dem_2011

Categories:

Истинный портрет Сервантеса

Четыре века поисков и мистификаций         

текст: Татьяна Пигарёва

«Мигелю де Сервантесу грезится Дон Кихот». Мариано де ла Рока. 1858. Музей Прадо
«Мигелю де Сервантесу грезится Дон Кихот». Мариано де ла Рока. 1858. Музей Прадо

Весной 1910 года валенсийский художник и реставратор Хосе Альбиоль  сообщил историку литературы, академику Нарсисо Сентенаку, что он владеет  сокровищем — портретом Сервантеса кисти Хуана де Хауреги, датированным и  подписанным. Альбиоль купил «темную доску XVII века», а после  реставрации обнаружил две надписи, не оставляющие сомнений в подлинности  портрета: «Don Miguel de Cervantes Saavedra» было написано сверху, а внизу (более мелкими буквами) — «Juan de Jaurigui Pinxit, año 1600».

Портрет Мигеля де Сервантеса с подписью «Хуан де Хауреги. 1600 г.». Художник не установлен (подпись фальсифицирована). XVII в., добавления XIX в.
Портрет Мигеля де Сервантеса с подписью «Хуан де Хауреги. 1600 г.». Художник не установлен (подпись фальсифицирована). XVII в., добавления XIX в.

Фотографию находки Нарсисо Сентенак опубликовал в журнале Ilustración Española y Americana,  но всеобщим достоянием новость стала после того, как Франсиско Родригес  Марин, один из самых уважаемых сервантистов и директор Национальной  библиотеки Испании, напечатал в газете ABC сенсационную статью  «Истинный портрет Сервантеса». На основе двух фотографий, показанных ему  Альбиолем, он сделал окончательное и восторженное заявление: «Да, это,  конечно, он, это Сервантес! Лучшим подтверждением здесь служат не  столько надписи, сколько эта изящная голова, этот благороднейший лик и  выражение этих больших и веселых глаз. В них — все бескрайнее видение  “Дон Кихота”!»

Хосе Альбиоль передал портрет Королевской академии испанского языка,  отказавшись от денег (что для современников послужило еще одним  подтверждением его бескорыстия и подлинности реликвии) и попросив взамен  лишь пожизненное преподавательское место. Все изыски испанской риторики  и средиземноморская страстность выплескиваются в славословиях находке,  наводнивших прессу. Анхель Барсиа, руководитель Отдела изящных искусств  Национальной библиотеки, публикует образцовый панегирик: «Это настоящий  портрет Сервантеса, тот самый, единственный, такой вожделенный и так  загадочно пропавший, — и вот через три века он является нам, неожиданно и  провиденциально, очаровывая всех и каждого». Опытного искусствоведа не  остановил тот факт, что портрет он видел только на фотографии. Слишком  велика была радость обретения. Но эта находка оказалась фальсификацией.  Почему же академики так легко попали в ловушку?

(Читать дальше...)

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded