dem_2011

Category:

Распечатывая тишину

Премьера Арво Пярта на Транссибирском фестивале         

18 сентября 2020
текст: Дина Якушевич 

© Александр Иванов / Транссибирский арт-фестиваль
© Александр Иванов / Транссибирский арт-фестиваль

В Новосибирской филармонии после полугодового перерыва  продолжился прерванный пандемией Транссибирский фестиваль. Его  художественный руководитель Вадим Репин и Новосибирский академический  симфонический оркестр под управлением Валентина Урюпина сыграли  изысканную программу, которая сложилась в целостный кристалл, несмотря  на разность представленных в ней стилей и настроений. Символично, что  «распечатывало тишину» премьерное исполнение Арво Пярта — главного певца  и поэта тишины. Его произведение «La sindone» («Плащаница») —  посвященный Вадиму Репину и Андресу Мустонену ремейк оркестрового  сочинения 2006 года. Его премьера должна была стать одним из центральных  событий весеннего Транссибирского фестиваля. Но весной все сложилось  известным образом — часть концертов была перенесена, часть переведена в  онлайн. Перерыв в концертной жизни во многом стал фатальным, но не для  этой программы: похоже, она только выиграла от отсрочивших ее  обстоятельств, выгодно встроившись в череду юбилейных концертов —  несколько дней тому назад Арво Пярту исполнилось 85.

Восхитило, с какой легкостью разнонаправленные  композиторские устремления образовали в этой программе связный ряд  событий человеческой жизни. В преддверии трагических откровений Пярта и  пассионарных высказываний Четвертой симфонии Шумана цикл Мориса Равеля  «Моя матушка-гусыня» взял на себя изображение детства: свежие и стройные  созвучия — как в недоумении поднятое младенческое лицо. Валентин  Урюпин, сотрудничество с которым Вадим Репин неоднократно называл одной  из главных своих удач, трактует эту легкость безукоризненно точно;  Новосибирский оркестр под его управлением демонстрирует великолепную  форму.

Но детство конечно. Свежесть сменилась трагизмом  «Пассакалии» для скрипки и оркестра Пярта — графическим звуковым жестом,  изображающим мерный путь по иссушенной Голгофе. Скрипичные вариации  развертываются над тяжелым шагом ostinato. Скелет «Пассакалии»  конкретен и наг, нот, как сказал Вадим Репин на пресс-конференции, мало,  и потому исполнять их невыразимо трудно.

По существу, добавление сольной партии в оркестровую  партитуру последовавшей затем «Плащаницы» играет важную концептуальную  роль: выражение высокой скорби требует героя, требует  освидетельствования происходящего. Что такое Плащаница, если не главный  символ человеческой горечи? Происхождение Туринской плащаницы,  размышления о которой лежат в основе этого сочинения, может быть каким  угодно: расследования лишь запутывают сюжет, предлагая трактовать  возникновение лика на ткани, в которую был обернут Спаситель, то одним,  то другим способом. Пярт не вопрошает. Он делает проявление,  пропечатывание лица на полотне зримым и процессуальным. Центрифугальное  развертывание тематизма постепенно, стежок за стежком вышивает образ.  В кульминационный момент оркестрового tutti лик проявился, но  катарсиса не последовало — тема слишком горькая. Потрясение лишь  оттеняется тонким вибрафонным мерцанием безразличных к происходящему  небесных сфер.

© Александр Иванов / Транссибирский арт-фестиваль
© Александр Иванов / Транссибирский арт-фестиваль

Завершившая программу небольшая Четвертая симфония Шумана  вернула нас в человеческую деятельную эмоциональность — но уже на новом,  зрелом уровне. Валентин Урюпин предложил неожиданную интерпретацию,  апеллируя к «Юпитеру» Моцарта, — это был настоящий высокий классицизм  без каких-либо сентиментальных условностей и театра флорестанов и  эвзебиев. Мир на наших глазах перевернулся и возродился гармонично и  стройно, поражая все новыми гранями и возможностями.

Прямо перед карантином устроители фестиваля волевым усилием  осуществили несколько концертов, которые во многом стали провидческими, —  онлайн были исполнены Пятая Бетховена и Трио Шостаковича памяти  Соллертинского. Бетховенская «тема судьбы» звучала в конце марта  сверхактуально, специально таких соответствий и не выдумать. Эта  резонирующая с происходящим в мире высокая трагедийность теперь  обернулась классицистски-светлым обновлением жизни, очистительным  торжеством. Радостно здесь не только возобновление нормальной концертной  деятельности, по которой все ужасно соскучились (овация только  вышедшему на сцену и не издавшему еще ни ноты оркестру — яркое тому  свидетельство). Радостно то, как тонко иногда получается у провидения  расставлять некие важные точки отсчета.

Дальнейшая история фестиваля будет разворачиваться на  протяжении этой осени: будем надеяться, что всем его намерениям на этот  раз суждено будет реализоваться без помех.

Источник


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded