dem_2011

Categories:

Подоплека одного похищения: Рауль Валленберг

Автор: Валентин ЛАВРЕНТЬЕВ
26.05.2020 

В 2020 году исполняется два юбилея, связанных с личностью шведского  дипломата Рауля Валленберга. Первый - это 75 лет со дня его ареста в  Будапеште в январе 1945 года. Второй – это ровно 20 лет со дня  реабилитации Валленберга и его водителя в декабре 2000 года. Кстати,  история с реабилитацией не менее загадочна, чем само похищение  Валленберга. Ведь ни он, ни его шофер вообще не были официально  осуждены. А раз не было суда, и не было признания этим судом виновности,  то какая реабилитация?  

Каноническая версия гласит, что шведский дипломат Рауль Валленберг был  похищен советской госбезопасностью в январе 1945 года, отправлен на  Лубянку, где и убит в 1947 году. Якобы Валленберг, занимавшийся  спасением венгерских евреев, пал жертвой подозрительности Иосифа Сталина  и его окружения, которые сначала подозревали его в том, что он  посредник в переговорах немцев с западными союзниками о сепаратном мире,  а потом – во время послевоенного всплеска государственного  антисемитизма – в работе на «международный сионистский центр». 

Однако если всмотреться в ситуацию, то все оказывается очень непросто. 

СТРАННОСТИ В ДЕЛЕ ВАЛЛЕНБЕРГА  

Начнем с того, что если просто мельком пробежаться по основным вехам валленберговской истории, то там очень много странного. 

Во-первых, обстоятельства ареста. Валленберг, имевший все возможности  эвакуироваться, остался при подходе советских войск. Более того, он  добровольно явился в расположение советской 151-й стрелковой дивизии 14  января. Военнослужащим дивизии было предписано воспретить связь с  внешним миром для Валленберга, а 18 января препроводить его к командиру  18 стрелкового корпуса генералу Афонину. За день до этого – 13 января –  он пытался вступить в переговоры с некими советскими военными, которые  его не поняли и отняли автомобиль. 

Однако 17 января Валленберга неожиданно отправили в Дебрецен – ставку  командующего 2-м Украинским фронтом маршала Малиновского. В тот же день  заместитель наркома обороны СССР генерал армии Николай Булганин дает  указание арестовать Валленберга. Исполнителем акции по аресту становится  военная контрразведка Смерш. Запомним эту деталь! С 25 января по 6  февраля Валленберга и его водителя этапируют в Москву. Причем делают это  во вполне комфортных условиях. Их везут в купе, и даже дают обедать в  привокзальных ресторанах. То есть Валленберг добровольно явился к  советским военным и почему-то был арестован. 

Во-вторых, странности имели место в действиях советской стороны в деле  информирования родственников Валленберга и шведских дипломатов о его  судьбе. Сначала 16 января заместитель наркома иностранных дел Владимир  Деканозов (человек бериевского клана!) сообщил шведскому послу в Москве  Стефану Сёдерблюму, что Валленберг жив и находится в Дебрецене. В  феврале советский посол в Стокгольме Александра Коллонтай сообщила  матери Валленберга, что ее сын жив, но аккуратно намекнула, что его  судьбой не надо интересоваться. То есть фактически дала повод говорить,  что его задержали. При этом посол Швеции в Венгрии Иван Даниельсон  сообщил своему правительству, что считает, что Валленберг погиб. 

В-третьих, не было никакой единой советской позиции в отношении  Валленберга. Так, в декабре 1945 года сотрудник центрального аппарата  разведки НКГБ СССР Елисей Синицын узнал от сотрудника МИД СССР Михаила  Ветрова, что на Лубянке сотрудниками контрразведки Смерш удерживается  Валленберг. Если верить воспоминаниям Синицына, то он понял, что  Валленберга надо спасать. И что единственным способом его спасения  является привлечение к сотрудничеству с заданием обеспечить режим  наибольшего благоприятствования СССР в связях с фирмой его семьи. Этот  план Синицын доложил своему начальнику Павлу Фитину, и тот согласился. 

Вместе они пошли к начальнику Смерш Виктору Абакумову, попросили  передать им Валленберга для вербовки. Тот заявил, что швед –  американский шпион, связан с сионистами и никакой передачи не будет. 

Вскоре Фитин был снят с поста шефа разведки. НКГБ стал МГБ, а  министром вместо Всеволода Меркулова стал Виктор Абакумов. И дальнейшая  судьба дипломата решалась именно им. 

То есть преследовали Валленберга Абакумов и Смерш, а дипломатическое  ведомство и разведка НКГБ пытались его спасти. Более того, зачем-то  именно из НКИД произошла утечка информации сначала шведам, затем в НКГБ.  Что же лежало в подоплеке истории Валленберга? 

ТРОЙНОЙ АГЕНТ?  

Виктор Абакумов и его следователи обвиняли Валленберга в связях с  американской разведкой и некими сионистскими центрами. Если убрать из  этих обвинений оценочные суждения и обвинительный уклон, то основания  для этого были. Выходец из знаменитой банкирской семьи Рауль Валленберг  действительно с подачи своего деда – посла Швеции в Турции – работал в  банковской сфере Палестины, и сталкивался там, в том числе – и со  сторонниками создания еврейского государства. 

Выполняя миссию по спасению венгерских евреев, он действительно  пересекался с представителями американской разведки УСС. Более того,  вовлек его в это дело сотрудник УСС и финансовый атташе посольства США в  Швеции Ивер Ольсен. Его заинтересовали связи Валленберга в венгерском  обществе. В частности, через своего довоенного делового партнера,  гражданина Венгрии еврейского происхождения Коломана Лауера, он был вхож  в семью венгерского диктатора Миклоша Хорти. 

Некоторые исследователи считают, что УСС использовала Валленберга  «втемную», и он не знал, что Ольсен – разведчик. Однако незнание не  является алиби для конкурирующих разведок. А значит, он «попал на  радары» советской стороны автоматически. Кроме того, не желая бросать  тень на мотивацию Валленберга, укажем, что спасая евреев, он не мог не  взаимодействовать с теми кругами венгерского руководства и нацистского  Третьего рейха, которые были бы в этом заинтересованы. А вот их  мотивация явно отличалась от гуманистического настроя Валленберга. 

В числе будапештских контрагентов Валленберга были лица из аппарата СД  из окружения Вальтера Шелленберга и Генриха Гиммлера. А Шелленберг уже с  конца 1943 года искал пути сепаратного мира с Западом или, если это не  удастся, путей личного спасения. В правильности этой политики он убедил  своего шефа Гиммлера. Судьба еврейского населения Венгрии (и Европы в  целом) становилась предметом торга между верхушкой СД и западными  союзниками. 

Вне зависимости от того, насколько сам Валленберг понимал все это, он  не мог не стать объектом пристального внимания советской разведки,  которая с оправданным подозрением относилась к таким попыткам. Однако  почему Валленбергом занялся именно Смерш? Израильский дипломат и историк  Александр Либин увязывает это с перестройкой советской разведки,  которую начал Иосиф Сталин. Ведь Смерш был спецслужбой, которая была  подчинена лично наркому обороны, которым был Сталин. Однако и здесь  возникает нюанс. Дядья Валленберга – Маркус и Якоб Валленберги – активно  посредничали между западными союзниками и нацистами. Но они же с подачи  посла Коллонтай и разведки НКГБ выполняли посреднические миссии между  СССР и маршалом Маннергеймом. Мог ли в этой ситуации их племянник  оставаться в стороне от советских контактов? 

В 2000 году бывший советский военный разведчик и историк Лев  Безыменский выдвинул гипотезу, что Рауль Валленберг работал также и на  советскую разведку. При этом он сослался на мнения двух свидетелей –  бывшего члена Политбюро Александра Яковлева и экс-шефа КГБ Владимира  Крючкова, являвшихся при этом политическими оппонентами. Яковлев считал,  что Валленберг, видимо, вышел на сотрудников ГРУ и чекисты ему этого не  простили. Крючков же склонялся к выводу, что швед был двойником,  запутался в своих связях и его уничтожили. Сам Безыменский считал, что  Смерш подверг Валленберга допросам, настроил против советской системы. В  результате он стал нежелательным свидетелем и был уничтожен. 

Если версия Яковлева-Крючкова-Безыменского верна, то Валленберг  сотрудничал с разведкой НКГБ (то есть с ведомством Берии-Меркулова) и  той частью советского дипломатического ведомства, которая работала на  скандинавском направлении (Коллонтай). Арестовал его Смерш – спецслужба,  выделенная из состава НКГБ, введенная в структуру Наркомата обороны.  Глава этого ведомства Виктор Абакумов оказался чужим и для бериевского  клана (и чекистского сообщества в целом), но не стал своим и для военной  разведки. В 1946 году Иосиф Сталин сделал Виктора Абакумова главой всей  госбезопасности, в которую был влит и Смерш. Так может быть дело  Валленберга имело отношение к каким-то интригам в советской верхушке? 

ИГРЫ ПАТРИОТОВ  

Видимо, Рауль Валленберг сам пришел к советским властям, считая, что  ему, как советскому агенту ничего не угрожает. Однако Абакумов решил  иначе. Получив такого пленника, как Валленберг, шеф Смерша уже мог найти  доказательства сговора западных союзников с СД. И именно тот факт, что  такие доказательства получал именно Абакумов и его сотрудники резко  выделяло Смерш в ряду других советских спецслужб. 

Однако во всей этой истории есть один нюанс. В 1989 году заместитель  директора Института США и Канады, генерал внешней разведки Радомир  Богданов попросился на беседу в Международный отдел ЦК КПСС. В ходе  встречи он заявил, что Рауль Валленберг был посредником в переговорах  между Генрихом Гиммлером и Лаврентием Берией. Якобы узнав о секретных  переговорах Гиммлера с западными союзниками, Берия решил сам предложить  сделку рейхсфюреру: иммунитет от послевоенного наказания для группы  высших чинов СС и СД в обмен на списки германской агентуры в Восточной  Европе. 

 РЕЙХСФЮРЕР СС ГЕНРИХ ГИММЛЕР С ДОЧЕРЬЮ.  ФОТО: AP/TASS
РЕЙХСФЮРЕР СС ГЕНРИХ ГИММЛЕР С ДОЧЕРЬЮ. ФОТО: AP/TASS

Версия, на первый взгляд, фантастическая. Однако, если приглядеться,  то ничего фантастического в ней нет. Берия получает сведения об идущих  по нескольким каналам попыткам Гиммлера и Шелленберга договориться с  Западом. Его прямая обязанность как главы советских спецслужб сорвать  такой сговор. Предложение через Валленберга встречной сделки, как  минимум, заставляло Гиммлера задуматься. А значит, сделка Гиммлера с  западными союзниками оттягивалась по времени, а советская сторона  получала преимущества. Как минимум, речь шла о выигрыше во времени, в  ходе которого можно было бы проработать варианты реагирования на  возможную сделку Гиммлера с Западом. 

Как максимум, если бы Гиммлер или кто-то из его окружения согласились  бы на советские посулы, то у Лаврентия Берии появлялся бы в руках  инструмент влияния на советскую внешнюю политику в Восточной Европе.  Через перевербованных немецких агентов можно было манипулировать многими  восточноевропейскими правительствами. Кстати, не исключено, что Берия  стал бы полностью выполнять гарантии, когда получил бы списки агентуры. 

Кроме того, есть масса промежуточных вариантов развития событий.  Например, что в окружении Гиммлера завязалась бы борьба по вопросу о  том, кому продаваться – УСС или Лаврентию Павловичу. Понятно, что в  итоге они не смогли бы продаться никому, но сделка с Западом бы  сорвалась. 

В общем, поведение Берии, если версия о посредничестве Рауля  Валленберга верна, укладывается в рациональное поведение куратора  спецслужб в ситуации, когда его союзники пытаются сговориться с врагом. 

Однако если эту историю препарировать под определенным углом зрения  (точнее, под пером смершевских следователей), то можно нарисовать сюжет о  том, что группа ответственных сотрудников внешней разведки и НКИД  вступила в сговор с нацистской верхушкой, а, возможно, и с западными  разведками. И тогда Виктор Абакумов получал не просто демонстрацию  успеха своей службы по линии внешней разведки, но и давало получить  козыри в межклановой игре. 

Если наша гипотеза верна, то совершенно очевидно, что Абакумов должен  был по-тихому «закрыть» Валленберга на Лубянке и предъявить публике в  том момент, когда от него были бы получены все нужные показания. Однако  сначала Деканозов «слил» информацию об аресте Валленберга Сёдерблюму.  Потом то же самое сделала Коллонтай. А потом Ветров сообщил о ситуации  Синицыну. С этого момента просто так держать Валленберга под арестом  было уже невозможно. 

А значит, у Берии и его союзников возникал шанс вытащить незадачливого  шведского дипломата. Кстати, озвученная Синицыным и Фитиным тема  вербовки Валленберга в обмен на его освобождение – это не что иное, как  создание формального повода для его освобождения. А как иначе, чем  вербовкой, можно было объяснить Сталину, что Валленберга надо отпустить? 

Однако сталинское вмешательство оказалось неожиданным. Сталин не  говорил ни да, ни нет ни одной из сторон конфликта. Более того, в  какой-то момент – примерно на грани 1946–1947 годов Виктор Абакумов  вдруг в частных беседах стал говорить, что лично он готов отпустить  Рауля Валленберга, а вот Сталин этого не хочет. Это дало повод некоторым  историкам (тому же Безыменскому) говорить о том, что с самого начала  Валленберг был личным пленником Сталина, и только с его воли решалась  судьба шведского дипломата. 

Не собираясь оправдывать Иосифа Виссарионовича, отметим, что Сталин на  момент ареста Валленберга не видел этой фигуры в микроскоп. Видимо, он  узнал об этом человеке в момент, когда произошла утечка информации об  его аресте к шведам. Однако история реально закрутилась. Сталин явно не  хотел вставать на чью-либо сторону и предпочитал стравливать участников  этой истории между собой. В результате все завершилось ликвидацией  Валленберга. Судя по имеющимся обрывочным документальным свидетельствам,  решающую роль в его устранении сыграли Виктор Абакумов и Андрей  Вышинский. 

Цель ликвидации тоже очевидна – Абакумов и его соратники поняли, что  получить от Валленберга интересных сведений о своих конкурентах им, если  и удастся (а, скорее всего, удалось), но воспользоваться ими они вряд  ли смогут. Вождь не даст им такой санкции. Живой Валленберг становился  для них слишком опасным свидетелем. Вчерашние кураторы Валленберга с  советской стороны также вряд ли испытывали скорбь о его смерти. Скажу  совсем крамольную вещь: о его исчезновении вряд ли также сожалели и его  покровители из УСС. Ведь он мог рассказать о контактах американских  политиков и разведчиков с нацистами на завершающемся этапе войны. И  спасение евреев, видимо, было лишь побочной, но не главной целью. Более  того, если целью контактов было спасение группы высших должностных лиц  СС и СД или даже сепаратный мир с Западом, то ситуация выглядит  чудовищной: спасаемые евреи были товаром, а Валленберг – одним из тех,  кто участвовал в торге. В общем, в его смерти были заинтересованы все. 

И не потому ли скандал вокруг его исчезновения был столь кулуарным?  Ведь каждая из участвовавших в судьбе отпрыска влиятельной шведской  фамилии сторон хорошо знала, что серьезный разговор об этом приведет к  величайшему скандалу. 

Источник


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded