dem_2011

Categories:

Николай Цискаридзе: «Я предательство не принимаю»

6 июня 2020

– Как вы относитесь к критике?

–  Очень плохо. Я не люблю хамства. Я так воспитан. По приглашению одной  большой московской компании я однажды вместе с группой артистов приехал в  Нью-Йорк, чтобы участвовать в их мероприятии. Летели все вместе –  Дмитрий Хворостовский, Мария Гулегина, Юрий Башмет с его оркестром и еще  несколько человек – все, как вы понимаете, не последние люди в  искусстве. Стоя в длиннющей очереди к паспортному контролю,  разговорились о прессе. И у каждого были в запасе вопиющие случаи  неграмотности, непрофессионализма. Вспоминали несостоявшихся танцовщиц,  ставших балетными критиками, несостоявшихся актеров, ставших  театральными. И вот что интересно – «моська» оказалась сильна, потому  что вот стояли мы, «слоны», и о ней говорили...

– Что вам в себе кажется странным?

–  Меня до сих пор поражает, как я, человек, который не любит двигаться,  который готов часами лежать, внимая совершенно не интересующей его  программе, потому что ему лень дотянуться до переключателя, – оказался в  балете.

– Кем вы хотели стать в детстве?

–  Директором зоопарка. Я очень любил смотреть на зверей и хотел ходить в  зоопарк каждый день. Но мама сказала, что денег на ежедневные посещения  нет, вот я и решил, что если буду директором зоопарка, то смогу ходить  туда каждый день бесплатно. Еще хотел быть начальником ГАИ, потому что  моего отчима постоянно останавливали и штрафовали, а если бы я был  начальником, то такого бы не допустил. Но вообще я с очень раннего  возраста хотел быть в театре.

– Вы получаете много почты? О чем вам пишут?

–  Пишут очень много, больше всего просят денег. Иногда даже прикладывают  копии каких-то документов, подтверждающих, что сгорел дом или что  человек очень болен. Это очень тяжело – ты не можешь всем помочь, ты не  можешь даже на эти письма отвечать, потому что тогда не останется  времени на жизнь. Но много и просто писем с благодарностью. Это приятно и  трогательно, особенно если письмо из какого-то места, которое  приходится долго искать в атласе.

– Какие вещи вы ни при каких обстоятельствах не готовы простить и есть ли такие?

–  У Руставели есть потрясающая фраза в «Витязе в тигровой шкуре», что все  беды начинаются со лжи. К сожалению, ложь приводит к предательству, и я  предательство не принимаю. Не могу сказать, что не прощаю, как  христианин я должен простить, но я не принимаю.

– Что для вас боль, не физическая, что по-настоящему причиняет боль?

– Предательство.

– Вы мечтаете о чем-то? Если да, то о чем?

–  Да, конечно, я очень мечтательный человек. Мне очень нравится фраза,  которую написал Булгаков в конце «Мастера и Маргариты», что они не  заслужили света, они заслужили покой. Вот этот покой, не то что ты  должен упокоиться, нет, а покой – это та размеренная и спокойная жизнь,  которой я живу сейчас, она мне нравится. Пусть это и карантин, но слава  богу крыша над головой есть, интернет есть, общаться можно, есть что  поесть и на что есть поесть.

Источник

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded