dem_2011

Categories:

СОВЕТСКАЯ МЕССАЛИНА

Первая женщина-министр в истории, теоретик большевизма по женскому вопросу, выпускница Цюрихского университета, отстаивавшая свои права на улицах революционного Петрограда
Первая женщина-министр в истории, теоретик большевизма по женскому вопросу, выпускница Цюрихского университета, отстаивавшая свои права на улицах революционного Петрограда

Трудно  судить, какой след оставила Александра Коллонтай в истории революции и  мировой дипломатии. Но в топонимике Санкт-Петербурга она и ее супруг – Павел Дыбенко, наследили уникально. Трудно найти другой город на карте  планеты, в котором бы сразу две улицы носили имена супругов-министров  (наркомов).

ПОМЕЩИЦА АЛЕКСАНДРА ДОМЕНТОВИЧ

На старинной петербургской улице Средней Подъяческой и сейчас можно  отыскать трехэтажный особнячок, в 1872 году принадлежавший царскому  генералу корпуса Генерального Штаба – Михаилу Доментовичу. Помимо  солидного жалованья из военного министерства – отец будущей первой  женщины-посла владел наследственным имением в Черниговской губернии.  Приносившим в семью богатый доход. Так что его любимая дочь – Сашенька, с  пеленок и до зрелости ни в чем не нуждалась. В этом столичном домике  генерала 31 марта (по старому стилю) 1872 года и появилась на свет женщина, которую ее современники называли «Советской Мессалиной».

В  1913 году Александра Коллонтай опубликовала статью «Новая женщина», в  которой она, в частности, призывала девушек не скрывать свою  сексуальность
В 1913 году Александра Коллонтай опубликовала статью «Новая женщина», в которой она, в частности, призывала девушек не скрывать свою сексуальность

Сходство  с героиней античного Рима проявилось задолго до того, как дочь генерала и помещика вступила в социал-демократическую партию. Римская Мессалина была дочерью двоюродных брата и сестры. Дочь царского генерала-помещика,  достигнув возраста невесты, к изумлению родителей отвергла всех женихов  и заявила, что обвенчается лишь с троюродным братом, офицером Коллонтай! Этот брак был на грани кровосмешения, но родители, скрепя  сердце благословили, а церковь, стиснув зубы, сей союз узаконила. Чета  ни в чем не нуждалась, вскоре у молодых супругов родился сын – Мишенька,  названный в честь деда-генерала. Но офицерше Коллонтай хотелось иного.  Новизны. Новой жизни. Уговорив мужа отпустить ее в Европу, она уехала,  понимая, что расстается со старой жизнью навсегда.

РЕВОЛЮЦИОНЕРКА КОЛЛОНТАЙ

 Лично Александра Михайловна никого к революционному террору не  призывала. Шальная красавица Коллонтай в революцию пошла по иным  причинам. Первая – это было модно среди богемы предреволюционной России.  Второе – ее страсть революция не только узаконивала, но и преподносила,  как образец для подражания. Кандидат в члены ЦК РСДРП (б), нарком  государственного призрения (министр социального обеспечения в  современном определении), делегат ряда партийных съездов «товарищ  Коллонтай» боролась не столько с белогвардейской контрреволюцией,  сколько с христианскими законами взаимоотношений мужчины и женщины.  Семья – ячейка общества, опора государства, интимные отношения –  таинство исключительно двоих и природа создала женщину женой и матерью?  Значит, для победы революции женщину нужно из семьи изгнать, никаких  освященных таинств – физиология, как «стакан воды выпить»…  Не будет семьи – не будет и государства. В данном конкретном случае –  российской монархии. Как агитатор именно этой идеологии, она была нужна  революционерам, целящим в русское государство. Для многих мужчин  запутаться в локонах пылкой революционерки – означало смертельный исход.  Александра Коллонтай лично ни в кого не стреляла и некого не травила…  сами стрелялись и принимали яд. Ее первому венчанному мужу генералу  Коллонтай еще повезло. Судьба послала ему нормальную женщину,  воспитывавшую сына революционерки, и он еще до 1917 года счастливо с ней  развелся. Другим так не повезло.

Первой жертвой стал ее преподаватель русской словесности Остраградский –  принял яд, но успели откачать. Второй – офицер-гвардеец, сын знаменитого  полководца Драгомирова – Иван – застрелился. Старый партиец – Александр  Шляпников, фактически руководивший партией большевиков в России, до  возвращения Ленина и Троцкого и одно время бывший «гражданским мужем»  Коллонтай, слег с нервным потрясением. То ли духу не хватило поднести  ствол револьвера к виску, то ли разум победил. Еще один безвестный  морской офицер – ее кратковременный любовник из дореволюционной жизни,  узнав о ее «стакане любви» с революционными балтийцами – застрелился.  Хотя, ему-то уже какое дело, если подумать?

ЗАМУЖНИЙ НАРОДНЫЙ КОМИССАР

Александра вышла-таки замуж за бедного офицера, назвав потом время, проведённое в браке, «воинской повинностью»
Александра вышла-таки замуж за бедного офицера, назвав потом время, проведённое в браке, «воинской повинностью»

В  ноябре 1917 года победившие большевики, сформировав первое советское  правительство, «министерскими портфелями» не дорожили, зная, что  истинная власть у членов Политбюро ЦК РСДРП(б). Потому-то вопросы  социального обеспечения поручили Коллонтай, хотя сама агитатор борьбы с  мещанским бытом, помещица, дочь и экс-жена генерала, искренне не  понимала смысл своей работы. Так же, как и ее «советский супруг» Нарком  по морским делам (морской министр) – глава Центробалта Павел Дыбенко.  Она была старше своего «революционного мужа» на 17 лет, но это не  помешало Коллонтай прожить с ним дольше всех своих мужчин. В какой-то  степени он стал свидетельством ее человечности. После разгрома красных  балтийцев под Псковом и Нарвой в феврале 1918 года, точнее их бегства от  частей кайзеровской армии, Павел Дыбенко был снят со всех постов,  исключен из партии большевиков и ждал решения революционного трибунала.  Нарком государственного призрения (попечения) Коллонтай расписалась с  арестантом в ЗАГСе (венчание уже было не для них) и убедила трибунал  разрешить ей взять супруга на поруки. Интересно, что идеолог «стакана  любви» Александра Коллонтай, обнаружив в кителе мужа несколько любовных  записок от соперниц, тут же о своей революционной философии забыла. И  закатила мужу самый старорежимный скандал! Шел 1921 год. Прощенный  партией Дыбенко, награжденный за расправу над кроншадтскими матросами  орденом Красного Знамени, психанул… И почти повторил судьбу прежних  жертв «укуса любви» Александры Михайловны. Выстрелил себе из «Нагана» в  грудь. Спас новенький орден – пуля изменила траекторию, не тронув  сердца. Разведенный муж отправился лечиться в госпиталь. А разведенная  жена, оскорбленная в лучших супружеских чувствах, на дипломатическую  работу. За рубеж.

ПОСОЛ СССР КОЛЛОНТАЙ

Александра Коллонтай перед аудиенцией у шведского короля.
Александра Коллонтай перед аудиенцией у шведского короля.

К  1922 году отдел кадров Наркомата Иностранных дел имел в резерве  достаточное число партийцев со знанием языков и опытом жизни в Европе.  Тут бывшая нарком призрения и бывшая генеральская жена не была  редкостью. Причина ее перехода на дипломатическую работу заключалась в  другом. Советская дипломатия 20-30-х гг. – это авангард мировой  революции. А любая революция – это разрушение старого мира. Александра  Коллонтай к своим 50 годам была готова исключительно разрушать. Семьи,  судьбы, флоты, государства и общества. А с 1922 года в России приступили  к созиданию государства. Пусть нового типа, но все же. И автор  философии раскрепощенных нравов оказалась «не в формате». Ибо любому  государству нужны работники и солдаты, а для их «производства» нужна  семья. На родине первая в мире посол-женщина появлялась редко.  Нейтралитет во второй мировой войне Швеция, где она была послом СССР,  поддерживала вне зависимости от того, кто в Стокгольме был советским  послом мужчина или престарелая нимфоманка? Когда было выгодно, шведские  фирмы поставляли Третьему Рейху все необходимое сырье и запчасти для его  военной промышленности. Когда стало опасно, прекратили. Посол Коллонтай  никак на это не влияла. На фронте погиб ее единственный сын – Михаил  Коллонтай. В Стокгольм прислали похоронное извещение.

За  пять дней до своего 80-летия ветеран партии и дипломатии скончалась в  Москве, успев понянчиться с единственным внуком – Володей. По  возвращению в Москву ее не тронули. Зачем? В отличие от античной  Мессалины, советская умерла своей смертью, в почете и в покое.

Александр Смирнов

Источник

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded