dem_2011

Categories:

Подвиг, как и любовь, анализу не поддается

Дарья Верясова, писатель, историк, 27 июля 2020

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Он  родился в 1925 году под Тамбовом, но когда мальчику исполнилось шесть  лет, семья переехала в Москву. Брат и сестра учились в одном классе, но  увлечения у них были разные: если Зоя любила читать, то Саша (а для  домашних – Шура) не мыслил себя без мольберта и красок – он занимался в  студии при Пушкинском музее и собирался стать художником. С началом  войны вместе со всеми учащимися старших классов отправился на трудовой  фронт, а после возвращения в столицу устроился токарем на завод. В  январе 1942 года Александр прочитал газетный очерк о казни немцами  партизанки Тани в подмосковном Петрищеве. На опубликованном фото без  труда узнал старшую сестру.

Зоя  и Шура дружили, и страшно представлять, что пережил шестнадцатилетний  парень при опознании изуродованного тела партизанки. Во всяком случае,  на похоронах сестры он уже не присутствовал – уехал в Ульяновское  танковое училище, которое с отличием окончил в марте 1943-го и был  направлен на фронт. На танке с надписью «За Зою» освобождал Белоруссию,  воевал в Восточной Пруссии. Ни разу не был ранен. Единственный осколок,  попавший в тело 13 апреля 1945 года в бою за населенный пункт  Фирбруденруг, оказался смертельным.

Пожалуй,  в моральном плане Александру Космодемьянскому на войне пришлось труднее  многих других. Подвиг старшей сестры не только жаждой мщения лег на  плечи юноши, но и заслонил от чужих глаз его личное геройство. За год до  получения высшей государственной награды Александр был награжден двумя  орденами Отечественной войны, за смелость и находчивость в бою был  повышен в звании и назначен командиром батареи. Тем не менее мало кто  даже из старшего поколения сумеет припомнить боевой путь  девятнадцатилетнего танкиста, героически погибшего 75 лет назад. Даже  сегодня он зачастую воспринимается лишь дополнением к образу русской  Жанны д’Арк.

И уж тем более  сложно представлять, что в одной семье могут родиться и вырасти сразу  два Героя Советского Союза. Проще свести эту закономерность не к личным  заслугам награжденных, а к интригам и козням государственной пропаганды.  Отсюда берут начало слухи о том, что звание Александр получил «по  блату» вдогонку за сестрой, которая на самом деле страдала кучей  психических заболеваний и подвиг совершила случайно, что их мать  наживалась на своих погибших детях, регулярно и задорого выступая с  рассказами о них по всему земному шару.

Эти  кривотолки, ранее представленные устным фольклором, а ныне  зафиксированные не только в социальных сетях, но и во вполне серьезных  СМИ, невероятно устойчивы в общественном сознании, с ними бесполезно  бороться, на месте одного разоблаченного домысла тут же вырастают два  новых, как головы у Лернейской гидры. Популярность их понятна и  объяснима: за давностью лет вкупе со сменой политической парадигмы  невозможно доказать, что подвиг Космодемьянских был вызван ничем иным,  кроме как любовью. Не только к Родине (банально, но факт), а к миру как  отсутствию войны, к собственной семье и небогатой, но относительно  мирной довоенной жизни.

Если  Зоя совершала свой подвиг в заснеженном Подмосковье, желая не допустить  врага к столице, то Саша, добивая группировку противника на Земландском  полуострове, мечтал о победе над нацизмом, а мать, пережившая своих  детей, рассказывая о них миру, хотела, чтобы не повторилось на земле  подобного кровопролития. Каждый из них совершил свой личный подвиг,  сумел переступить через собственные боль и страх. И каждый был движим  любовью, что слишком бездоказательно для того, чтобы в это поверить:  современный человек приучен к материализму, а также избалован обилием  информации, и потому, как правило, отказывается от слепой веры во  что-либо, ему нужна четкая и понятная аргументация. Патриотизм уже давно  никого не убеждает, тут требуется конкретное объяснение подвига, его  причины и мотив.

Казалось бы,  что сложного? Историки, исследователи Великой Отечественной войны могли  бы пойти навстречу не нюхавшим пороху современникам и разложить всё по  полочкам – так сказать, замотивировать героев в глазах общественности.  Но загвоздка в том, что подвиг, как и всякая любовь, явление  иррациональное и анализу не поддается. Не существует инструментария для  того, чтобы расчленить это явление на составляющие элементы, каждый  изучить и стандартизировать. Как вскрыть мотив спонтанного  самопожертвования?

Можно  сослаться на воспитание. Ведь прекрасно обходились без объяснений люди,  которые с ранних лет впитали знание о том, что в жизни всегда есть место  подвигу, которые играли в военные игры и готовились прожить жизнь так,  чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Даже слово  «подвиг» практически исчезло из современного лексикона. Подвиг – это  прерогатива жителей исчезнувшей страны СССР, именно они сызмальства  готовились к героическим поступкам: «богатыри, не мы».

Александр  Космодемьянский вполне бы мог встретить свое 95-летие в кругу  благодарных потомков, богатырское здоровье вполне позволяло. Тот  случайный осколок мог пролететь мимо. В этом случае – был бы подвиг?  Конечно. Но нам всё равно никто не сумел бы его объяснить.

Источник

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded