dem_2011

Categories:

История чумы

Автор Михаил Майзульс

Сожжение евреев во время чумы. Миниатюра из рукописи Жиля Ле Мюизи «Antiquitates Flandriae». 1349–1352 годы / Bibliothèque royale de Belgique
Сожжение евреев во время чумы. Миниатюра из рукописи Жиля Ле Мюизи «Antiquitates Flandriae». 1349–1352 годы / Bibliothèque royale de Belgique

Среди множества инфекционных заболеваний, которые тысячелетиями  выкашивали человечество, чума всегда занимала особое место. Она  поражала воображение своей смертоносной силой и воспринималась как кара  богов или Бога. Для европейцев, живших в XIV–XVIII веках, регулярные  вспышки чумы были пугающей повседневностью, и историю Старого Света  не понять, если забыть об этой опасной гостье.

Чума, конечно, не единственный массовый убийца в истории.  На протяжении нескольких тысяч лет существования городских  цивилизаций человечество сталкивалось с множеством эпидемий. Его  поражали оспа, корь, сифилис, холера, сыпной тиф, грипп  (испанка и другие его разновидности)… Некоторые из этих болезней  опустошали целые регионы, приводили к закату государств или исчезновению  этносов. В 1778 году английский капитан Джеймс Кук открыл Гавайские  острова. За семьдесят лет после появления европейцев население  архипелага уменьшилось примерно с полумиллиона человек где-то до 80 тысяч.

Кроме того, в прошлом было немало видов мора, которые пожелали  сохранить инкогнито. Их описания в устных преданиях, исторических  хрониках и старинных медицинских трактатах часто бывают слишком  условны и смутны. Потому историкам и медикам во многих случаях лишь  остается гадать, какой именно возбудитель вызвал ту или иную эпидемию  — например, «английский пот» (sudor anglicus, English sweat), несколько  раз поражавший Британские острова с конца XV до середины XVI века.

В длинном ряду эпидемий чума все равно стояла особняком. Она  воспринималась как абсолютная болезнь, само олицетворение мора.  Ее название на латыни — pestis. Это слово означало «бич», «бедствие», «гибель»  . Похожие корни и у английского названия plague. Оно происходит от латинского слова plaga —  «удар», «рана», «бедствие». Эти имена свидетельствуют о том ужасе,  который вызывал мор — бич, от которого было не укрыться. 

Три волны

Микроорганизмы, вызывающие инфекционные заболевания, активно  пользуются благами цивилизации. Большинству масштабных эпидемий  нужна скученность жертв, и они рождаются вместе с крупными городами  и интенсивными человеческими потоками. 

Благодаря торговым путям, которые еще в эпоху Римской империи связали  Дальний Восток со Средиземноморьем, чума из Центральной Азии как  минимум трижды в истории проходила по Евразии, унося миллионы жертв.  Хотя эти волны никогда не охватывали население всего мира, их принято  называть пандемиями (от греч. πανδημία — «весь народ»).

Первая волна
Чума в древнем городе. Михаэль Свертс. Около 1650–1652 годов / Los Angeles County Museum of Art
Чума в древнем городе. Михаэль Свертс. Около 1650–1652 годов / Los Angeles County Museum of Art

Первая пандемия, начавшись в Центральной Азии в середине VI века,  в правление императора Юстиниана I, достигла Константинополя,  столицы Византийской империи. Мор разнесся по всему Средиземноморью,  Северной Африке и другим землям. Вспышки чумы продолжались до середины  VIII века. Число жертв Юстиниановой чумы оценивают в 30–50 миллионов  человек, но надо понимать, что статистика по столь отдаленным  временам ненадежная и условная.

Вторая волна
Похороны жертв черной смерти в Турне. Миниатюра из рукописи Жиля Ле Мюизи «Antiquitates Flandriae». 1349–1352 годы / Bibliothèque royale de Belgique
Похороны жертв черной смерти в Турне. Миниатюра из рукописи Жиля Ле Мюизи «Antiquitates Flandriae». 1349–1352 годы / Bibliothèque royale de Belgique

Потом чума надолго затихла и вновь нанесла удар в середине XIV века.  Вторая пандемия, которую потом окрестили «Черной смертью», видимо,  началась в 1330-х годах в Китае. По Великому шелковому пути бациллы  попали в генуэзский порт Кафа в Крыму, а оттуда с торговыми судами  в 1347 году достигли Сицилии. 

Вспыхнув на юге Италии, чума в 1348–1352 годах пронеслась по всей  Европе, вплоть до Англии, Скандинавии и далеких русских княжеств.  По оценкам историков, она выкосила до трети европейцев. Где-то доля жертв была сильно меньше, а какие-то  местности и города просто обезлюдели. Население Англии, вероятно,  сократилось вдвое, и ему потребовалось 250 лет, чтобы вернуться к уровню  1348 года. По разным подсчетам, число жертв в масштабах мира составляло от 50 до 200 миллионов человек.

Купец и летописец родной Флоренции Джованни Виллани (ок. 1276 или 1280 — 1348) в «Новой  хронике», дойдя до собственных дней, стал описывать страшный мор,  недавно обрушившийся на город. Не зная, когда тот закончится,  он оставил в рукописи прочерк: «Чума продлилась до…» Однако дату так  и не проставил. Чума скосила Виллани вместе с десятками тысяч других  флорентийцев.

Нанеся мощный удар по Европе, чума из нее не ушла и продолжала  периодически возвращаться вплоть до XVIII века. Севилья  в 1649–1650 годах потеряла около половины из 120 тысяч жителей, Неаполь  в 1656-м — больше половины из своих 400–450 тысяч. На Западе последняя  крупная вспышка случилась в 1720 году в Марселе: болезнь туда завез  корабль из Сирии. Мор распространился на весь юг Франции  и к 1722 году убил более 140 000 человек. В 1771 году чума разразилась  в Москве, а в 1778-м — в Стамбуле. На территории Османской империи  вспышки продолжались до конца XIX века.

Третья волна
Чума. Арнольд Бёклин. 1898 год / Kunstmuseum Basel
Чума. Арнольд Бёклин. 1898 год / Kunstmuseum Basel

Третья пандемия началась в Китае в середине XIX века и угасла только  в 1920-х: из Азии чума с корабельными крысами проникла в Индию, затем  в порты Северной и Южной Америки, на восточное и западное побережье  Африки и во многие прибрежные районы Юго-Восточной Азии. Всего число  ее жертв оценивают примерно в 12 миллионов человек (для сравнения:  эпидемия испанского гриппа, бушевавшая по всему миру в 1918–1920 годах,  унесла около 50 миллионов).

Причины и виновные

Чума всегда устрашала своей эгалитарностью. Она разила старых  и молодых, богатых и бедных, разрушала привычные социальные иерархии.  И всегда оставляла два главных вопроса: что ее вызывает и как от нее  защититься? В позднее Средневековье и раннее Новое время, когда чумной  мор раз за разом возвращался в Европу, в распоряжении медиков, клириков  и обывателей было несколько главных теорий, которые легко сочетались  и встраивались друг в друга.

Кара Господня
Святой Себастьян молится за жертв Юстиниановой чумы. Йос Лиферинкс. 1497–1499 годы / The Walters Art Museum
Святой Себастьян молится за жертв Юстиниановой чумы. Йос Лиферинкс. 1497–1499 годы / The Walters Art Museum

Люди тысячелетиями считали эпидемии проявлением гнева богов или  единого Бога. Церковь учила, что черная смерть и ее последующие  вспышки — это наказание, которое Господь посылает за грехи целым  городам и царствам. Чума, словно град невидимых стрел, без разбора разит  грешных и праведных, потому что это коллективная кара. Чтобы  остановить Божий гнев, бессмысленно уповать на лекарства, врачей  и любые людские уловки. Клирики неустанно напоминали, что тут  требуются духовные лекарства: всеобщее покаяние, массовые молебны,  крестные ходы и заступничество святых.

В католических землях главными заступниками от чумы считали святого  Себастьяна и святого Роха. Святой Себастьян — раннехристианский  мученик, который жил в III веке. По преданию, император Диоклетиан  приказал расстрелять его из луков: на тысячах изображений мы видим  юношу, привязанного к дереву или колонне и пронзенного тучей стрел.  Но он не умер, был спасен и позже принял мученичество.  И в греко-римских, и в еврейских текстах чуму, как и другие болезни,  нередко описывали с помощью метафоры стрел, которые с небес  обрушиваются на людей. Видимо, потому святой Себастьян, переживший  расстрел, в Средние века превратился в святого заступника от этого  мора.   

Алтарь святого Роха. Питер Пауль Рубенс. 1626 год / St-Martinuskerk, Aalst
Алтарь святого Роха. Питер Пауль Рубенс. 1626 год / St-Martinuskerk, Aalst

В отличие от Себастьяна святой Рох имел к чуме непосредственное  отношение. По преданию, он родился в Монпелье в конце XIII века.  Отправившись в паломничество в Рим, он подхватил чуму и укрылся  в лесной лачуге. Охотничий пес местного сеньора стал приносить ему пищу  со стола хозяина. Рох выздоровел, вернулся во Францию,  но родственники не признали его. Он был брошен в тюрьму как шпион  и там умер. В знак его святости камера озарилась светом, а рядом с телом  ангел начертал на латыни: «Eris in peste patronus» — «Будешь защитником  от чумы». На большинстве изображений этот святой, напоминая о своей  специализации, указывает на бубон, появившийся у него на ноге.

Зараженный воздух
Доктор Шнабель фон Ром (Доктор Клюв Рима). Гравюра с изображением чумного доктора, выполненная Паулем Фюрстом. После 1656 года / Wikimedia Commons
Доктор Шнабель фон Ром (Доктор Клюв Рима). Гравюра с изображением чумного доктора, выполненная Паулем Фюрстом. После 1656 года / Wikimedia Commons

С XIV по XVIII век медики чаще всего утверждали, что чуму вызывает  воздух, сделавшийся смертоносным из-за пагубного влияния звезд и комет  либо из-за ядовитых миазмов, поднимающихся из глубин земли:  от незахороненных трупов или гниющих отбросов. А потому для защиты  от болезни требуется очищение атмосферы или сильные запахи, способные  перебить чумную отраву. 

Джованни Боккаччо в «Декамероне» описывал поведение флорентийцев  во время чумы 1348 года. По его словам, некоторые из них гуляли  по городу, «держа в руках кто цветы, кто пахучие травы, кто какое другое  душистое вещество, которое часто обоняли, полагая полезным освежать  мозг такими ароматами, — ибо воздух казался зараженным и зловонным  от запаха трупов, больных и лекарств». 

В XVII–XVIII веках одним из главных символов мора стал чумной  доктор. Врачи в странных масках с длинным клювом, похожим на птичий,  инспектировали улицы зараженных городов. Этот костюм был придуман  в 1619 году французским медиком Шарлем де Лормом. Он включал плащ  из кожи или пропитанной воском ткани, трость, которой врач мог  осматривать больных, не прикасаясь к ним, и маску с застекленными  отверстиями для глаз и длинным клювом. Это был своего рода противогаз,  который набивали ароматическими веществами, сухими цветами и пахучими  травами, призванными защитить от чумных испарений. 

Естественно-научные и медицинские теории, касавшиеся чумы, легко  сочетались с богословскими. К примеру, можно было сказать, что  гневный Господь (причина причин) использует силу небесных тел,  отравляющих воздух (вторичные причины), как орудие своего правосудия.

  Отравители

Сожжение евреев во время чумы. Миниатюра из рукописи Жиля Ле Мюизи «Antiquitates Flandriae». 1349–1352 годы / Bibliothèque royale de Belgique
Сожжение евреев во время чумы. Миниатюра из рукописи Жиля Ле Мюизи «Antiquitates Flandriae». 1349–1352 годы / Bibliothèque royale de Belgique

Страх заставлял искать козлов отпущения. Периодически возникали  слухи, что чуму намеренно распространяют евреи, прокаженные, колдуны,  бродяги, нищие, иностранцы и прочие опасные элементы, которых следует  поймать и обезвредить. Несмотря на регулярные предостережения церковных  властей, во многих местах после прихода черной смерти обезумевшие  жители обвиняли евреев в отравлении колодцев — вспыхивали погромы. 

Однако виновниками эпидемии объявляли не только иностранцев  и иноверцев. В 1530 году в Женеве был «раскрыт» заговор отравителей,  в котором якобы состояли начальник чумного госпиталя, его жена, местный  хирург и даже капеллан. Под пыткой они признались, что отдали себя  во власть дьявола и он научил их готовить смертоносное зелье. Спустя  пятнадцать лет по тому же обвинению женевские власти казнили  39 отравителей. Во время миланской чумы 1630 года женщины обвинили  брадобрея Джанджакомо Мору и комиссара общественного здоровья  Гильельмо Пьяццу в том, что они специально сеяли мор, вымазывая стены  домов зачумленными зельями. Оба были казнены.

Источник

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded