dem_2011

Categories:

17 июня 2020 — 77 лет со дня рождения Петра Васильевича Меркурьева (1943—2010)

17  июня 2020 года исполнилось бы 77 лет Петру Васильевичу Меркурьеву —  актеру, музыковеду, журналисту, музыкальному и общественному деятелю,  нашему другу и коллеге, одному из основателей газеты «Музыкальное  обозрение».

В 1989 году Петр Меркурьев был одним из тех, кто стоял у истоков газеты. Из своих 67 лет он отдал газете два десятилетия.

  

Внук великого режиссера Всеволода Мейерхольда, сын великого актера  Василия Меркурьева и режиссера Ирины Мейерхольд (дочери В.Э.  Мейерхольда), П.В. Меркурьев в кино начал сниматься с 16 лет. Снялся  более чем в 90 фильмах.

Одной из последних работ Петра Меркурьева в кино стала роль Гура в фильме Алексея Германа-старшего «Трудно быть богом».  

«Трудно быть богом». На съемочной площадке

Алексей Герман (ст.): 

В 2010 году Алексей Герман прислал телеграмму на смерть Петра Меркурьева.

«Петя Меркурьев, он же Мейерхольд, был крупным явлением в нашем  искусстве, но, как мне кажется, по ряду причин не реализовал себя в  полной мере. Тем не менее, в истории нашей культуры есть место для  замечательного артиста Петра Меркурьева.

Он снялся в моем фильме “Трудно быть богом”. Не знаю, каким получится  фильм, но я имел счастье работать с замечательным художником.

Для меня смерть Пети, человека, с которым я был дружен более 40 лет,  является большой бедой. Все больше друзей оказывается там, и все меньше  остается здесь.

Прощай, дорогой Петя, может, когда-нибудь свидимся». 

«Последний поезд». На съемочной площадке

Алексей Герман (мл.): 

У Алексея Германа-младшего Петр Меркурьев снялся в фильме «Последний поезд» (2003), исполнив роль Крейцера.

 «Что я могу сказать о Петре… Конечно, папа это  сделал бы лучше. Они с отцом были близки всегда. Много лет друг друга  знали и любили. Папа Петю любил очень. Глупо говорить, что они одного  поколения, это очевидно. Дело не в поколениях, дело в сходных вибрациях.

Люди разные. Темперамент разный. Жизнь разная. Но какие-то общие  вибрации, какие-то общие ощущения были. Папа был интровертом, Петя —  экстраверт. Петя — человек восторженно тонкий, и при этом умный, что  редкость. Восторженность и ум редко идут вместе.

Петя не хотел стареть. Мне кажется, он боялся этого, не любил и  отодвигал это от себя. А папа со старением как-то быстро смирился, уже  лет в 50.

Они были и разные, и похожие.

Для меня вопрос в том, знал ли я его и хорошо ли знал? Мы все-таки люди разных поколений.

Я был моложе и хуже понимал Вселенную. Конечно, дистанция между нами  существовала. Но Петя мне всегда казался, в общем-то, светлым человеком.  Он как-то старался не замечать роковую предопределенность его рода,  вообще рок во всех смыслах. Он старался это не замечать, как-то с  улыбкой. Я не знал у него моментов отчаяния и черноты.

Мне кажется, что у него это, в общем, получалось — не отдаваться  потоку времени, не давать ему смывать с себя кожу. Это редкое умение.  Нерусское, кстати. Несколько не в нашей культуре. Поскольку культура у  нас все-таки «людоедская». Как говорят: пожилых мы, конечно, уважаем, но  пора бы им уже готовиться… А он как-то внутри себя противостоял этому. 

Его любила съемочная группа. Иногда он ее «доставал» восторженной  радостью, но она его все-таки любила. И он любил группу. И это тоже  редкое качество. Для большинства люди — функция. Более важная, менее  важная, но функция. А для него — нет. И это тоже редкое умение, редкое  качество — знать всех рабочих по именам. Я вот не знал…

Я вообще стараюсь снимать про тонкое в не тонком, в не тонкой  Вселенной… И когда я снимал «Последний поезд», я пытался искать это. Но  тонкое нельзя воспроизвести. Нельзя. Оно либо присутствует, либо  отсутствует. И поэтому Петя… В нем это было: что точно погибнет в таких  обстоятельствах…

В фильме «Трудно быть богом» симптоматичен выбор роли: Гур —  Сочинитель, он Поэт, Шут. Гур максимально близок к Румате (Л.  Ярмольник). Кино так сделано, что люди там исчезают и появляются,  появляются и исчезают. Ткань фильма такая. Папа же все время хотел  разрушить какие-то законы: драматургии, восприятия, мироощущения… Эдакий  деконструктивизм реальности и попытка реконструкции новой…

Мне кажется, для папы самым важным был выбор актера на роль. А Петя  был близким человеком. Папа пытался вкладывать свои мысли, ощущения… С  актерами это часто приводило к конфликтам, когда кто-то не выдерживал  напряжения. А то, как Петя делал роль — папе нравилось. И вот они, уже  будучи не очень здоровыми людьми, картину делали в счастье. Что-то  получалось, что-то не получалось. В сложностях и несчастье по отношению к  большому фильму и по отношению ко всему, но в счастье в личных  отношениях.

«МО»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

  Петр Васильевич
МЕРКУРЬЕВ (1943—2010)


Источник

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded