dem_2011

Categories:

Нижинский. Жизнь (3)

Я люблю Дарвина за его чистоту. Он писал опрятно. Я люблю писать  опрятно, но у меня вставочка скверная. Я получил подарок, а поэтому  люблю эту вставочку. Я буду писать этой вставочкой до тех пор, как Бог  захочет. Я чувствую усталость руки. На пере написано «Идеал», а моя  вставочка не есть идеал. Я люблю идеалы, но о которых не говорят. Я есть  идеал. Моя вставочка не есть идеал. Идеалом называется вещь  совершенная. Я нашел способ для идеальной вставочки, а поэтому заработаю  много денег, только я спрошу патент, ибо я хочу иметь много денег. Я  знаю ошибку пера, и когда поеду а Америку, возьму патент, ибо я хочу  иметь много денег. Я эти деньги дам для бедных. Бедных я буду искать с  помощью всяких хитростей. Я буду притворяться умирающим, больным и пр. и  пр. для того, чтобы я мог войти в хижину бедного. Я чувствую бедных,  точно собака, нюхая дичь. Я есть добрая собака, которая ищет бедных по  нюху. Я нюхаю очень хорошо. Я найду бедных без их объявлений. Мне не  надо объявлений. Я пойду на нюх. Я не обманусь. Я не дам денег бедному, я  ему дам жизнь. Жизнь не есть бедность. Бедность не есть жизнь. Я хочу  жизни. Я хочу любви. Я чувствую, что моя жена меня боится, ибо она  сделала движения выдуманные, когда я ее попросил мне дать чернила. Она  почувствовала холод, и я тоже. Я боюсь холода, ибо холод есть смерть.  Я буду писать скоро, ибо мне не достаточно времени. Я бы очень хотел,  чтобы Костровский[8]  мне помогал, ибо он меня понимает. Я бы говорил, а он бы писал, и таким  образом я мог бы еще чем-нибудь заниматься.

  •  [8] Костровский Дмитрий Романович — танцовщик дягилевской антрепризы, друг  Вацлава Нижинского, имевший на него большое и, по убеждению Ромолы  Нижинской, вредное влияние.

Я могу писать и думать о  другом. Я пишу одно, а думаю другое. Я есть Бог в человеке. Я то, что  Христос чувствовал. Я есть Будда. Я есть Бог буддийский и всяческий. Я  знаю всех. Я знаком со всем. Я притворяюсь сумасшедшим для моих целей. Я  знаю, что если все будут думать, что я сумасшедший без вреда, то меня  не будут бояться. Я не люблю людей, думающих, что я сумасшедший, который  вреден людям. Я есть сумасшедший, который любит людей. Мое сумасшествие  есть любовь к людям. Я сказал моей жене, что я выдумал перо, которое  даст мне много денег, а она не верит, ибо думает, что я не понимаю того,  что делаю. Я ей показал перо и карандаш для объяснения пера, которое я  сейчас выдумал. Я пошлю Стайнхарту, моему адвокату и другу, мою выдумку и  попрошу, чтобы он мне сделал перо фонтен-плюма простым и прислал мне  патент. Стайнхарт человек ума, а поэтому поймет силу моей выдумки и  пришлет мне патент, но я хочу ему дать урок, а поэтому попрошу, чтобы он  дал это перо на исследование, ибо я не знаю, как надо его сделать. Я  его попрошу мне прислать деньги из продажи патента. Я хочу продать  патент на 5 миллионов долларов. Если согласятся, я этот патент продам,  если не согласятся, я его разорву. Я попрошу Стайнхарта напечатать в  одном из журналов, большими буквами, о моей выдумке, сказав, что патент у  Нижинского. Это перо будет называться Бог. Я хочу называться Богом, а  не Нижинским, а поэтому попрошу назвать это перо Бог. Я хочу иметь много  денег, а поэтому буду прибегать ко всем уловкам для их добывания. Я  поеду скоро в Париж и там найду бедного человека, с которым я сговорюсь.  Он мне зарисует мою выдумку, а я ему заплачу. Он будет мой инженер. Я  буду строить мост, а он будет его зарисовывать. Я построю мост между  Европой и Америкой, который не будет дорого стоить. Я уже знаю способ  этого моста, ибо Бог мне говорит. Я знаю способ постройки его, а поэтому  по приезде в Париж займусь осуществлением этого моста. Мост будет вещь  великолепная. Я знаю великолепные вещи.

Я буду их давать, если люди будут меня просить. Я не богат и не хочу  богатства. Я хочу любви, а поэтому хочу сбросить всю денежную грязь. Вши  денежные разбегутся без их смерти… Я им дам жизнь. Они не умрут с  голоду. Я есть голод. Я есть тот человек, который не умирает с голоду,  ибо я знаю, что надо для того, чтобы не умереть с голоду. Я знаю, что  надо мало есть, тогда организм привыкнет к пище, которая ему дает жизнь.  Человек будет другой, и у него привычки будут другие. Он испорчен, а  поэтому не может понять вещи простые. Я не вундеркинд, которого надо  сажать напоказ. Я человек разумный. Миллионы лет прошли от существования  людей. Люди думают, что Бог там, где техника велика. Бог был там, где  люди не имели индустрии. Индустрией называется все, что придумано. Я  придумываю тоже, а поэтому я есть индустрия. Люди думают, что раньше не  было индустрии, а были индюки, а поэтому историки думают, что они Боги, у  которых перья из стали. Сталь есть вещь нужная, но перья из стали вещь  ужасная. Индюк со стальными перьями ужасен. Аэроплан вещь ужасная. Я был  на аэроплане и плакал на нем. Я не знаю, зачем я плакал, но мне чувство  дало понять, что аэропланы уничтожат птиц. Все птицы разбиваются от  вида аэроплана. Аэроплан вещь хорошая, а поэтому ею не надо  злоупотреблять. Аэроплан есть вещь от Бога, а поэтому я ее люблю.  Аэроплан не надо употреблять как вещь воинственную. Аэроплан есть  любовь. Я люблю аэроплан, а поэтому буду летать там, где нет птиц. Я  люблю птиц. Я не хочу их пугать. Один летатель известный летал в  Швейцарии и налетел на орла. Орел птица большая. Орел не любит птиц.  Орел есть вещь хищная, но орла не надо убивать, ибо Бог ему дал жизнь. Я  снова пишу Бог с большой буквы, ибо Бог хочет, но я изменю, ибо проще  писать с маленькой. Я не люблю письма без твердых и мягких знаков,  потому что они усложняют письмо и чтение. Я люблю буквы i, Ъ потому что  они выделяют слова. Слово должно быть вьщелено, а поэтому прошу  переводчика исправлять мои слова. Я неученый, а поэтому не знаю писать  букву Я умею писать мягкий и твердый знаки. Я люблю поправки других, а  поэтому прошу меня всегда и во всем поправлять. Я есть человек с  ошибками. Я люблю ученых, но я не люблю их учений, ибо от них теряется чувство. Я  не повторяюсь, когда я пишу о вещах, интересующих весь мир. Я знаю мир, а  поэтому хочу Mipa всем. Я написал мир с буквой i для выделения, но я не  уверен в этой букве, а поэтому прошу меня исправить. Я буду исправлять  все, когда все, что я теперь пишу, будет напечатано с ошибками. Я хочу  иметь ошибки, а поэтому их ставлю нарочно. Я учился правописанию в двух  школах Петербурга, где, мне дали достаточное учение. Я не нуждался в  университете, ибо мне не надо было знать столько. Я не люблю  университетов, потому что они занимаются политикой. Политика есть  смерть. Политика внутренняя и внешняя. Все, что выдумано для  правительства, есть политика. Люди заблудились и не могут друг друга  понять, а поэтому разделились на партии. Я забыл про аэроплан, который  налетел на орла. Орел птица Божья, и его не надо убивать, а поэтому не  надо убивать царей, императоров, королей и подобных им птиц. Я есть  птица не хищная, а поэтому не буду убивать хищную птицу. Я знаю, что мне  скажут, что хищная птица вредное существо, тогда я им скажу одно и то  же, что сказал про вшей, находящихся в пейсах. Я люблю царей и  аристократов, но их деяния не хорошие. Я им дам пример, а не то, что  буду их уничтожать. Я дам им лекарство от пьянства. Я им помогу  всячески, ибо я есть бог, но я прошу всех мне в этом помочь, ибо я не  могу один исполнить всего, что Бог хочет. Я хочу, чтобы все мне  помогали, а поэтому прошу обращаться ко мне за помощью. Я есть бог и мой  адрес в боге. Я не живу на Мойке за №…, а живу в людях. Я не хочу  писем, я хочу работать над чувством. Спиритизм не есть чувство.  Спиритизм есть наука выдуманная. Я есть чувство простое, которое всякий  имеет. Я не хочу людей с плохим чувством. Я буду чувствовать, а Ты  будешь писать. Я пишу, потому что Ты пишешь. Я остановлюсь, когда Ты  остановишься, Война не остановилась, потому что люди думают. Я знаю, как  можно остановить войну. Вильсон хочет остановить войну, но люди его не  понимают. Вильсон не есть танцор. Вильсон есть бог в политике. Я есть  Вильсон. Я есть политика разумная. Вильсон хочет разумной политики, а  поэтому он не любит войны. Он не хотел войны, но англичане его  заставили. Он хотел уйти от войны. Он не продажный. Я хочу говорить, но  бог не позволяет. Я хотел назвать одно политическое имя, но бог не  позволяет, ибо он не хочет мне зла. Ллойд-Жордж человек простой, но у  него ум великий. Его ум уничтожил чувство, а поэтому у него нет разума в  политике. Если бы он слушал Вильсона, он бы мог остановить войну.  Ллойд-Жордж человек ужасный. Дягилев человек ужасный. Я не люблю людей  ужасных. Я не буду им вредить. Я не хочу, чтобы их убивали. Они орлы.  Они мешают жить маленьким птицам, а поэтому их надо оберегаться. Я не  хочу их смерти. Я их люблю, ибо бог им дал жизнь и он имеет право на их  существование. Не я должен быть их судьей, а бог. Я есть бог, и я им  буду говорить правду. Говоря правду, я уничтожу все зло, которое они  сделали. Я им буду мешать творить зло. Я знаю, что Ллойд-Жордж не любит  людей, которые ему мешают, и прибегает к их убийствам, а поэтому прошу  всех меня оберегать, ибо он меня убьет. Дягилев тоже. Дягилев меньше  Ллойд-Жорджа, но он тоже орел. Орел не должен мешать маленьким птицам, а  поэтому ему надо дать есть то, что им дает возможность уничтожить  хищные намерения. Ллойд-Жордж питается политикой для англичан  империалистических идей. Дягилев человек злой и любит мальчиков. Им надо  мешать исполнять эти намерения всяческими путями. Не надо их запирать в  тюрьмы. Они не должны страдать. Христос страдал, но ему не надо было  страдать. Христос не есть антихрист, как это говорит Мережковский.  Достоевский писал о палочке с двумя концами. Толстой говорил о дереве,  которое имеет корни и ветви. Корень не есть ветвь, а ветвь не есть  корень. Я люблю корень, ибо он нужен. Я люблю антихриста, ибо он есть  обратная сторона Христа. Христос есть Бог, антихрист не есть Бог. Я  люблю антихриста, потому что он не Бог. Он есть отбросок пережитого.  Отбросок пережитого есть музеи и история. Я не люблю историю и музеи,  ибо они пахнут кладбищем. Дягилев есть кладбище, а поэтому есть палка с  обратной стороны. Достоевский не есть палка. Достоевский есть великий  писатель, который писал свою жизнь в виде различных изображенных лиц.  Толстой сказал, что Достоевский есть с запятой. Я говорю, что  Достоевский есть Бог. Достоевский говорил о Боге по-своему. Он любил  Бога и понимал его. Он ошибся, когда послал Николая в церковь. Николай  или другое имя в «Братьях Карамазовых», я не знаю, но тот, кто пошел в  церковь, не есть запятая. Он пошел в церковь, потому что там ищут Бога, а  Бог не в церкви. Бог в церкви и везде, где его ищут, а поэтому я пойду в  церковь. Я не люблю церковь, потому что в церкви *не говорят о боге, а  говорят о науке. Наука не есть бог. Бог есть разум, а наука есть  антихрист. Христос не есть наука. Церковь не есть Христос. Папа есть  наука, а не Христос, а поэтому люди, целующие его туфли, подобны вшам,  которые водятся в пейсах. Я говорю нарочно сильно для того, чтобы меня  лучше поняли, но не для того, чтобы обижать людей. Люди будут обижаться,  ибо будут думать, а не чувствовать. Я знаю, что весь мир заражен этой  болезнью гниения, которая не дает возможности жить дереву. Дерево  Толстого есть жизнь, а поэтому его надо читать. Я знаю его Каренину, но  немного забыл. «Войну и мир» я читал до половины. «Война и мир» его  произведение, а поэтому надо читать, но нет его последних произведений.  Толстой великий человек и писатель. Толстой стыдился писательства, ибо  думал, что он есть только человек. Человек есть писатель. Писатель есть  журналист. Я люблю журналистов, которые любят людей. Журналисты, пишущие  глупости, есть деньги. Деньги есть журналисты. Я есть журнал без денег.  Я люблю журнал. Журнал есть жизнь. Я есть журнал в жизни. Человек,  журнал, жизнь, писатель, Толстой, Достоевский. Мережковский и Философов  есть Дягилевы. Они были в журнале «Мир искусства». Они писали вещи  глупые, ибо изучали. Мережковский пишет красиво. Философов пишет умно. Я  знаю журнальную полемику между Философовым и другим журналом, который  называется «Новое время». «Новое время» была свеча, а «Речь» бензин. Ни  свеча ни бензин не есть Бог, ибо свеча есть наука о церкви, а бензин  есть наука о безбожии. Философов не понимал Мережковского. Мережковский  искал Бога и не нашел. Философов был обезьяной Дарвина. Я хотел  массировать мою руку, ибо она устала писать, но почувствовал, что  массирование есть Философов, и оставил мою руку в покое. Массирование  есть ум. Я не люблю массирование. Доктор Бернар не массировал мою ногу,  но он велел мне прийти еще раз для показа моей ноги, которую я немного  поцарапал. Мое царапание не ужасно, а поэтому не надо было ходить к  доктору. Я люблю доктора Бернара, а поэтому зашел к нему. Он, я думал,  обидится на меня, если я не буду ходить к нему, думая, что я его считаю  скверным доктором. Он заметил, что я его люблю как хирурга, а не доктора  медицины. Доктор медицины есть доктор Френкель, а поэтому я ему даю  заработать деньги тоже. Доктор Френкель и доктор Бернар люди богатые. Я  знаю очень хорошего доктора, который называется..-, я забыл его  название. Доктор Бог есть тот доктор, которого я забыл. Я забыл, ибо я  думал о докторе, который лечил мою маленькую Киру. Я его позвал, ибо  думал, что он беден. Этот доктор не беден, но он завистлив, ибо говорит о  докторе Бернаре скверные вещи. Я знаю доктора Бернара. Он человек  богатый, и я надеюсь, что он не спросит у меня деньги за визит. Я ему  покажу мою ногу и в ожидании буду играть вещи грустные, ибо он оперирует  людей. Бог не хочет операций. Бог не любит науки. Бог не любит  философию Дарвина и Ницше. Бог уничтожает болезни без помощи лекарств.  Лекарства не помогают. Лекарства есть деньги. Деньги не помогают жизни, а  усложняют. Если Вильсон захочет, он сумеет уничтожить деньги. Если он  не хочет, то не может понять Бога. Я понимаю его, а поэтому помогу  Вильсону в его задачах. Я знаю способ, как уничтожить деньги. В прошлой[9]  книге я буду описывать способы [зачеркнуто: уничтожений]. Я буду  описывать способы уничтожения их. «Я прислал комара на твою тетрадь для  твоей ошибки». Я хочу, чтобы печатали мои ошибки. Я бы предпочел  фотографию моего письма вместо печати, ибо печать уничтожает письмо.  Письмо есть вещь красивая, а поэтому ее надо запечатлевать. Я хочу,  чтобы мое письмо сфотографировали для объяснения моей руки, ибо моя рука  Божья. Я хочу писать по-Божески, а поэтому не буду поправлять моего  письма. Я не поправляю мое письмо. Я пишу нарочно плохо. Я могу писать  очень красиво, я знаю письмо, ибо я его чувствую. Я не пишу красиво, ибо  я не хочу быть совершенным. Я есть народ, а не аристократ с деньгами. Я люблю деньги. 

Я люблю аристократов, но я хочу любви к людям. Я люблю кухарку и я люблю мою жену. Жена меня не любит и кухарку тоже. Я понимаю жену. Я знаю ее привычки. Она любит любезничания. Я не умею любезничать, потому что не хочу. Моя любовь простая. Я пишу не задумываясь. Я поцарапал под носом,  думая, что мне щекотно, но я понял, что Бог это сделал нарочно, для  того, чтобы я поправил мою тетрадь. Бог все это пишет для моего и  людского.

Бог  не хочет говорить вещи заранее, а поэтому остановился. Он не хочет  говорить вещи вперед. Я знаю, что я не Бог, а поэтому мне все равно, что  моя рука пишет. Моя рука деревенеет. Бог мне показал, как может  отдохнуть рука, и поэтому я знаю, как лечить. Я оставлю письмо и смогу  снова писать.

  • [9] Нижинский ошибочно пишет «прошлой» вместо «будущей».

(Продолжение)


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded