dem_2011

Categories:

«Леонардо. Гений несовершенства». Отрывок из новой книги Витторио Згарби

23 июля 2020

Памятник Леонардо да Винчи в Милане
Памятник Леонардо да Винчи в Милане

Витторио  Згарби, неутомимый итальянский искусствовед, в своей новой книге  «Леонардо. Гений несовершенства» обратился к творчеству да Винчи. Книга  вышла на русском языке в издательстве СЛОВО/SLOVO.

С  разрешения издательства делимся отрывком третьей главы, в которой  Згарби обращается к творчеству Леонардо в миланский период, восхищается  «Дамой с горностаем» и сомневается в авторстве «Мадонны Литта».

Леонардо в Милане

В  1483 году Леонардо призывают в Милан. Он — один из немногих художников,  который имеет двойную культурную идентичность, поскольку, являясь  типичным тосканцем, за годы своего пребывания в Ломбардии создает там  особый стиль. В Милане Леонардо прожил счастливые 18 лет на службе у  герцогов Франческо Сфорца и Лодовико Моро. Прежде всего надо сказать,  что Леонардо зовут в Милан не потому, что он великий художник, а потому,  что он может развлечь правителя: «Леонардо был с почетом отправлен в  Милан к герцогу, который очень любил игру на лире и которому он должен  был играть. Леонардо взял с собой этот инструмент, который смастерил  собственноручно большей частью из серебра… — вещь странную и новую,  обладающую гармонией большой силы и величайшей звучностью».

Таким  образом, нам известно, что Леонардо сделал нечто вроде трубы, но, к  сожалению, этот инструмент не сохранился. «Этим он одержал верх над  всеми музыкантами, сошедшимися туда для игры на лире. Сверх того, он был  лучшим импровизатором стихов своего времени». Я уже говорил об этом  особенном жанре, распространенном в Тоскане, а Леонардо среди тосканцев  был «лучшим импровизатором стихов своего времени».

«Узнав  o столь удивительных дарованиях Леонардо, герцог до такой степени  пленился его достоинствами, что прямо-таки невероятно». Леонардо  выстраивает с герцогом отношения не как придворный, но как равный, он  играет с ним; эти годы для Леонардо будут наполнены развлечениями, и  герцог Миланский не сможет заставить его что-либо делать, он сможет лишь  просить. Вазари даже дает понять, что герцог обращается к Леонардо с  робостью: «Он обратился к нему с просьбой написать алтарный образ  Рождества Христова, который герцог послал императору». Кажется, что  картина Мадонна в скалах частично является продолжением размышлений,  начатых Леонардо в Святом Иерониме. И тем не менее едва намеченная  пещера и незавершенный пейзаж есть нечто новое, как и архитектура  сталактитов и скал, неудобный и труднодоступный грот, в котором  изображена Мадонна, уже без Иосифа, который, возможно, показался  Леонардо ненужным представителем Святого семейства.

При  взгляде на картину очевидно, что путь Марии был тяжелым и опасным,  вместе с двумя детьми она взбиралась в горы и преодолевала реки, словно  спелеолог. Один ребенок — это  ее сын Иисус, он сидит на плодородной, усеянной травой и цветами земле;  другой — это маленький святой Иоанн. Мария оберегает детей, укутывая  святого Иоанна в свои одежды и прикрывая рукой. Ангел же кисти Леонардо  прекрасен и возвышен, он являет собой чистый дух и почти невыразимое  блаженство, которым нет равных в истории живописи. Этот ангел — это итог  исканий, начатых Леонардо почти 12 лет назад, если картина  действительно была создана в 1484–1485 годах, как я полагаю (некоторые  исследователи считают, что она была написана позднее). У ангела на  картине Мадонна в скалах прозрачные глаза, золотые кудри, нежное лицо, и  это наивысшее воплощение того ангела, которого нарисовал Леонардо для  картины Верроккьо. Здесь чувствуется стремление передать тайну природы и  тайну духа, которые Леонардо объединяет в едином творческом порыве.

Леонардо. Мадонна в скалах (первая версия). Около 1483–1486. Дерево, масло; 199 х 122 Париж, Лувр
Леонардо. Мадонна в скалах (первая версия). Около 1483–1486. Дерево, масло; 199 х 122 Париж, Лувр

Эта  картина, возможно, до сих пор остается самой загадочной из всех, что  написал Леонардо. Она была заказана Леонардо и братьям Амброджо и  Евангелиста Де Предисам миланским Братством Непорочного зачатия 25  апреля 1483 года как часть более обширного полиптиха, в центре которого  должно было находиться изображение Богоматери. Первая версия центральной  створки была закончена до 1486 года, возможно, она вобрала в себя  некоторые полуеретические теории (в частности Амадея Счастливого),  которые рассматривали роль Богородицы и Иоанна Крестителя как более  важную, нежели роль Христа. Возможно, именно поэтому понадобилась вторая  версия картины (большую часть которой написали ученики Леонардо  Больтраффио и Марко д’Оджоно): рука ангела, указывающего на Иоанна  Крестителя, исчезла. Более яркая по цветовой гамме и словно растянутая в  пространстве вторая версия картины создавалась долго и была закончена  только между 1506 и 1508 годами. Именно эта вторая версия, исключающая  двусмысленные интерпретации и сосредотачивающая взгляд зрителя на Марии,  была наконец выставлена в церкви Сан Франческо Гранде в Милане. Картину  купил Гевин Гамильтон, и в итоге она оказалась в Лондоне. Первая же  версия, возможно, была подарена императору Максимилиану I Габсбургу в  1493 году или же куплена или похищена Людовиком XII до 1499 года, после  чего оказалась во французском королевском собрании.

Леонардо  и ученики. Мадонна в скалах (вторая версия). Около 1490–1499 и  1506–1508. Дерево, масло; 189,5 х 120 Лондон, Национальная галерея
Леонардо и ученики. Мадонна в скалах (вторая версия). Около 1490–1499 и 1506–1508. Дерево, масло; 189,5 х 120 Лондон, Национальная галерея

Каким  должен был быть человек, написавший эту картину? Об этом нам  рассказывает картина, хранящаяся в Пинакотеке Амброзиана, — Портрет  музыканта, созданная около 1485 года, которую, думаю, нельзя считать  целиком написанной Леонардо. Лицо и взгляд принадлежат кисти Леонардо,  но одеяния, по моему мнению, писал не он. Музыкант держит в руках  партитуру, его лицо выражает гордость. Это мог бы быть портрет  30-летнего Леонардо, который смотрит в глаза находящегося перед ним  могущественного человека и говорит с ним на равных, без робости и  излишней почтительности. Мы можем представить таким Леонардо перед  Франческо Сфорца и Лодовико Моро. Несколько лет спустя, около 1490 года,  Леонардо пишет Мадонну Литта, для которой характерен тот же  композиционный замысел, что и в изображении первых Мадонн Леонардо:  Мадонна изображена в закрытом помещении с двумя окнами, за которыми  виден пейзаж.

И  все же, несмотря на многочисленные противоположные мнения, я полагаю,  что и эта картина принадлежит не Леонардо, а кому-то из его учеников:  руки Мадонны и Младенца одеревенелые, лицо Марии излишне сурово, она  кажется почти изваянием, словно созданным по образу скульптуры. По  сравнению с открытостью лица Джиневры де Бенчи, позволяющей проникнуть в  душу женщины, или же с ангелами, которых мы описывали ранее, очевидно,  что Мадонне Литта не хватает мягкости, которая, бесспорно, является  неотъемлемой составляющей стиля Леонардо. Безусловно, это произведение  принадлежит школе мастера и автором является один из его учеников.

Мастерская  Леонардо (Больтраффио или Марко д’Оджоно?). Мадонна Литта. Около  1490–1495. Холст, масло, темпера (переведено с дерева); 42 х 33  Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж
Мастерская Леонардо (Больтраффио или Марко д’Оджоно?). Мадонна Литта. Около 1490–1495. Холст, масло, темпера (переведено с дерева); 42 х 33 Санкт-Петербург, Государственный Эрмитаж

Эта  драгоценная картина принадлежала семье Литта в Милане, которая владела  одним из прекраснейших миланских дворцов на нынешнем корсо Маджента и у  которой царь Александр II купил картину в 1865 году. Где картина  находилась прежде, неизвестно, однако Маркантонио Микьель в 1543 году  рассказывает, что видел в доме Микеле Контарини в Венеции картину,  изображавшую Мадонну, кормящую грудью Младенца, «невероятно сильное и  законченное произведение» Леонардо. Существует набросок лица Мадонны для  этой небольшой картины, принадлежащий кисти Леонардо (Париж, Лувр), а  также несколько других эскизов драпировок и лица Младенца, которые  скорее указывают на авторство Джованни Антонио Больтраффио или  мастерскую Леонардо. После того как картина оказалась в Эрмитаже и  Леонардо был признан ее автором, появились и другие атрибуции, в  частности Марко д’Оджоно или как раз Больтраффио. На самом деле к  установлению авторства картины можно подходить с различных точек зрения.  Невозможно оспорить тот факт, что она была создана в мастерской  Леонардо, а также высочайшее качество ее исполнения, из чего следует  заключить, что любое произведение, выходившее из мастерской Леонардо,  получало его imprimatur (лат. санкция, одобрение) и статус оригинала,  ибо являлось плодом его гения, как вспоминает Микьель. Доказательством  тому служат также многочисленные копии и версии этой картины,  свидетельствующие о том, какое большое значение имел изначальный образец  для современников.

Однако  нет никаких сомнений, что именно Леонардо создал шедевр среди его  портретов — Дама с горностаем. Какой особенный свет и дух исходят от  этой картины; какая невероятная способность передавать особое состояние  души, о чем я сказал одним из первых. Это один из немногих портретов, за  исключением изображений в профиль, на котором изображаемый человек  смотрит в сторону, а не в камеру, на художника или зрителя. На портрете  изображена Чечилия Галлерани, возлюбленная Лодовико Моро, женщина,  которая хочет быть женщиной лишь одного мужчины: она стремится показать  свою преданность и смотрит в сторону, где должен был находиться портрет  ее возлюбленного. Существовала гипотеза, что портрет Чечилии был частью  диптиха, как парные портреты герцогов Урбино Пьеро делла Франческа. Но  портрет Лодовико так и не был завершен, поскольку Леонардо и не думал  рисовать его. Изображение Лодовико Моро — внутри женщины; чувствуется,  что она живет только ради него, и в этом сила картины. Это портрет  абсолютной любви, безраздельной преданности. Женщина живет только для  этого мужчины, поэтому она не смотрит на нас, не обращает на нас  никакого внимания: она может принадлежать только тому, кого любит, и  никому больше. Черный фон подчеркивает сосредоточение этого состояния  души, этой преданности. Также и совершенство линии плеч способствует  выражению внутреннего напряжения этой женщины, которая решительно  заявляет о своем предназначении, своей любви, своей безраздельной  принадлежности лишь ему одному.

Леонардо. Дама с горностаемОколо 1486–1488 Дерево, масло; 54,8 х 40,3 Краков, Музей изящных искусств
Леонардо. Дама с горностаемОколо 1486–1488 Дерево, масло; 54,8 х 40,3 Краков, Музей изящных искусств

С  конца XVIII века картина находилась в собрании Чарторыйских в имении  Пулавы. Затем ее перевезли в Париж, где она находилась в 1830–1842  годах. После возвращения в Краков картина была выставлена в Музее  Чарторыйских, открытом в 1876 году. Предшествующая история доподлинно  неизвестна: возможно, она была куплена в Италии, куда попала из собрания  Кристины Шведской. Придворный поэт Бернардо Беллинчони описывает  портрет возлюбленной Лодовико Моро Чечилии Галлерани кисти Леонардо так:  «На полотне — вся слух, сомкнувшая уста…» (пер. с итал. Софии  Пономаревой). Портрет, на котором восхитительная фигура спиралевидным  движением как бы поворачивается вокруг себя, является одним из самых  прекрасных в истории живописи, несмотря на то, что дошел до нас в  измененном виде и частично переписанным (волосы и темный фон). Он был  создан между 1486 и 1488 годами и знаменует революцию в портрете Италии и  Ломбардии, который традиционно изображал фигуры в профиль. Здесь же  молодая женщина изображена «естественным образом», переданы даже  удивление и испуг животного, маленького горностая, символа целомудрия и  чистоты, в момент, когда кто-то (герцог?) входит в комнату. Украшение,  возможно из черного агата, и тени его граней на груди указывают на  скромность молодой женщины, которая вскоре подарит Лодовико  незаконнорожденного сына.

Источник

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded