dem_2011

Category:

Валерия Гросу — поэт и гражданин

Дмитрий Киценко

27 июня 2012 года ушла в Вечность Валерия Гросу, молдавский поэт и общественный деятель.

Для меня Валерия навсегда останется большим художником и философом. Ее  поэзия богата своею образностью и размышлениями о жизни и смерти, о  любви к матери и родине, о земных человеческих страданиях, о  предназначении человека на Земле. Ее поэзия — камертон, по которому  можно судить о состоянии в обществе. 

Поэты  всегда тонко чувствовали и понимали многое, что зачастую недоступно  обывателю. Обнаженность нерва и обостренность восприятия — вот  характерные черты настоящего поэта, а Валерия, несомненно принадлежит к  этому высокому обществу. Недаром Марина Цветаева не любила слово  «поэтесса», и всегда считала себя поэтом. Вот и я так думаю, что Валерия Гросу — поэт. (В румынском языке, наряду со словом poetesă, есть слово poetă. Румынский толковый словарь относит слово poetesă  к редко употребляемым и дает трактовку как «посредственная поэтесса,  лишенная таланта». А вот во французском языке, как и в русском, это  слово воспринимается нормально. Трудно сказать в чем тут дело, но есть  некие вибрации в каждом слове, которые дают ощущения правильности его  употребления).

Однажды Валерия пришла в Союз композиторов Молдавии, где я служил старшим консультантом. Пришла она к своей сестре, Любе, которая в СК работала в Бюро пропаганды молдавской советской музыки бухгалтером. Так я узнал, что кто-то сочинил песню «Флорь де тей» на стихи Валерии. Песня мне совсем не понравилась, и я сказал что напишу на этот текст свой вариант. Песен  на ее стихи больше не было, но были другие, серьезные произведения, так  как «Trinitatea Lupului» («Троица Волка») для женского хора и камерного  ансамбля, «Триптих с тенью» для сопрано, саксофона и фортепиано, «Лакрима» («Слеза») для голоса без сопровождения. А для одного сочинения – «Schimbarea la fațã»  («Преображение») , я позаимствовал у Валерии название, поскольку ее  книга «Schimbarea la fațã», купленная накануне, как раз лежала у меня на  столе.

Художник Виталие Рошка
Художник Виталие Рошка

Книга «Schimbarea la fațã» («Преображение») вышла в свет в 1990 году. Полностью пронизана христианской тематикой, среди которой вдруг — «Trinitatea  Lupului» («Троица Волка») — стихотворение, на первый взгляд, не имеющее  ничего общего с христианским направлением книги. Но — все-таки — Trinitatea — Троица.  Сам термин «Trinitatea» неоднозначно трактуется в румынском богословии,  поскольку в Библии отсутствует это слово. Тем не менее, на основе  многих страниц из Ветхого Завета это слово выводится от слов Отец, Сын и  Дух Святой. Трактовку религиозных текстов оставляю для специалистов,  меня же больше интересует кажущееся, на первый взгляд, необычным  сочетание слов «Троица» и «волк».

Как  известно, молдаване и румыны – потомки древних гето-даков. Согласно  Страбону слово «даки» происходит от даой (daoi). Фактически daoi  называли дакских воинов, членов волчьего братства. Василе Пырван  указывает, что имя гетов и даков были скифского происхождения (Vasile  Pârvan, Getica, p.286). Dhau означает давить, душить, сжимать. Это  корень различных слов, означающих «волк». Фригийское daoi, иллирийское dhaunos, ирано-сакское dahae.  Это могло относиться к вере пастухов, так как волк, когда приходил за  овцами, хватал их  за горло так, что они задыхались и не могли сделать  ни звука, и он тащил их прочь от остального стада. Скифы кочевали к  востоку Каспийского моря и также назывались daoi. Исследователи  предполагают, что это название принесли в Трансильванию и Воеводину  скифско-иранские агатиры (первые люди, жившие в Трансильвании). 

Думается, что Валерия Гросу далеко не случайно использовала имя волка в своем стихотворении.  Волк как древний тотем присутствует у многих народов мира, у румын и  молдаван он имеет особый, сакральный смысл.

Смысл,  заложенный в этом произведении, оказался настолько сложным для  восприятия, что мне пришлось объяснять участницам хора, что же хотела  сказать автор в своем стихотворении, а позже призвать на помощь и саму  Валерию.

«Trinitatea lupului» не случайно привлекает внимание  читателя. Как жемчужина в оправе, это стихотворение-триптих необычно,  сказочно и мифологично, оно ведет читателя в далекий мир давно ушедших  предков, и на фоне стихотворений и прозы христианского толка выглядит  «ересью». Но не было бы ереси, не было бы и искусства.

Чтобы  понять, что же в действительности хотела сказать Валерия Гросу, нужно  обладать некоторыми знаниями как мировой истории, так и истории  Молдавии.

В этом  стихотворении и боль, и безысходность, и скрытая надежда. Образы  максимально сконцентрированы. Трехчастное строение, Триединый Волк, есть  здесь и Сын, и Отец, и Дух Святой, незримо присутствующий и царящий над  всем и вся.

Поэт Эмилиан Галайку-Пэун (Emilian Galaicu-Păun) об этом стихотворении сказал так: «Читая  его (особенно среднюю строфу в финальной части: Îl învață, mai ales,  să-și ție pe dinți în gură, / Să nu-și zburlească părul, doamne ferește.  / Și urlă a deznădejde, când mica făptură, / Nătângă, nărav de lup  vădește. — Его учат, прежде всего, не показывать зубы, / Не ощетиниваться, не дай бог. / И воет в безнадежности, когда, малое существо, / Упрямится, норов волка показывает.) я испытываю священный трепет».

Пожалуй, лучше и не скажешь...

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded