dem_2011

Categories:

Лея Гольдберг. К портрету матери

<...> 

До последних дней она жила вдвоем с матерью Цилей на улице Арнон, 15, в  самом сердце северного Тель-Авива. Об этом доме она написала книгу для  детей "Мой друг с улицы Арнон". В 50-е годы она переехала в Иерусалим, в  район Рехавия, на улице Альфаси, эту квартиру ей предоставил Еврейский  университет, где она преподавала литературу. Связь с матерью была очень  тесной. В 1952 году Леа записала в дневнике: "Бывают дни, когда я думаю,  что, если бы не мама, я бы капля за каплей собрала яд и отравилась".  Затем: "Совместная жизнь с мамой для меня тяжела. Мне нехватает для  этого душевного равновесия. Очень часто я чувствую, что последние годы в  моей жизни совершенно излишни". В 1970 году у Леи Гольдберг был  обнаружен рак груди в запущенном и неоперабельном состоянии. Узнав о  своей болезни, она была даже рада: "Вот здорово, наконец-то я смогу  рисовать, сколько захочу". Вдобавок обнаружился рак легких, и  неудивительно: сколько сигарет она выкурила за свою жизнь. Ее последние  слова были: "Но мама, что будет с мамой?". В том же году она скончалась.  Мать пережила Лею Гольдберг на 12 лет.

Источник


Из книги «Кольца дыма»
К портрету матери

Так спокоен портрет. Ты ж другая:
Смущена тем, что ты – моя мать, чуть горда.
Улыбаешься, глядя сквозь слёзы и уступая,
И ни разу не спросишь: "Кто?" Никогда.

Каждый день, когда в доме я появлялась
И просила: "Дай!", ты давала, любя.
Никогда не сердилась, не удивлялась,
Потому лишь, что я – это я.

Детства боль моего помнишь лучше меня ты,
И душой своей чуткой ты знаешь давно:
С повзрослевшею дочерью впустишь когда-то
Повзрослевшей печали отчаянье в дом.

Да, разбитой приду, на себя не похожей,
На груди твоей плакать не буду потом.
Ты поймёшь:
    Тот, кто бросил меня, был тебя мне дороже.
И даже не спросишь: "Кто?"

1935

 Перевод Адольфа Гомана, 2011


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded