dem_2011

Category:

Леонид Симонович Гуров. К 110-летию со дня рождения

Дмитрий Киценко

Леонид Симонович Гуров (1910–1993)
Леонид Симонович Гуров (1910–1993)

Леонид  Симонович Гуров — украинский и молдавский  советский композитор и музыкальный педагог, заслуженный деятель искусств Молдавской ССР (1958), профессор (1962), народный артист Молдавской ССР (1985), лауреат Государственной премии Молдавской ССР (1986).

Родился 20 июня (3 июля) 1910 года в селе Архангельское Херсонской губернии.

Отец будущего композитора, Симон Акимович Гуров, был сельским учителем. В свободное от работы время  он отдавался музыке: играл на скрипке, а также руководил любительским  хоровым кружком. Его увлечение перешло детям. Особенно мощное  воздействие оказало оно на Леонида, который с ранних лет отличался  любознательностью. Он очень много читал, интересовался научными  открытиями. Впоследствии Леонид Симонович рассказывал о днях своего  отрочества: 

«Больше всего моё воображение занимал вопрос об обитаемости других миров. От чистого умозрительного восприятия прочитанного я  перешёл к практическому овладению астрономией, этой увлекательнейшей из  наук, изучил звёздное небо, стал заниматься изготовлением самодельных  зрительных труб, а впоследствии, уже в бытность в Одессе, я соорудил себе трёхдюймовый телескоп, доставивший мне немало радостных минут». 

Детство Леонида Гурова пришлось на суровые годы революции и  гражданской войны. Известно,  что в тогдашней Херсонской губернии, где в  с. Архангельское проживало  семейство Гуровых, во время гражданской  войны, как и в других губерниях  Украины и Белоруссии, прошли погромы,  особенно затрагивающие еврейское  население.

В   марте 1918 г. Архангельское захватили германо-австрийские оккупанты.   Они применяли применяли жестокие меры к тем, кто не подчинялся вводимым   ими порядкам... 

В мае 1919 г. Архангельское оказалось в районе боев с контрреволюционными кулацкими бандами атамана Григорьева... 

Только в январе 1920 г. части 14-й армии под командованием И. П. Уборевича изгнали белогвардейцев из села. 

Переустройство  жизни в Архангельском проходило в трудных условиях. В  1921 г. в связи с  засухой начался голод. А в апреле 1922 г. село  подверглось нападению  банды Свища. Бандиты ограбили почтово-телеграфное  отделение, помещение  КНС (Комитет незаможных селян), забрали оружие,  документы, убили  милиционера и активного борца за Советскую власть И.  И. Бойко... И  только к осени 1922 г. налаживается мирная жизнь в  Архангельском.

В  1922 году в двенадцатилетнем возрасте Леонид Гуров поступает в   Херсонскую музпрофшколу, где обучается игре на скрипке и фортепиано, а   также изучает теорию музыки. В школе царила благоприятная атмосфера для развития творческих способностей  учащихся. Поэтому Леонид уже в эти годы с увлечением брался за создание  музыкальных произведений различных жанров и форм.

С  ничуть не меньшей увлечённостью юноша брался и за геологические и  археологические изыскания. В частности, содействовал пополнению  Херсонского краеведческого музея интересными археологическими находками.  Но в итоге Леонид Гуров понял, что среди его многочисленных увлечений особое место занимает музыка.

В 1928 году по совету коллег Гуров едет в Одессу, где начинает учебу на теоретико-композиторском факультете Одесского музыкально-драматическоно института имени Людвига ван Бетховена, позже преобразованного в консерваторию.

Здесь его наставниками стали такие музыканты, как Порфирий Молчанов  (композиция и полифония), Николай Вилинский (специальный курс гармонии),  Александр Павленко (анализ музыкальных произведений и инструментовка),  Григорий Столяров и Иосиф Прибик (дирижирование). 

Несмотря на то, что официально Леонид Гуров числился в классе композиции Молчанова, особую роль в формировании мировоззрения молодого музыканта сыграл проф. Н. Н. Вилинский, в классе композиции которого он также занимался. 

Превосходный композитор и выдающийся педагог, Н. Н. Вилинский воспитал многих музыкантов, ставших впоследствии известными композиторами и исполнителями. Известно,  что Л. С. Гуров  заинтересовался молдавским фольклором не без влияния  своего педагога, поскольку Н. Н. Вилинский всесторонне  исследовал особенности молдавской народной музыки, а также был одним из первых  профессиональных композиторов, кто начал обрабатывал народные мелодии.

Занятия с крупными  специалистами сделали Гурова не только ярким, самобытным композитором,  но и сильным теоретиком. После окончания консерватории в 1932 году он  был оставлен там для педагогической работы.  Вместе с тем Гуров активно занимался композиторской деятельностью и  стоял у истоков создания Одесской композиторской организации, занимая пост секретаря Одесского областного  отделения Союза композиторов  Украины, где председателем был его учитель  Н. Н. Вилинский.


В 1941 году началась Великая Отечественная война, и Леонид Симонович Гуров был эвакуирован из города, где провёл 13 лет своей жизни. Он оказался в числе нескольких одесских музыкантов,  прибывших в Иркутск. Также из приморского города в Иркутск приехали  ещё трое заметных музыкантов: музыковед Александр Абрамович (отец Елены Абрамович, впоследствии написавшей книгу о Гурове), скрипач Вениамин Пронин и  концертмейстер Дора Глезина.


С этим периодом было связано немало интересных страниц творческой  биографии Гурова. С момента прибытия на сибирскую землю он стал вести  педагогическую работу в Иркутском музыкальном училище. Обладая опытом  работы в консерватории, Леонид Гуров не мог не стать одним из ярчайших  работников педагогического коллектива. Иркутским музыкантам, которым  выпало счастье учиться у этого высококлассного специалиста, надолго  запомнились его содержательные лекции. Не случайно познания, полученные  начинающим композитором Людмилой Левитовой в период иркутских занятий у  Гурова, произвели большое впечатление на известного украинского  композитора Льва Ревуцкого, когда девушка поступала в Киевскую  консерваторию.

Отличительной чертой лекций Гурова было то, что материал он преподносил с  неподдельным увлечением. Вспоминая эти занятия, Тамара Кузнецова  отмечала: «Леонид Симонович вёл гармонию и сольфеджио. Запомнился как  терпеливый и доброжелательный человек. Он очень увлекательно преподавал  анализ форм. Предмет был нужный, интересный». Ещё Тамара Самуиловна  отмечала, что Леонид Гуров был очень отзывчивым, внимательным человеком.  Это было важно ещё и потому, что наряду с педагогической работой он  занимал пост заведующего учебной частью музыкального училища.

Здание на улице Степана Разина, где в годы войны совместно с музыкальной школой работало и музыкальное училище
Здание на улице Степана Разина, где в годы войны совместно с музыкальной школой работало и музыкальное училище

В это нелёгкое время училище вынуждено было ютиться в небольшом каменном  здании на улице Степана Разина вместе с Иркутской музыкальной школой.  Причина была в том, что здание, ранее отведённое училищу, заняла школа №  17, которая, в свою очередь, уступила площади военному госпиталю №  1837. В здании, где размещались школа и училище, было очень холодно.  Кроме того, многие учащиеся, подобно большинству граждан страны, сильно  голодали. Некоторые шли работать, чтобы материально помочь своим семьям,  что приводило к сильному переутомлению. В таких условиях особенно  дорого было любое доброе слово и доброе дело. И Леонид Гуров по мере  возможностей старался содействовать нормальным условиям работы училища.

В годы войны в Иркутске оказалось ещё несколько эвакуированных  композиторов, прибывших из разных городов страны. Наряду с ними над  созданием музыкальных произведений работал ряд местных авторов. Подобная  концентрация композиторских сил в Иркутске создала благоприятную  обстановку для создания в городе композиторской организации. И вот  весной 1943 года было образовано Иркутское отделение Союза советских  композиторов. Первоначально в него вступили все композиторы,  находившиеся в городе в эвакуации. Среди них, разумеется, был и Леонид  Гуров. В состав организации вошли и такие эвакуированные композиторы,  как Семён Заславский, Владимир Йориш и Борис Чистяков. Двое последних  прибыли в составе Киевского театра оперы и балета, который в 1942–1944  годах базировался в Иркутске. Наряду с ними членами отделения стали  четыре иркутских автора – Генрих Ланэ, Юрий Матвеев, Эммануил Хинкис и  Даниил Розенцвейг. Возглавил организацию Владимир Йориш.

Особенно интересным был первый год работы отделения. Тогда в Иркутске  прошло несколько концертов, во время которых прозвучали произведения  всех вышеназванных авторов. Один из таких вечеров прошёл в редакции  «Восточно-Сибирской правды». Вскоре после встречи в номере газеты от 10  марта 1944 года была опубликована заметка «Иркутские композиторы». Её  написали в соавторстве музыковед Владимир Сухиненко и известные  иркутские медики – профессора Николай Синакевич и Михаил Барбас, которые  были большими любителями музыки. В заметке был выделен ряд проблем, с  которыми сталкивались композиторы, а также освещены наиболее сильные  стороны их работы. В частности, отмечалось: 

«Филармонии необходимо  обратить внимание особенно на произведения Гурова и Ланэ как  композиторов, работающих над крупными формами, организовать специальные  концерты с включением в программу произведений и других местных  композиторов».
Афиша заключительного концерта фестиваля украинской музыки, где звучало Andante из 1-й симфонии Леонида Гурова. 25 апреля 1944 года
Афиша заключительного концерта фестиваля украинской музыки, где звучало Andante из 1-й симфонии Леонида Гурова. 25 апреля 1944 года

Анализируя данные периодической печати и архивных документов, можно  сделать вывод, что в период войны иркутяне услышали разнообразные  сочинения композитора. Например, в заключительном концерте фестиваля  украинской музыки, проведённого Киевским театром незадолго до своего  возвращения в Украину, звучало Andante из Первой симфонии Гурова,  датирующейся 1938 годом. На вышеупомянутой встрече в редакции  «Восточно-Сибирской правды» композитор представил в фортепианном  переложении и фрагменты своей новой (Второй) симфонии «Чапаев», оконченной  уже после отъезда из Иркутска. Наконец, неоднократно иркутяне слышали  песни и романсы Гурова.

Но это ещё не всё. В драматическом театре была осуществлена постановка  «Грозы» Островского, музыку к которой написал Леонид Гуров. Владимир  Сухиненко расценил её как удачную работу композитора, отметив  мелодичность гуровских сочинений, созданных для спектакля. Кстати,  «Гроза» была одним из спектаклей, шедших в театре в первые послевоенные  дни. В нашей семье как своеобразная реликвия сохранился номер  «Восточно-Сибирской правды» от 11 мая 1945 года. Газета выходила ещё в  двухстраничном формате, что было обусловлено экономией военного времени.  И вот в нижней части второй страницы читаем, что 11, 15 и 16 мая в  театре идёт «Гроза». Таким образом, гуровская музыка сопровождала  иркутян в эти радостные майские дни.

«Гроза». Анонс спектакля Иркутского драмтеатра. «Восточно-Сибирская правда» от 11 мая 1945 года
«Гроза». Анонс спектакля Иркутского драмтеатра. «Восточно-Сибирская правда» от 11 мая 1945 года

Уже совсем скоро, в мае, уехали из Иркутска к месту  постоянного проживания Владимир Йориш и Борис Чистяков, примерно тогда  же отбыл в Москву и Семён Заславский. Ряды членов иркутской  композиторской организации заметно поредели, но она продолжала свою  работу. И руководил ею в последний год войны Леонид Гуров.

Леонид Симонович зарекомендовал себя и как аранжировщик. Именно в его  обработке иркутяне услышали ораторию «Народная священная война»  советского композитора Мариана Коваля. Исполнение этого произведения  стало наиболее крупной работой, подготовленной в период войны камерным  хором Иркутского радио, возглавляемым Василием Патрушевым. А в самом  конце войны на базе Иркутской филармонии решили создать Государственный  ансамбль сибирской песни и танца. Этот ансамбль также поручили  возглавить Патрушеву. В период комплектации ансамбля Леонид Гуров оказал  ему помощь, сделав обработки нескольких песен русского населения  Сибири. Известно, что три из них – «Александровский централ»,  «Казанец-молодец» и «Ехал купец с ярмарки» – вошли в первую программу  ансамбля, представленную иркутской публике летом 1946 года.

Л. С. Гуров покинул Иркутск в 1945 году, решив отправиться на работу в Кишинёв. Ещё двое эвакуированных одесских музыкантов на тот момент оставались в городе – Александр Абрамович и Дора Глезина, также внесшие заметный  вклад в работу Иркутского музыкального училища. И если Глезина  продолжала работать здесь долгие годы, то Абрамович в 1949 году тоже  переехал в Кишинёв.

Воспитанный  в традициях русской и украинской музыкальной культуры, в  первый же послевоенный год приехав в Молдавию после работы в Одессе и в  эвакуации в  Сибири, в Иркутске, Леонид Симонович стал основателем кафедры теории  музыки и композиции в Кишиневской консерватории, в стенах которой и проработал  почти всю жизнь.

Л. С. Гуров  был наставником для многих в музыкальном мире Молдавии,  в особенности для  композиторов и музыковедов. Фактически Леонид  Симонович заложил  в Молдове базовые основы композиторской профессии. По  образному  выражению Галины Вартановны Кочаровой, всё «генеалогическое  древо»  молдавской композиторской школы покоится, по сути, на его имени,  начиная  с первого его выпускника — крупнейшего симфониста и педагога  Соломона Лобеля.

Леонид  Симонович воспитывал в своих учениках художественный вкус и  чувство  стиля. Да, он был консерватором и не воспринимал новых веяний в  музыке,  но его критика всегда была корректна и аргументирована. 

Среди  непосредственных воспитанников ведущего консерваторского  класса  профессора Л. С. Гурова — Соломон Лобель, Александр Муляр,  Василий  Загорский, Злата Ткач. Но и они уже воспитали целую когорту  учеников.  Среди музыковедов выпусков 50-х из класса Гурова — Елена  Абрамович, Д.  Кольчинская, Глеб Чайковский, Изольда Милютина.

Гуров  вёл в консерватории не только класс композиции, но и такие  предметы,  как гармония, анализ музыкальных форм, оркестровка; вёл класс  по  подготовке дипломных работ музыковедов. По воспоминаниям Изольды  Милютиной,  уроки Гурова дарили им прежде всего общение с живой музыкой,  без чего  всякое теоретизирование, как известно, бесплодно. Гуров сам  много играл,  показывая произведения разных композиторов. Тогда не было того обилия  пластинок, записей на кассетах и дисках, как в последующие  времена, но в  классе Гурова всегда звучала живая музыка.

Леонид  Симонович был образцом высокой человеческой и  профессиональной этики,  удивительно цельным и принципиальным в своих  убеждениях.

Очень  ценна ещё одна грань в облике Гурова-композитора. Известна  мысль  Стендаля: «Я никогда не отделял художника от мыслителя, как не могу  отделить художественной формы от художественной мысли». Изольда  Милютина  пишет: «Эти слова вспоминаются, когда думаешь о том интересе,  который  Гуров проявлял к молдавскому фольклору, на протяжении многих  лет  исследуя его особенности и обращаясь к арсеналу его выразительных   средств в своём творчестве. Стоит вспомнить, что в Первой симфонии Гурова (1938-й год), написанной ещё в пору принадлежности молодого тогда  автора к Союзу композиторов Украины (он жил тогда в Одессе), в качестве   тематического материала использованы молдавские народные мелодии. Это   служит для исследователей основанием считать это монументальное   произведение Гурова первой молдавской симфонией. Это неизменно отмечают все, кто пишет о симфонической музыке в Молдавии. Первая симфония  Гурова  впервые прозвучала в Молдавии уже после войны под управлением  моего  отца — Бориса Милютина (1946). Скерцо из этой симфонии неизменно  входило  во многие концертные программы оркестра. Одно из этих  исполнений  симфонии Гурова сохранилось и в архивных записях Молдавского  радио.

И в дальнейшем Гурова продолжал привлекать красочный молдавский  фольклор.  Об этом свидетельствует, например, блестящая разработка  народных тем в  «Молдавском каприччио» для арфы, посвященном, как и  написанный в поздние годы Концерт для арфы с органом, дочери-арфистке.  Такой же образец  мастерского претворения фольклорного материала  содержит замечательная  скрипичная соната Гурова, финал которой основан  на знаменитом народном  наигрыше. Искусно использованный здесь  импровизационный блеск «Чокырлии»  придает музыке жанровые черты  инструментального концерта и определяет,  таким образом, жанровую  многоплановость Сонаты. Написанные в 50-е годы,  эти интересные камерные  сочинения Гурова отличаются композиционной стройностью и показывают,  как мастерски автор владел образным  музыкальным материалом народного  источника, как виртуозно вводил его в  строгую композицию академического  плана.

В  то же время всю жизнь творческие симпатии композитора были отданы   традициям русской классики. Не случайно последним произведением,   завершившим его творческий путь, оказалась симфоническая «Рахманиана» — дань творческому гению великого композитора, одного из наиболее ярких   представителей русской школы в музыке». (Изольда Милютина. «Между   прошлым и будущим». Gutenberg, 2004).

Композиторское  наследие Леонида Симоновича сравнительно невелико —  две симфонии (1938, 1946 — «Чапаев»), Концерт для арфы и органа с оркестром, сюита для оркестра  «Рахманиана»,  две сонаты для скрипки и фортепиано, Каприччио на  молдавские народные  темы для арфы, «Детская сюита» для фортепиано,  хоры, романсы, обработки народных песен. В своем творчестве он  основывался на лучших традициях  представителей русской и советской  композиторской школы, сочетая  позднеромантические и импрессионистские  тенденции с элементами  молдавского фольклора. Его музыке присуща  осмысленность, гармония чувств  в сочетании с крепким профессиональным  воплощением. 

Кроме  музыкальных сочинений Л. С. Гуров является автором  значительных работ в  области теории музыки, в числе которых «Ладовые и  метро-ритмические  особенности молдавской народной музыки», «К вопросу о  функции и колорите  в гармонии», «Аккорды нетерцовой структуры: их  происхождение и  применение в творческой практике» и др. 

Леонид Симонович Гуров был блестящим педагогом и неравнодушным человеком. Таким он навсегда остался в наших сердцах.


В описании пребывания Л. С. Гурова в Иркутске использованы материалы, опубликованные на страницах газеты «Восточно-Сибирская правда» от 09.05.2017, автор — главный редактор газеты Александр ГИМЕЛЬШТЕЙН

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded