dem_2011

Categories:

Сергей Лазо. Иркутск. Письмо матери и младшему брату

С. Г. Лазо летом 1917 года. Председатель военной секции Красноярского Совета рабочих и солдатских депутатов
С. Г. Лазо летом 1917 года. Председатель военной секции Красноярского Совета рабочих и солдатских депутатов

Письмо С. Лазо матери и младшему брату[1]

Дорогие мои!

Милая мама и милый мой Степа! Пишу десятого декабря утром со станции Иркутск, куда я только что приехал. В городе один за другим время от времени громыхают артиллерийские выстрелы. Сейчас иду в девятый полк и, конечно, сразу попаду на работу, тем более что меня здесь немного знают. Думал написать тебе отсюда открытку, но боюсь до поры до времени тебя беспокоить, пересылаю это письмо в надежные руки в Красноярск, оттуда его тебе перешлют, если что случится...

С вещами я уже распорядился. Все личные бумаги, дневники и т. д. перешлют вам по почте. Я их всецело посвящаю Степе и все дневники, которые лежат в письменном столе в Кишиневе; чужие письма постарайся по возможности отослать адресатам или уничтожить. Передай мой братский поцелуй Боре. Думаю, Степа, ты тоже будешь революционером, как твой брат.

Крепко целую. Сергей Лазо.
10. XII 1917 г., г. Иркутск.

«Сергей Лазо». Воспоминания и документы ОГИЗ, «История гражданской войны», 1938 год.

  1. 8 декабря 1917 года в Иркутске контрреволюционные элементы подготовили мятеж против советской власти. С. Лазо был послан из Красноярска с отрядом в Иркутск, где ему поручили командовать группой отрядов революционных солдат и красногвардейцев. 

25 декабря 1917 года,  г. Иркутск, Военно-топографический отдел, Центросибирь.  Для меня.

Дорогая мама!

Пишу второе письмо из Иркутска. Возможно, первое не было получено, так как я его послан без марок. Поэтому вкратце сообщу пережитое за это время. 5 декабря я уехал в Ачинск и Канск — уездные города Енисейской губернии, а оттуда по делам Исполнительного Комитета в Иркутск. Я приехал туда 10 декабря в разгар боя революционных солдат с юнкерами, который поднялся из-за введения в городе и округе Советской власти. Через несколько часов после приезда я был с винтовкой в руках на передовой линии.

20 декабря был выбран в Военно-революционный комитет и утвержден Окружным бюро Советов Восточной Сибири комендантом города Иркутска с правами начальника гарнизона. Пришлось налаживать заново жизнь гарнизона. Прежде всего прошла приемка оружия и увольнение юнкеров. Потом пришлось налаживать охрану города, караульную службу и т. д.

Чем дольше живу в Иркутске, тем больше втягиваюсь в работу и, очевидно, надолго останусь здесь. Вошел в Центральный комитет Восточной Сибири и на днях получу мандат в Окружное бюро Советов Восточной Сибири. Со своими новыми обязанностями справляюсь без особенного затруднения. На свою новую должность смотрю только как на временную; как только наладится работа в гарнизоне, подыщу себе преемника и займусь чисто советской работой в Иркутске.

Много пришлось пережить за это время. Здесь впервые выходишь на арену действительной революционной борьбы. Красноярск был, в сущности, хорошей школой, так как оппозиция к власти Советов даже среди сибирского крестьянства, которое теперь отлично организовано, была все время ничтожна.

В Иркутске, конечно, обстановка иная.

В эти дни, когда в городе трещали пулеметы и винтовки и шла непрерывная канонада, разрушались здания, подымались пожары, в эти дни, когда мирные жители страдали несравненно более, чем мы, военные, в эти дни у меня не было ни жалости, ни чувства страха перед этим разрушением, нет этих чувств и теперь.

И не потому, что я человек жестокий, а потому, что мы, социалисты, понимаем, что это открытая борьба, это стремление порвать те цепи, которые долгие годы угнетали народ, разрушить те базы, которые служили источником неисчислимых страданий.

И я не закрываю глаза, я лучше, чем кто-либо другой, знаю громадную разруху жизни в России, но и последняя не повергнет меня в уныние. Мы видим наряду со старым, которое рушится безвозвратно, мощные ростки новой жизни. И пусть все упрекают Советы в тех бедствиях, которые происходят, я не брошу этого упрека им. Наоборот, Советы, и они одни, могут дать выход из положения.

Идет великое разрушение. Старое падает тем решительнее, чем сильнее и основательнее подгнило в своей основе. И где были те, которые бросают нам упрек, во все годы войны, войны, порожденной противоречиями нашего уклада жизни? Не они ли призывали к новым и новым потокам крови? Ну да все равно. Вопрос решается не спорами, а классовой борьбой.

В Иркутске стоит на редкость теплая погода, т. е. не опускается ниже —20°, днем —8—10°. Красавица Ангара все еще не стала. Круглые сутки ослепительное солнце. Пиши, что делается у вас в Бессарабии. Какова политическая ситуация? Из газет трудно вынести определенное мнение. Как прошли выборы в Учредительное собрание? Что делается сейчас у вас? В своих письмах ты очень мало пишешь об этой стороне жизни. Что теперь с Борей, где он, что делает? Как себя чувствует Степа? Как идут его занятия? Чем он интересуется?

Вообще, как поживают наши бессарабцы, наши «славные дворяне», которым, увы, мало помогает геральдика и знатное происхождение. Мне теперь даже как-то странно и представить себя в прежней обстановке с ее сложившимся укладом, с ее предрассудками. Жизнь заставляет по-прежнему думать над рядом вопросов, несколько и над самой жизнью. Теперь, все переживаешь иначе, глубже, сосредоточеннее и спокойнее. Но главное, основные положения, во имя которых—работаешь,— неизменны. И пусть народ не организован, мы не положили рук. И нам, революционерам, если только мы искренне работаем, конечно, приходится переживать минуты тяжелого раздумья и сомнений, но после них выходишь с новыми силами.

Не ударило мне в голову и вино нового положения, несмотря на то, что в моем распоряжении сейчас отличный автомобиль, сам я живу скромнее, чем когда бы то ни было, живу в общежитии Центросибири, и сегодня первый день с 4 декабря, когда я смогу лечь раздетым. Жизнь строится, новая жизнь, и строится как-то иначе, чем ее направляло течение вещей, и ближе к тем задушевным мечтам, которые носил с раннего детства.

Твой Сергей.


Сергей Лазо. ДНЕВНИКИ И ПИСЬМА
Подготовили к печати Ольга Андреевна и Ада Сергеевна Лазо
ПРИМОРСКОЕ КНИЖНОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
ВЛАДИВОСТОК, 1989. Стр. 132 – 136


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded