: знакомство с литературой, эпохой, её стилевыми художественными особенностями и не только в сфере музыки; знакомство с историей народа, породившего оперный шедевр, который привлёк внимание певицы. Другими словами, творческое горение, рождающее музыку как “искусство интонируемого смысла”, по Асафьеву, начинается задолго до того, как выпестованный художественный образ выносится на суд слушателей. Видимо, именно поэтому творчество Биешу даёт пищу не только чувству, но и разуму.

Tags: Борис Милютин, Изольда Милютина, Мария Биешу
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments