dem_2011

Categories:

Нижинский. Жизнь (8)


Я  гулял и думал о Христе. Я христианин — поляк и католического  вероисповедания. Я русский человек, ибо я говорю по-русски. Моя дочь не  говорит по-русски, ибо война устроила мою жизнь так. Моя маленькая поет  по- русски, ибо я ей пою песни русские. Я люблю песни русские. Я люблю  речь русскую. Я знаю многих русских, которые не русские, ибо говорят  по-иностранному. Я знаю, что русский тот, кто любит Россию. Я люблю  Россию. Я люблю Францию. Я люблю Англию. Я люблю Америку. Я люблю  Швейцарию. Я люблю Испанию, я люблю Италию, я люблю Японию, я люблю  Австралию, я люблю Китай, я люблю Африку, я люблю Транцваль, я хочу  любить всех, а поэтому я есть Бог. Я не русский и не поляк. Я человек не  чужестранец и не космополитанец. Я люблю землю русскую. Я буду строить  дом в России. Я знаю, что поляки будут меня ругать. Я понимаю Гоголя,  ибо он любил Россию. Я тоже люблю Россию. Россия чувствует больше всех.  Россия мать всем государствам. Россия любит всех. Россия не политика.  Россия любовь. Я поеду в Россию и покажу эту книгу. Я знаю, что меня  многие поймут в России. Россия не большевики. Россия мать моя. Я люблю  мою мать. Моя мать живет в России. Она полячка, но у нее разговор  русский. Она питалась в России. Я питался хлебом русским и щами. Я люблю  щи без мяса. Я Толстой, ибо я его люблю. Я хочу любви к моей России. Я  знаю ее недостатки. Россия разрушила планы войны. Война бы кончилась  раньше, если бы Россия не впустила большевика. Большевик не народ  русский. Большевик не рабочий народ. Народ русский есть дитя. Его надо  любить и им хорошо управлять. Я хочу назвать голову большевиков и не  могу вспомнить его имени, ибо я не большевик. Большевики уничтожают все,  что им не нравится. Я знаю людей, которые скажут, что я тоже большевик,  ибо я люблю Голстого. Я скажу, что Толстой не есть большевик. Большевик  есть партия, а Толстой не любил партийностей. Я не партия. Я есть  народ. Я хочу, Костровского как правителя, а не Керенского. Керенский  есть партия. Сазонов есть партия. Я не хочу называть имени головы  большевиков, ибо я его не чувствую. Я знаю его имя. но я не чувствую, а  поэтому не буду произносить. Я не хочу его смерти, ибо он человек с  совестью. Он не хочет моей смерти, ибо я человек, а не зверь. Я знаю его  привычки. Он убивает всех без исключения. Он не любит противоречий.  Ллойд-Жордж тоже не любит противоречий. Ллойд-Жордж тот же, что голова  большевиков. Я не люблю обоих, а поэтому не хочу им зла. Я знаю, что  если все будут меня слушаться, то не будет войн. Я не могу заниматься  политикой, ибо политика есть смерть. Я люблю политику Вильсона, но  демократия есть тоже партия. Я не люблю партийностей, но я люблю  усовершенствованную партию. Демокрация есть совершенная партия, ибо все  имеют права одинаковые. Я не люблю право, ибо никто не имеет прав. Я  есть Бог и я имею права. Я не хочу людских прав. Все людские права  выдуманы. Наполеон выдумал права. Его права были лучшими, но не значит,  что эти права есть право Божье. Я знаю, что многие скажут, что без прав  нельзя жить, ибо люди убьют друг друга. Я знаю, что люди не дошли до  любви друг к другу. Я знаю, что люди будут любить друг друга, если я им  скажу правду. Я судился не раз. Я судился с Дягилевым. Я выигрывал  процессы, будучи прав. Я знаю, что Дягилев надеялся выиграть процесс,  будучи неправым. Я знаю одного человека, который называется Батт. Он  директор в мюзик-холле «Паляс» в Лондоне. Я с ним сужусь уже 5 лет с  лишком. Права дают возможность тянуть процесс бесконечно. Я знаю, что  мой адвокат один из самых лучших в Лондоне. Я знаю, что он взял меня.

потому  что надеялся заработать много больше, чем я ему даю. Я знаю, что он  проиграет мой процесс, ибо маркиза Рипон, мой друг, умерла. Я знаю, что  он надеялся на протекцию у маркизы Рипон. Маркиза Рипон не хотела ему  помогать, ибо он есть еврей. Я люблю евреев, а поэтому мне было все  равно. Я знаю, что он может выиграть процесс, если я ему дам возможность  заработать. Я не могу ему платить тех денег, которые ему нужны. Я знаю,  что Педеревский человек деловой и он понимает дела. Я ничего не понимаю  в делах, а поэтому боюсь доверять мои дела сэру Луису. Я его люблю, но я  ему не доверяю, ибо я заметил, что он тянет процесс. Я понимаю  достаточно, чтобы понять его уловку. Я не боюсь проиграть процесс, ибо  знаю, что я прав. Я не боюсь, что меня не впустят в Англию, ибо я  проиграл процесс и не заплатил. Я не могу платить процесс, который я не  должен. Я должен тогда, когда я не прав. Я знаю, что многие скажут, что  все правы по-своему. Я скажу, что нет, ибо тот прав, кто чувствует, а не  понимает. Я чувствую, что я прав, выиграв процесс у Дягилева, а поэтому  не хочу пользоваться моими правами. Я не хочу денег от Дягилева,  которые я не заработал. Батт хочет меня заставить платить неустойку,  когда я ему дал работу, которая мне стоила жизни. Есть доктор  английский, который может засвидетельствовать. Моя жена есть тоже  свидетель. Она по правам не имеет никаких прав быть свидетелем, но я  буду судиться так, что моя жена будет иметь все права. Я знаю, что Бог  мне поможет.

 Я не могу писать очень скоро, ибо эта вставочка скверная. Я не хочу умирать, а поэтому пойду гулять. Я люблю говорить в рифму, ибо я есть рифма.  

Я  пошел гулять, но я не видел знакомых. Я знаю, что Богу нужно. Я не могу  писать хорошо. Моя рука не пишет. Бог не хочет, чтобы я нажимал. Я не  буду нажимать, ибо моя рука не может писать. Моя рука устала. Я хочу  писать глупости. Я знаю, что моя жена глупа, а поэтому буду писать  глупости. Я не могу больше писать, ибо у меня рука не пишет. Я не могу  писать, ибо я хочу, чтобы мне дали воды. Горничная Луиза не чувствует  меня, ибо думает, что я плакал из-за Тэссы. Я люблю Тэссу, но я плакал  не из-за нее. Я хотел плакать не потому, что я плакун. Я не плакун. Я  человек очень большой воли. Я не плачу часто, но у меня чувство не  выдерживает тяжести. Я люблю Ллойд-Жорджа. Я купил журнал  «L’Illustration», Французский журнал, в котором фотографии Вильсона.  Вильсон изображен выходящим из заседания. Он одет очень хорошо. В  цилиндре и в жакете. Вильсон очень плохо вышел на фотографии, а Ллойд-  Жордж очень хорошо. На первых страницах показаны заседания. Я видел  мельком фотографии, а поэтому пойду их смотреть.

Журнал  большой. В нем ничего нет, кроме глупостей. Этот журнал служит для  богатого класса. Богатый класс любит Ллойд-Жорджа. Вильсона не любят,  ибо его лицо скучное. Вильсон скучает на фотографии. Ллойд-Жордж  блаженствует. Ллойд-Жордж притворяется веселым. Вильсон не притворяется  скучным. Я заметил страницу первую в «L’Illustration», где показан  портрет Вильсона. Этот портрет зарисовал Lucien Tonas. Рисовальщик  англичанин. Ллойд-Жордж имеет рисовальщиков, которые все делают, что он  хочет. Они зарисовали лицо Вильсона прямым и с натянутыми жилами. Рука  его прямая. Ллойд-Жордж хочет дать понять, что Вильсон скучен. Я понимаю  Вильсона хорошо, а поэтому этот портрет мне объяснил всю политическую  интригу Ллойд-Жорджа. Я люблю Вильсона, а' поэтому не хочу ему зла. Я  хочу, чтобы он жил, ибо он человек свободной мысли, а не мысли с  натянутыми жилами на лбу. У Ллойд-Жорджев много жил на лбу, ибо они не  умеют рисовать. Они показали ошибку. Два англичанина сзади Вильсона  сговариваются вместо того, чтобы слушать речь Вильсона. Я понял цель  Ллойд-Жорджа. Ллойд-Жордж хочет показать, что речь Вильсона скучна.  Клемансо показан как человек не важный и которому скучно. На переднем  плане один политический деятель, который не слушает Вильсона. У колонны  военный человек с усами, который не то зевает, не то смеется. С другой  стороны то же военное лицо с усами вздернутыми, у которого лицо  улыбающееся. Напротив Клемансо сидит человек, у которого вид засыпающий.  Общее впечатление, что речь Вильсона скучна. На первой странице  «L’Illustration» 1919 года 25 января суббота показано то, что должно  быть важно. Я понял из этой фотографии скучное впечатление. Я понял цель  Ллойд-Жорджа. Цель Ллойд-Жорджа такая, чтобы вильсоновщину не слушали.  Вильсоновщину надо слушать, ибо в ней есть смысл. В Ллойд-жорджевской  речи много глупостей. Я не люблю речь глупую. Я не хочу глупые речи. Я  люблю Ллойд-Жорджа, ибо он умен. Я не люблю его, ибо он глуп. Глуп он  потому, что у него нет хороших чувств. Ллойд-Жордж хочет смерти  Вильсона. Вильсоновщина не хочет смерти ллойд-жорджев. Клемансо  почувствовал ллойд-жорджевскую политическую интригу, ибо притворился  ллойд-жорджем, а поэтому его хотели застрелить. Меня Ллойд-Жордж тоже  захочет застрелить, ибо я его не люблю. На одной из страниц этого номера  Иллюстрации показан портрет Ллойд-Жорджа. Впереди него стоит лакей,  вытянувшись. Этот лакей полон медалей. Лакей получает эти медали от  Ллойд-Жорджа, ибо исполняет его приказания. Ллойд-Жордж стоит позади и  приготовил движение, которое смешит всех. Ллойд- Жордж всегда прибегает к  этой уловке. Ллойд-Жордж смешон. Это верно, но его усмешка злая.  Усмешка Ллойд-Жорджа напоминает улыбки Дягилева. Я знаю улыбки Дягилева.  Все улыбки Дягилева сделанные. Моя маленькая научилась улыбаться, как  Дягилев. Я ее научил, ибо я хочу, чтобы она раз улыбнулась Дягилеву,  когда он будет у меня. Я не хочу ничего говорить моей жене, ибо она  испугается, если узнает мои затеи. Я ей скажу тогда, когда все узнают. Я  ей говорю, что все, что пишу, есть мои мемуары. Я не хочу писать моих  мемуаров. Я пишу все, что было, и все, что есть. Я есть, а не то, что  было. Ллойд-Жордж было, а не есть. Вильсон есть, а поэтому его надо  слушаться.

(Продолжение следует)

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded