dem_2011

Categories:

Моисей Губельман. ЛАЗО (6)

В течение многих лет Красноярский край (бывшая Енисейская губерния) и  сам город Красноярск служили местом ссылки отбывших каторгу, а также и  административно высланных политических «преступников». В железнодорожных  мастерских была по тем временам довольно крупная большевистская  организация.

«Каждый искренний революционер находил здесь себе  место, — пишет в своих воспоминаниях старый член партии сибирячка А.  Померанцева. — Таким местным революционером был Сергей Лазо,  двадцатидвухлетний юноша-интеллигент, рвавшийся в бой за торжество  революции…

Лазо в эту пору еще находился под влиянием  мелкобуржуазной идеологии. Однако он не идет к видным красноярским  эсерам, работавшим в кооперации и в других легальных общественных  организациях. Он ищет связей с подпольем, он хочет вести настоящую  революционную работу…».



Путь к большевикам Лазо нашел не сразу.  Первыми его подпольными связями были связи с Николаем Мазуриным и Адой  Лебедевой, которые принадлежали к «левым» эсерам и вели в то время  вместе с большевиками революционную работу среди солдат. К этим  товарищам Сергея Лазо привлекла общность взглядов на то, что преступная  империалистическая война закончится поражением царского правительства и  победой революции. Вскоре Лазо стал членом эсеровской организации. Лазо  глубоко верил, что рабочие, крестьяне и солдаты подготовлены к активным  действиям. Нужно только многое им разъяснить. И поскольку главной  вооруженной силой были в то время солдаты, то революционную работу надо  прежде всего проводить в армии.

Ада Лебедева
Ада Лебедева

<...> 

Едва были получены известия о свержении самодержавия, Лазо вбежал в казарму и обратился к солдатам с необычным приветствием:

— Здравствуйте, товарищи!

«Все  мы оторопели от радости, — вспоминает Назарчук, — изумились новому  слову «товарищ». А Лазо хватает одного солдата, другого, обнимает  каждого, а у самого на глазах слезы. Объяснив наспех, что произошло,  Лазо тут же сказал:

— Не величайте меня «ваше благородие», а просто «товарищ Лазо…».

Не  могу я описать того момента, какой переживал в то время каждый солдат.  Теперь всем стало понятно, кто такой был Сергей Лазо. Другие офицеры в  тот день к нам даже не показались…

В команде он провел с нами всю ночь… разъяснил нам подробно о случившемся и предостерег насчет будущего:

— Это еще не все, еще много будет крови!»

Когда солдаты стали допытываться, что же будет дальше и почему еще прольется много крови, Лазо объяснил:

— Потому,  что мы не все одинаковы. Капиталисты и богачи легко не отдадут то, что  они награбили у народа. Мы скоро закрепили бы власть за трудящимися, но  борьба с врагами народа будет жестокая, так как имеется еще много  предателей и врагов народной власти.

Лазо первым из красноярских  офицеров снял царские погоны и привел свой взвод на защиту  образовавшегося в городе Совета рабочих депутатов.

В архиве  Красноярского крайкома КПСС хранятся два удостоверения Лазо,  свидетельствующие об его авторитете среди солдат и революционно  настроенных офицеров.

В одном из них от 14 марта 1917 года  говорится, что прапорщик 15-го Сибирского стрелкового полка Лазо был  избран собранием офицеров полка делегатом в Совет рабочих, солдатских и  казачьих депутатов, где с самого начала его деятельности проявил  революционную активность.

В удостоверении от 19 мая 1917 года  записано, что предъявитель сего начальник учебной команды 15-го  Сибирского стрелкового запасного полка прапорщик Лазо действительно  является выборным делегатом от всего состава солдат Учебной команды  15-го полка, что своими подписями и приложением казенной печати  удостоверяется».

Солдаты 4-й роты 15-го Сибирского стрелкового полка вынесли следующее постановление:

«Принимая  во внимание положение настоящего времени, чины 4-й роты 15-го  Сибирского стрелкового полка на своем общем собрании постановили  следующее: заменить своего ротного командира подпоручика Смирнова по  следующим причинам:

1. По получении приказа № 64 от 3 марта с. г. в  личном разговоре с унтер-офицером и другими заявил себя открытым  сторонником старого правительства (его подлинные слова: «Я давал присягу  служить императору Николаю II…»). Его словам соответствовали и  поступки, как, например, 4 марта он разогнал наше собрание, чем  воспрепятствовал законному выбору делегатов от роты, и преследовал обмен  мнений по поводу последних событий. К тому же отношение его к солдатам  было деспотическое.

2. Выражаем желание иметь своим ротным командиром прапорщика Лазо.

К сему по доверию роты подписуемся (подписи)».

<...>

20 мая 1917 года Исполком Красноярского совета телефонограммой № 167 за  подписями Е. Дымова и С. Лазо обратился к начальнику гарнизона, ко всем  ротам, командам и солдатам с призывом во имя пролитой народной крови, во  имя победы революции исполнять точно распоряжения Исполнительного  комитета.

В этой телефонограмме Исполком призывал солдат строго  беречь оружие и патроны, не впускать в казармы никого без специального  письменного разрешения.

«Товарищи солдаты, — заканчивали Е. Дымов и  С. Лазо обращение. — Сплотитесь грудью вокруг выбранных вами Советов,  только в них ищите искренних друзей народа в нашей Великой революции».

Но контрреволюционеры усиливали свою преступную работу против Советов и большевиков, мобилизуя для этого все силы.

В  июле гарнизонный комитет, находившийся все еще в руках правых эсеров и  меньшевиков, попытался разгромить большевиков. Он вызвал из Иркутского  военного округа, также бывшего в руках врагов, войска для подавления  якобы поднятого Красноярским советом восстания. Лазо проводил в этих  частях круглые сутки, разъяснял солдатам, что большевики правы, а  офицеры, заставляющие их воевать с ними, предают интересы народа.

Гарнизонный  комитет был распущен. Вместо него при Красноярском совете была создана  солдатская секция. Председателем ее солдаты избрали Сергея Лазо.

Адольф Перенсон
Адольф Перенсон

В  это время Лазо еще более сблизился с большевиками Красноярска, их  руководителями и особенно с Адольфом Перенсоном. Перенсон, или, как  звали го товарищи, «Борода», был работником большевистской военной  организации. Он проявил себя как убежденный ленинец еще во время  революции 1905 года, много лет сидел в тюрьмах, был на каторге в горном  Зерентуе. Адольф Перенсон был «артельным человеком» и настоящим  коммунистом, обладавшим неизменно радостным настроением, это настроение  передавалось другим, сохраняя у них силу и бодрость уха. И еще, что было  ценно у Адольфа, — его обширные знания по математике, естествознанию,  биологии, которыми он всегда охотно делился с товарищами.

Нет  никакого сомнения в том, что эти качества «Бороды» вызвали к нему особую  симпатию Сергея Лазо, как известно, увлекавшегося математикой,  биологией, естественными науками.

Много поучительного узнал молодой революционер от испытанного в боях за счастье народа старшего товарища.

Лазо  постоянно обращался к своему другу со всеми сомнениями, вопросами, как  лучше организовать работу в Совете депутатов, в массах. Он с большим  интересом слушал рассказы Адольфа Перенсона о его подпольной работе в  царской армии, о каторге, ссылке, о большевистской партии, о Ленине.  Впоследствии Лазо не раз вспоминал встречи с «Бородой» и с другими  товарищами, которые оказали большое влияние на формирование его  политических взглядов и привели в ряды партии большевиков.

Фрагменты из книги:
М. Губельман. Лазо. — М.: Молодая гвардия, 1956. — (ЖЗЛ) — 280 с.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded