dem_2011

Category:

Производство знаменитых скрипок Страдивари под угрозой исчезновения

Десятки мастерских уже закрылись из-за коронавируса. И это не предел 

Кремона давно считается музыкальной столицей Италии. Скрипки  здесь делают лучше, чем где-либо. Если фамилии Амати и Гварнери знают в  основном специалисты, то о шедеврах Антонио Страдивари слышал весь мир.  Это символ мастерства, изящества и божественного звучания. Но после  разразившейся эпидемии коронавируса итальянский город превратился из  струнного центра в очаг распространения заразы. Ремесленники сидят без  работы, мастерские терпят колоссальные убытки. В Кремоне больше не  звучит музыка.

Фото: Michela Vado
Фото: Michela Vado

В городе, расположенном на южной границе Ломбардии,  проживает порядка 73 000 человек. Еще в феврале он стал эпицентром  вируса, когда в Европе произошла первая вспышка болезни. По официальным  данным, в одной только Кремоне обнаружено 6600 случаев заражения, а 1000  жителей уже скончались от COVID-19. Пандемия давит на экономику, а  значит, угрожает главному достоянию города — скрипичному мастерству.  Издревле оно было историческим двигателем промышленности Кремоны и  сделало ее мастерские знаменитыми во всем мире. Но сейчас город  интересен еще и в другом контексте. Это микрокосмическое отражение того,  как пандемия угрожает культуре в целом.  

Смычковые струнные инструменты изготавливаются здесь с XVI века.  Именно Кремона — родина Антонио Страдивари, возможно, величайшего  скрипичного мастера в истории. Хотя его мастерская была разрушена в 1934  году, каждый уголок города продолжает говорить о национальном  достоянии. Школы, отели, спортивные центры, рестораны и кафе названы в  честь Страдивари, который за всю свою жизнь создал 960 скрипок. Однако  теперь его наследие борется за выживание.

Кремонское скрипичное производство входит в список культурного  наследия ЮНЕСКО. Его мастера вручную создают каждый инструмент,  используя более 70 кусков дерева без каких-либо промышленных материалов.  А централизованность ремесла привлекает сюда и зарубежных мастеров,  более известных как лютьеры.

Уроженец Аргентины Пабло Фариас окончил Международную школу  скрипичного мастерства в Кремоне и входит в число 160 лютьеров, живущих и  работающих в городке. В своих небольших мастерских из необработанных  досок клена и ели они производят музыкальные инструменты стоимостью в  тысячи евро. «Цены варьируются в зависимости от имени мастера и рынка,  на котором они продаются. В среднем, это около 10 000 евро, но некоторые  доходят до 20 000», — говорит Стефано Трабукки, открывший здесь свою  мастерскую в 1992 году.

Согласно последним данным Всемирного банка, ежегодный экспорт Италии  смычковых струнных инструментов составляет 6,6 миллиона долларов, в  основном в Японию (2,2 млн), Соединенные Штаты (709 600), Гонконг (645  000) и Китай (286 800). Одна только Кремона заполняет около 80% рынка.  Мастера принимают заказы от двух категорий клиентов: частных лиц и  дилеров, которые обычно перепродают их в своих магазинах в два раза  дороже консерваториям и музыкантам по всему миру.

Скрипка, изготовленная в Кремоне, может быть либо «Страдивари»,  вдохновленная дизайном Антонио Страдивари, либо «Гварнери дель Джезу»,  соперника великого мастера — Джузеппе Гварнери. В обоих случаях процесс  занимает не менее шести недель. В результате большинство индивидуальных  мастеров обычно делают не более 10 скрипок в год.

С тех пор как пандемия закрыла некоторые магазины, многие дилеры  заморозили или даже отменили свои заказы. «Коронавирус вынудил меня  отложить работу. А если заказ не выполнен, то лютье не платят за  сделанную им скрипку», — говорит Пабло. У Фариаса нет служащих. «Обычно я  работаю над инструментом от двух до трех месяцев. Аннулирование заказа  лишает меня денег. Во время блокады лютьерам даже не разрешалось  посещать свои мастерские и работать за закрытыми ставнями. Это  несправедливо, ведь мы там абсолютно одни», — говорит он.

Сейчас, в середине июля, в городе все еще пусто, хотя ограничения  сняты уже 2 месяца. Кремонские лютьеры пытаются поднять дело, которое  почти уничтожил коронавирус. Но тут есть и другая проблема —  перенасыщение рынка. На заре 1990-х годов в городе было около 60  мастеров. Сейчас их почти в три раза больше. «Скрипка живет более 200  лет. Иногда дольше. Поэтому рынок насыщается довольно быстро», — говорит  Джорджио Грисалес, уроженец Колумбии и президент городского Консорциума  скрипичных производителей «Антонио Страдивари».

Коронавирус усугубил и без того специфичное положение мастеров.  Классическая музыка оказалась в числе наиболее пострадавших от COVID-19.  Концерты отменяются, музыканты увольняются, доходы падают. В новых  инструментах не просто нет надобности, их даже перестают экспортировать в  крупные магазины.

«Музыканты — наши конечные пользователи. И в данный момент они  находятся в глубокой тине. За последние несколько лет я продал четыре  своих инструмента музыкантам симфонического оркестра NHK, крупнейшего  оркестра в Японии. А сейчас он теряет миллионы иен. Что уж говорить про  нас?» — говорит Симеоне Морасси, владелец одной из старейших мастерских в  городе.

Если спрос на инструменты упадет, а это произойдет из-за  продолжающегося кризиса, Кремона может опустеть. «Десятки мастерских уже  закрылись. И это не предел», — говорит Стефано Трабукки. На столе его  мастерской лежит недоделанная скрипка. Когда-нибудь она заиграет, но не  сегодня. Сегодня в переулках Кремоны не играет музыка.

Иветта Невинная

Источник

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded