dem_2011

Category:

От альтернативы к архаике

Василь Расевич 5 июня 2020
https://zaxid.net/statti_tag50974/

Шум, возмущение и сплошные нарекания сопровождают чуть ли не всю культурную тематику в украинском обществе. А назначение на должность министра культуры — на драматические сцены из оперы «Риголетто». И все потому, что культуру зачастую украинцы воспринимают как последний плацдарм, потеряв который, сообщество прекратит существование. Отсюда, казалось бы, и острота баталий и непримиримости позиций. Однако на практике все выглядит не совсем так. На сегодня большинству общества вопросы культуры не кажутся уже такими релевантными. Почему-то еще меньше вопросов возникает относительно установленного культурного канона. И почему-то прикрываются глаза на настоящие мотивации основных участников этих баталий.

Но обо всем по порядку. Никто, надеюсь, не будет отрицать, что даже в современной Украине культура является в слишком тесных отношениях с государством. Государственное регулирование культурной сферы, а следовательно и финансирования, на самом деле впечатляюще. От сельского клуба, начиная и заканчивая главным «клубом» страны — дворцом «Украина». От «союзных» структур, системы, отшлифованной Сталиным для тотального контроля за жизнью художественных и культурных сообществ, до народных и заслуженных ансамблей песни и танца. А еще целая система музеев для обслуживания героического нарратива. «Национальные» и драматические театры с государственными ставками, туча библиотечных работников, бесконечные управления и отделы культуры на областном, городском и районном уровнях. Со своим неотъемлемым атрибутом — мероприятиями. И вся эта культурная армада, сформированная еще со времен УССР, требует от государства денег «за верное служение». Не понимая, что в этих их услугах государство давно не нуждается.

Поэтому гораздо искренним со стороны «деятелей культуры» было бы перестать прикрываться благими намерениями, якобы защиты украинской национальной культуры, а откровенно заявить, что речь идет об их «шкурных» интересах. Что их культурный продукт, не подкрепленный государственным финансированием, никому не нужен. Что они могут существовать только в системе, когда государство их «употребляет» при необходимости и без, а они, соответственно, живут безбедно за счет этой «употребляемости». Иначе их ждало бы непременно банкротство, которое они однозначно назвали бы убийством украинской национальной культуры. Или покушением на украинскую этническую культуру, о чем неустанно напоминает народный депутат Владимир Вятрович.

И о национальной культуре и ее «усеченном» измерении — этнической культуре. Это тот случай, когда понятие культуры сводится к чисто традиционному восприятию, с сужением к достижениям какого-то этноса. Отмечу, что в интересе к традиционной культуре народа ничего плохого нет. Смогли же американцы создать прекрасный Национальный музей афроамериканской истории и культуры. Так же интересны музеи, рассказывающие об истории, культуре и быте индейских племен на обоих американских континентах. Но в этом случае не совсем об этом.

Речь идет о том, что культура может быть интересным и привлекательным явлением только если содержит в себе универсальные, инклюзивные моменты. Когда известные всему человечеству сюжеты передаются с помощью неожиданных техник, средств и приемов в текстах, на полотне, в звучании, оформлении пространства и пластике. Этническая же исключительность, с акцентом на прошлое, обрекает культурный продукт на вторичность и архаизм. Говоря простым языком, если всю культуру определенной общности свести к традиции и фольклорности, то в итоге получим советско-националистический ублюдок, который действительно придется защищать с помощью государственных дотаций, потому что без таких вливаний он завоняется и умрет.

Поэтому в Украине уже давно перезрела необходимость в том, как сделать украинскую культуру современной, привлекательной и даже прибыльной. А следовательно подумать не только над новыми культурными стратегиями, но и об отношениях между культурой и государством. Во-первых, государство должно отпустить культуру в свободное плавание. Должна исчезнуть зарегулированность этой сферы номенклатурными актами. Во-вторых, придется избавиться от «народничества» и отвязаться от советского крестьянско-казацко-классового нарратива. Перестать отмечать культурными «мероприятиями» разные исторические юбилеи, даты и события. Отменить выделение «деятелей культуры» званиями «заслуженный» и «народный» с соответствующими денежными субвенциями. Поскольку это и является одним из механизмов, когда государство определяет, что является культурой, а что нет. Что имеет право на существование, а подлежит запрету и искоренению.

От этих практик давно нужно было отказаться, поскольку они были совершенным советским механизмом недопущения альтернативы и утверждение «государственного» культурного канона. Канона казацко-шароварного, с культом хорового пения, псевдонародного танца и драматургии социалистического реализма. Такая культура становилась удобным инструментом в руках коммунистических идеологов. Использовалась как обслуга господствующих идеологических доктрин и авторитарных политических режимов. Прошли десятилетия с того времени, как скончался СССР, но «деятели культуры» и их клоны и в дальнейшем хотят служить государству и за такое прислуживание получать достойное вознаграждение.

Как в советское время, так и до недавнего времени, в украинской культуре ведущую роль играла история, особенно героический нарратив. При этом культурной обслуге было все равно, кого обслуживать: сторонников героизма советского народа, который под руководством Компартии, как известно, всех победил, или ценителей национально-освободительной борьбы под руководством ОУН. И все с теми же победными реляциями.

Дело в том, что невероятное восхищение прошлым, с непременным культом героев есть, по определению Умберто Эко, «ур-фашизмом». В наше время, может спонтанно, а может и нет, возникла невероятная конкуренция между российскими и украинскими пропагандистами. При этом, с точки зрения исследователя, природа обоих лагерей не часто и отличалась. Единственное, что украинские сторонники ур-фашизма, ввязавшись в противостояние с российскими «коллегами», однозначно проигрывают путинистам. Во-первых, несоизмерим пропагандистский ресурс. Учитывая сдобренную в советское время социальную базу — не тот радиус действия и масштаб. И, во-вторых, Украина все-таки не Россия. Украинские пропагандисты, получивших влияние на политику памяти в государстве, могли довольствоваться поддержкой только малого, да еще и регионально ограниченного, сегмента украинского общества. И методы подачи якобы нового культурного канона оказались устаревшими, будто взятыми из старых оуновских брошюр, или изданий диаспоры с сентиментальными представлениями об Украине.

Ко всему, центральное место в этом каноне заняла «этническая культура». Сам концепт монополизировали конкретные политические силы, которые каждый политический выпад противников против них представляли как покушение на всю украинскую культуру. Со временем партийно-политическая инструментализация украинской культуры только набрала обороты.

Поводом к возбуждению этой темы стала публикация в социальных сетях фотографий со знаковой культурно-художественного события «Вывих» 1990 года. И сравнение их с тем, что буквально за несколько лет случилось с этой альтернативной средой. Заметив, что на первом «Вывихе» масса молодых людей была в европейской одежде, с улыбающимися лицами, альтернативными прическами и стилизацией. Действительно, интересные молодые люди, готовые экспериментировать с собой, обществом и государством. И главное — без выраженной этнически национальной исключительности.

Это уже потом «интернациональные» участники этой среды и искренние украинцы с родственниками в диаспоре «разлетелись» по всему миру: Америка, Канада, Германия, Россия, Израиль. А потом те же люди из «Студенческого братства», которые организовывали «Вывих», наденут шаровары и реквизит из советских театров. Будут маршировать в «казацких» костюмах и «ударятся» в полный этнографизм. Активисты «Студенческого братства» и особенно «Общества Льва», нехотя, введут в жизнь и политику «настоящий» украинский «дресс-код». Помогут сформировать новый культурный канон, соединив старый советский железобетонный с элементами галицкой культурной традиции.

Начнется длительный поход в этнографизм, большинство из которого так и не вернется. Напротив, этнографизм и архаика станут эталоном украинской культуры. В таком восхищении народной культурой ничего плохого нет. При условии, что этот период короткий и не длится вечно. И если этот канон никто не пытается навязать обществу как единственно возможный.

Единственное, что не перестает удивлять, это то, почему культурные процессы в Украине шарахнулись от качественной альтернативы заскорузлой архаики, а не наоборот.

Источник

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded