dem_2011

Categories:

Нижинский. Смерть (5)

1 https://dem-2011.livejournal.com/d5412.html

2 https://dem-2011.livejournal.com/d5419.html

3 https://dem-2011.livejournal.com/d5421.html

4 https://dem-2011.livejournal.com/d5428.html

<...> Я понял жизнь 22 лет. Я сочинил этот балет один. Дягилев и Бакст мне  помогли записать сюжет этого балета, ибо Дебюсси, знаменитый музыкальный  композитор, требовал сюжета на бумаге. Я просил Дягилева мне помочь, и  он с Бакстом вместе написали на мой сюжет. Я рассказал Дягилеву мои  мысли. Я знаю, что Дягилев любит говорить, что он их сочинил, ибо он  любит похвалы. Я очень доволен, если Дягилев говорит, что эти сюжеты,  т. е. «Фавн» и «Игры», он сочинил, ибо эти балеты были мною сочинены под  впечатлением моей жизни с Дягилевым. «Фавн» есть я, а «Игры» есть та  жизнь, о которой Дягилев мечтал. Дягилев хотел иметь двух мальчиков. Он  мне не раз говорил об этой цели, но я ему показал зубы. Дягилев хотел  любить одновременно двух мальчиков и хотел, чтобы эти мальчики любили  его. Два мальчика есть две девушки, а Дягилев есть молодой юноша. Я эти  личности нарочно замаскировал, ибо хотел, чтобы люди почувствовали  отвращение. Я чувствовал отвращение, а поэтому не мог кончить этого  балета. Дебюсси тоже не любил цели, но ему дали 10 000 франков за этот  балет, а поэтому он должен, был его кончить…

Я знаю, что мне надо завтра ехать в Цюрих, а поэтому пойду спать…

Я  не пошел спать, ибо Бог хотел мне помочь. У меня болит немного голова, и  я чувствую изжогу. Я называю изжогой, когда горит в желудке. Я не люблю  боли желудка, а поэтому хочу, чтобы боли прошли. Я попросил Бога мне  помочь. Он мне сказал, что я не должен ложиться спать. Я заметил, что  мой желудок не работает, когда я лежу, а поэтому решил не ложиться  спать. Я буду спать в поезде, ибо мне наскучили Оскар с матерью жены.  Они всего один день. Я не хочу разговаривать с ними. Я сказал моей жене  так, чтобы мать ее услышала, что «я не могу разговаривать, ибо я должен  закончить мою работу, ибо я не буду писать в Цюрихе». Моя жена поняла, а  поэтому ничего не ответила, но мать ее я не знаю, что почувствовала,  ибо я не видел ее лица. Она женщина хитрая. Я заметил сегодня за обедом и  завтраком. Я ей дал за обедом мандарин, оставшийся от моей доли. Она  хотела еще мандарина, а поэтому заговорила о мандарине. Я ей дал  мандарин и сказал, что для меня все равно, что есть: мандарин или  апельсин. Она взяла мандарин и ничего не сказала. Я ей показал «зубы».  Оскар заступился за нее. Я ей еще раз показал зубы, дав часть мандарина,  ибо я его у нее нервно взял, Оскару, а другую предложил жене. Жена мне  отказала, ибо думала, что я люблю мандарин. Я положил мандарин матери на  тарелку, но она его не съела, тогда я ей еще раз показал зубы, говоря,  что она похожа на Тэссу. Я ей говорил про масло тоже. Она меня поняла,  ибо ничего не сказала. Я ей говорил так, чтобы внушить. Она  почувствовала уколы, но не показала ни малейшего вида. Она очень ловкая  женщина. Она мне напоминает Дягилева. Она очень хорошая артистка, а  поэтому умеет играть. Я понимаю игру, ибо чувствую. Я знаю, что мне  скажут, что все артисты чувствуют, ибо без чувства нельзя играть. На это  я должен сказать, что все артисты чувствуют, но не все чувствуют  хорошо… Я царапаю мой нос, ибо чувствую волосы, которые шевелятся в  носу. Я заметил, что волосы шевелятся от нервов. У меня нет волос на  голове, ибо я был нервен…

Я знаю, что мне скажут, что мать моей жены великий артист. На это я скажу, что я понимаю, что такое артист, ибо  я сам артист. Я знаю ее как человека, а поэтому могу судить ее игру. Я  заметил, уже будучи в Будапеште, когда был интернирован, что она  притворяется. в жизни. Я знаю, что все скажут, что я тоже притворяюсь в  жизни, говоря, что Бог этого хочет. Я должен сказать, что я притворяюсь.  ибо мне Бог велит, а мать моей жены притворяется из-за эгоистической  цели. Она не любит, что я ее пригласил жить к нам, ибо она любит  тиранить прислугу и заметила, что я люблю прислугу. Она знает, что я не  ухаживаю за горничными. Она из привычки ругается с прислугой. Я не хочу,  чтобы меня звали спать. Я пойду спать, когда мне Бог велит. Я сказал  моей жене, что пойду скоро спать, но я знаю, что буду писать долго. Я не  люблю, чтобы меня беспокоили, когда я работаю. Я сам знаю, что мне  надо. Я прошу помощи, а не мешания. Я не есть мешание. Я есть помощь…

Она  ругается с прислугой из-за привычки. Я не люблю ругаться, с прислугой. Я  люблю делиться. Мать моей жены не любит прислугу, ибо прислуга ей  показывает зубы. Прислуга ей показывает зубы, ибо она их не понимает. Я  люблю прислугу, а поэтому делаю то, что они любят. Я не хочу баловать  прислугу. Я не есть балование. Я есть любовь. Я буду писать о любви к  прислуге после…

Я  хочу писать много о жизни матери моей жены. Я знаю, что все скажут, что  я такой же комедьянт, как и она, только разница в том, что она женщина и  драматический артист, а я мужчина и танцор. Я понимаю, что люди не  доверяют танцорам, а поэтому хочу показать, что такое танцор… Я люблю  мать моей жены как человеческое создание, но я ее не люблю как человека в  жизни. Она злая женщина. Она чувствует очень мало. Она эгоистка до  последней минуты. Она любит только себя. Я понимаю. почему первый ее муж  и отец моей жены застрелился. Я понимаю, почему одна женщина, которая  была в прислугах у матери моей жены, стреляла в нее. Я понимаю, почему  она не хотела судиться. Она боялась, что суд заметит ее неправоту. Она  боялась всегда этой женщины, когда та проходила мимо ее дома. Я понимаю,  что человек не может бояться бесцельно. Я знаю, что цель была простая.  Она не любила эту женщину, ибо та пила вино. Мать моей жены ее ругала до  того, что у той вся нервная система чуть не лопнула, ибо она была в  «белой горячке». Я знаю, что такое «белая горячка». Человек сумасшедший в  продолжение некоторого времени. Все пьяницы подвержены этой болезни…

Мать  моей жены испугалась и заперла двери. Моя жена мне рассказывала эту  историю, а поэтому я знаю все. Эта женщина стреляла в дверь, но перед  этим она спряталась за предмет комнатный. Когда мать моей жены вошла в  комнату, то женщина показала ей револьвер. Мать моей жены стала бегать  из угла в угол и затем убежала, закрыв дверь в комнату. Женщина  обозлилась и стала стрелять в дверь. Я почувствовал обиду этой женщины. Я  говорил неправду, когда защищал мать моей жены, говоря, что она права, а  не эта женщина. Я понял эту историю только теперь, ибо мне Бог помог. Я  люблю Бога, а поэтому он мне помогает…

Нервы  в носу успокаиваются, но нервы в черепе мне мешают, ибо я чувствую  отлив крови от головы. Мои волосы шевелятся, ибо я их чувствую. Я ел  много и поэтому чувствую смерть. Я не хочу смерти, а поэтому прошу Бога,  чтобы тот мне помог…

Я  хочу писать красиво, ибо чувствую красоту. Мать моей жены была красивая  женщина. Она испортила себя, ибо она злится постоянно, говоря, что у  нее желчь не в порядке. Я ей говорил в Будапеште, что у нее желчь болит,  ибо она все ругается и ругается. Она мне не поверила. Она никому не  верит. Она злая женщина. Она прибегает к уловкам, ибо хочет рекламу. Она  притворяется, что любит простых людей. Она дает руку кондукторам для  показа. Она это делает неумело, ибо я заметил, что кондуктора краснеют.  Им неловко, ибо они думают, что она смеется над ними. Она им улыбается  Ллойд-Жорджев- ской улыбкой. Я знаю, что мне скажут, что она женщина  хорошая, ибо плачет, когда видит обиженных. Я знаю, что мне скажут, что  она делает подаяние, устраивая на места женщин без места. Я сам думал  долго, что она хорошая женщина, но я заметил, что она не любит мою жену,  по простой случайности. В первый день нашего знакомства она хотела мне  нравиться, а поэтому мне показала фотографии старые моей жены. Моя жена  стала плакать, ибо почувствовала обиду. Я тоже почувствовал обиду и  ушел. С тех пор я не верил матери моей жены. Я ее ненавидел, но я  притворялся. Она чувствовала мою силу, ибо заметила, что я не обращаю  внимания на нее. Она меня злила, и я с нею ругался. Она боялась, что я  буду говорить скверно про нее, а поэтому она говорила, что я ужасен и не  люблю ее. Я это узнал из того, что все стали мне поворачивать спину.  Тот, кто меня целовал раньше, стал не кланяться мне. Мать моей жены  блаженствовала, ибо думала, что я побежден. Я не был побежден, ибо я не  злился на нее. Я притворялся, ибо хотел ее улучшения. Я ей показывал  каждый день зубы. Она мне показывала вдвое. Я удвоил, и она утроила, и  таким образом мы ругались в продолжение восемнадцати месяцев, тех  месяцев тяжелых, когда я был интернантом.

Мать моей жены ипокрит. Она мне напоминает Ллойд-Жорджа. Она женщина злая. Я не люблю людей

злых,  а поэтому хочу их обезоружить тем, что буду писать о их жизни. Они  будут злиться, читая эти строки, но я буду блаженствовать, ибо дам ей  большой урок. Я хочу, чтобы она перед смертью сознала свою вину перед  людьми и извинилась. Я не хочу извинений перед публикой, но я хочу,  чтобы она чувствовала. Я хочу, чтобы она сожалела о всей своей жизни в  прошлом. Я знаю, что вся критика венгерская будет поставлена на ноги и  что меня будут ругать, а поэтому я буду просить Бога обезоружить  критику. Я буду отвечать, если мне Бог велит. Я знаю, что люди меня  поймут, а поэтому я буду благодарить Бога за его любовь. Я знаю, что он  меня любит и мне поможет во всем. Я беден. Я нищ. Я не имею покрова ни  пищи, ибо у меня нет ничего. Мать моей жены имеет дом в три этажа с  мраморными колоннами. Она любит этот дом, потому что он стоит дорого. Я  не люблю этот дом, ибо он глупо построен. Я знаю, что многие скажут, что  я не понимаю в красоте этого дома, ибо в нем много старых хороших  картин и гобеленов. Я скажу, что я не люблю ничего старого, ибо старое  пахнет смертью. Я знаю, что многие скажут, что я человек без души, ибо я  не люблю старых людей. Я скажу, что я люблю старых людей, но я не люблю  старость духа. Я есть молодой дух. Толстой был молодой дух, Вагнер и  Бетховен были молодые духи и пр. и пр. Я не хочу говорить о других, ибо я  их мало знаю. Я люблю всех. Я написал про Толстого, ибо он есть Бог,  Вагнер не есть Бог. Бетховен есть Бог. Бах не есть Бог…

Мать  моей жены женщина ужасная. Я не люблю ее. Я хочу, чтобы Бог взял ее с  лица земли. Я знаю, что мне ответят, что я злой человек, ибо прошу Бога  «взять ее с лица земли». Я отвечу, что я люблю всех и хочу любви этой  женщины, а поэтому прошу Бога, чтобы он убил в ней все скверные чувства,  а с этим вся ее прежняя жизнь покончится. Вот что я называю «взять ее с  лица земли»…

Я уезжаю в Цюрих. Я не хочу ничего делать для моего отъезда.

Все волнуются. Прислуга поглупела, ибо чувствует Бога. Я тоже его  чувствую, но я не поглупел. Я не хочу хвастаться. Я хочу сказать правду.  Оскар телефонирует в Цюрих. Он боится, что его имя не поймут. Он  чувствует, что никто его имени не знает, а поэтому он хочет их  заставить. Его имя Пардан. Он выговаривает свое имя с акцентом на каждом  слоге. Я понимаю, почему ему надо, чтобы его имя все знали. Он хочет  показать, что он богат. Он не хочет, чтобы люди думали, что он беден. Он  не любит бедности. Я люблю бедность. Мне все равно, знают ли мое имя  или нет. Я не боюсь за то, что люди меня не будут любить, если поймут,  что я беден. Я знаю, что «бедность не порок». Я знаю, что все скажут,  что у меня зрение хорошее, ибо я могу писать мелко. Я должен сказать,  что зрение устает от такого писания. Я пишу только эту страницу, а уже  чувствую усталость в глазах. Мои глаза щипят. Я имею зрение совершенно  здоровое, ибо мало читал. Я читал всегда утром и днем. Я понял, что  чтение есть работа. Я в школе запирался, притворяясь больным для учения.  Я лежал и читал. Я любил читать лежа, ибо я был спокоен. Я не любил  лежать, но надо было, ибо меня все считали за больного. Я больше не  чувствую' щипание глаз, ибо мне Бог помог. Я не люблю, чтобы мне мешали.  Я хочу писать про уезд в Цюрих. Все волновались. Я не волновался, ибо  мне было все равно. Я считал эту поездку глупой. Я поеду, ибо Бог того  хочет, но если бы Богу не захотелось, то я бы остался [зачеркнуто:  придумав уловку]. Я не люблю притворство. Я хочу Бога. Я хочу, чтобы все  меня понимали, а поэтому нарочно зачеркнул для показа. Я заметил, что  левая нога и рука «колется». Я называю «коликой» то, когда кровь  застаивается. Я не могу шевелить ногой. Я не могу писать, ибо кровь во  всем моем теле не движется. Я начинаю понимать Бога. Я знаю, что все  движение дает Бог, а поэтому его прошу мне помочь. Я не могу писать этим  пером, ибо мое перо умирает. Оно царапает бумагу и берет с собой  лоскутки бумаги. Перо скверное, ибо я его правлю, а оно не поправляется.  Я буду искать другое перо в Цюрихе. Я попрошу Оскара купить простое  перо. Я не пишу на ходу поэтому я не нуждаюсь в фонтен-плюме с чернилами  внутри. Я не злюсь, но мне жалко людей, ибо фонтен-плюм дорого стоит. Я  знаю, что всем хочется иметь хороший фонтен-плюм. Я понял свою ошибку. Я  буду писать наточенным концом, ибо знаю, что смогу хорошо писать, ибо  наточенный конец затупился. Я думал, что золотб крепче, чем бумага, но  бумага крепче. Я стал писать наточенным концом. Я понимаю смерть  вставочки. Вставочка Watermans Ideal Fountain Реп обман. Я понимаю, как  люди богатеют. Люди богатеют обманом. Я понимаю, что такое биржа. Я буду  обманывать биржевиков. Я пойду завтра на биржу с Оскаром. Я замечу по  Оскару. Он будет волноваться, а я нет. Я не буду волноваться и замечу  весь обман, о котором опишу…

Я хочу писать о поездке. Моя поездка остановилась, ибо все забыли про  поезд. Оскар с матерью моей жены поверили глупой Луизе. Луиза забыла  час, который ей сказал человек на вокзале. Она забыла, ибо волновалась.  Моя жена и мать моей жены оскалили зубы на нее. Я им объяснил, смеясь,  что не ее вина, но почувствовал взгляд матери моей жены и переменил. Я  сказал, что поезда часто меняют расписание, ибо теперь война. Мать  поняла меня. Она думала, что я хочу защищать Луизу. Я ей дал понять, что  я ее понимаю. Она почувствовала, но не поняла меня. Я оставил разговор,  ибо не хотел ссоры. Мать не в духе, и жена тоже. Оскар волнуется. Я  сижу спокойно и поглядываю. Я вижу все недостатки, ибо Бог хочет, чтобы я  был спокоен. Я заметил, что все люди удерживают свое волнение и  бледнеют. Я это заметил на матери моей жены и на жене. Они были бледны и  немного дрожали. Я не был бледен и не дрожал. Я думаю, что Ллойд-  Жорджу очень трудно скрывать свое волнение. Я думаю, что он прибегает ко  всякого рода уловкам, чтобы вызвать румянец на лице, думая, что румянец  говорит о спокойствии. Я знаю, что румянец появляется, когда человек  волнуется. Я знаю, что Ллойд-Жордж человек нервный, ибо у него улыбка  застывает. Он может держать свою улыбку долго, ибо фотограф может ее  сфотографировать. Я знаю, что все скажут, что я тоже фотографировал мои  улыбки…

Моя  жена пришла ко мне и мне сказала, чтобы я сказал Кире, что я больше не  приеду. Жена почувствовала слезы и сказала в волнении, что она меня не  оставит. Я не плакал, ибо Бог того не хотел. Я ей сказал, что я не  останусь в Цюрихе, если она меня не боится, но если она меня боится, то я  предпочту быть в сумасшедшем доме, ибо я ничего не боюсь. Она плакала  душою. Я почувствовал боль в моей душе и сказал, что если она меня не  боится, то я вернусь домой. Она заплакала и поцеловала меня, говоря, что  она с Кирой не оставят меня, что бы ни случилось со мною. Я сказал  «хорошо». Она меня почувствовала и ушла. Я говорил о моей улыбке на  фотографии. У меня улыбка чувствительная, ибо я чувствую Бога. У  Вильсона улыбка чувствительная, ибо он чувствует Бога. У Ллойд-Жорджа  улыбка глупая, ибо он не чувствует Бога. Я знаю, что многие скажут, что  Ллойд-

Жордж  Бог в политике. Я знаю, что мне скажут, что Ллойд-Жордж доказал, что он  есть Бог. Я скажу, что Ллойд-Жордж не доказал, ибо он свел всю политику  на другие государства. Он не любит другие государства. Он любит свою  партию, которая ему платит много денег. Я знаю, что все скажут, что у  него нет денег. Я знаю уловки Ллойд-Жорджа. Ллойд-Жордж прячет деньгу  хорошо. Его не откроют, ибо он их спрятал так, что он думает, что Бог не  найдет. Я найду его деньги и возьму. Я докажу всем, что я найду. Я сам  не буду искать. Я надеюсь, что народ найдет. Я оставлю все на Бога. Я не  хочу, чтобы его убивали, ибо он есть создание Божье. Я люблю все  создания Божьи. Я не хочу писать про Ллойд-Жорджа создание Божье с  большой буквой, ибо чувствую обиду… Я хочу, чтобы мои рукописи  сфотографировали, ибо я чувствую мою рукопись живой. Я передам жизнь  людям, если мои рукописи сфотографируют. Я узнаю подосланных  журналистов, ибо я Бог-физиономист. Я узнаю человека по физиономии. Я  знаю, что человек не волнуется, если ни в чем не повинен. Я буду жить в  больших отелях, ибо хочу, чтобы меня все видели. Я не хочу дорогих  отелей, ибо в дорогих живут ллойд-жорджцы. Я пойду в простой отель, если  жена мне позволит. Я боюсь за меня, если жена скажет, что она не может  жить в бедном отеле. Я прибегну к уловкам, чтобы не попасть в большой  богатый отель. Я предпочитаю жить в квартире. Я пойду в квартиру, если  замечу, что меня не любят. Я покажу мои зубы всем. Я не хочу злых, но я  покажу, ибо Бог покажет. Я не боюсь людей злых. Я храбр и богат. Моих  людей не подкупят. Я физиономист-Бог. Я докажу ллойд-жорджцам, что я  человек-Бог. Выходите! Выходите драться со мною. Я побежду всех. Я не  боюсь выстрела и яда. Я боюсь духовной смерти. Я не сойду с ума. но буду  все плакать и плакать. Я человек. Я Бог. Я человек в Боге. Я есть с  ошибками, ибо Бог того хочет. Я покажу ошибки и совершенство, ибо я  хочу, чтобы меня не пугались. Я человек с любовью, а люди с любовью есть  просты. Я не боюсь за Клемансо. Я ему покажу мои рукописи. Я знаю, что  он переведет их. Я знаю, что он поймет их. Я пойду к нему без  объявлений. Я покажу мою карточку, и меня впустят, ибо люди меня поймут.  Я им покажу мою чувствительную улыбку, и они впустят меня, ибо знают,  что человек с улыбкой чувствительной хорош. Ллойд-жорджцы не сумеют  притвориться, ибо улыбка чувствительная от Бога. Бог не с  ллойджорджцами, а с вильсоновщиной. Никакой артист не сумеет обмануть  Бога. Я знаю, что такое артист и Бог вместе, а поэтому боюсь за себя. Я  пойду к Клемансо сейчас же после моего приезда, ибо я хочу ему хорошего.  Я хочу, чтобы меня впустили, а поэтому прибегну к одной уловке. Я  обману ллойд-жорджевскую полицию, говоря, что я ллойд-жорджец. Я им  скажу, что я «заядлый» поляк. Они любят «заядлых» поляков, ибо могут ими  управлять по ветру. Я знаю, откуда идет ветер, а поэтому смогу подуть  ему навстречу. Я люблю Клемансо, ибо он человек с ошибками. Он свои  ошибки поправляет, а поэтому с ним Бог. Я есть Бог в Клемансо. Клемансо  чувствует Бога, а Бог чувствует Клемансо. Я знаю, что Клемансо меня  поймет, ибо он чувствует меня. Я пойду к нему с распростертыми  объятьями, и он меня не испугается. Я ему скажу на скверном французском  языке, что я его люблю и что я хочу ему хорошего.

…Я должен понравиться. Я понял, что прострелили Клемансо плечо, а ему  сзади прострелили воздушные органы. Я понял, что ллойд-жорджцы злы, ибо я  знаю, что с простреленными легкими человек живет долго, но страдает.  Клемансо будет страдать, но я надеюсь, что он поймет всю компанию  бандитов и сумеет оберечь Францию. Я люблю Францию, а поэтому не хочу ей  зла. Я понимаю всю клику, которая затеяла войну. Я знаю, что Клемансо  человек богатый и не нуждается ни в чем, а поэтому чувствую, что его не  подкупили. Ллойд-жорджцы подкупают не только деньгами, но и обещаниями.  Клемансо думал, что для Франции хорошо взять Эльзас и Лотарингию. Я  понял, что этот вопрос надо устроить миром. Клемансо почувствовал  Вильсона, а поэтому согласился с его целью. Я понимаю, что французы  любят эльзасцев и что многие фамилии плачут, ибо думают, что их обижают  тем, что они не принадлежат к карте французской. Я понимаю, что французы  не любят немцев. Я понимаю, каким образом развивается нелюбовь к  немцам. Я знаю, что такое немец. Я знаю, кто научил Францию говорить  «Бош». Я человек не злой. Я люблю всех. Я не хочу войны, а поэтому  хочу,' чтобы все жили с миром. Не надо ругаться. Не надо ругаться. Я  есть любовь. Я есть человек с любовью. Я знаю, что дети немецкие плачут о  своем отце. Я люблю немцев. Я не немец. Я человек. Я не принадлежу ни к  какой партии. Я без партии. Я есть человек, а все есть люди. Я понимаю  любовь людей. Я хочу любови людей. Я не хочу ужасов. Я хочу рай на  земле. Я есть Бог в человеке. Все будут богами, если будут делать то,  что я вам говорю. Я есть человек с ошибками, ибо я хочу, чтобы люди  поправили свои ошибки. Я не люблю людей с ошибками непоправленными. Я  есть человек поправляющийся. Я не думаю о прошедших ошибках. Я человек  не злой. Я не зверь, а человек. Я люблю зверей, но не хищных. Не надо  убивать хищных зверей, ибо им жизнь дал Бог. Я знаю, что многие скажут,  что человек вышел из семени отца и чрева матери. Но я должен сказать,  что семя положил не человек первобытный, а Бог. Я понимаю, что многие  скажут, что человек произошел от обезьяны, но я должен сказать, что  обезьяна произошла от семени Божьего. Я знаю, что многие скажут, что  семя обезьяны произошло от чего-то другого. тогда я им скажу, что что-то  другое произошло от Бога. Я знаю, что мне скажут, что чт. о-то другое  произошло от чего-то другого, тогда я скажу, что то, что вы называете  «что-то другое», есть Бог. Я есть разум, а разум есть бесконечен. Я  никогда не умру, а ум человека умирает с его телом. Ум человека  ограничен. Я знаю, что многие скажут, что ум создал все. Что аэропланы и  цеппелины и пр. и пр. созданы умом. Я должен сказать, что аэроплан и  цеппелин созданы разумом, ибо в них есть жизнь. В аэроплане есть  движение, в цеппелине есть движение. Я знаю, что аэроплан создал  француз-Бог. Я знаю, что французы чувствуют Бога, но они его не понимают  и поэтому делают ошибки. Цеппелин есть вещь ума, ибо цеппелин выдуман  по аэроплану. Я знаю, что многоие скажут, что аэроплан выдуман по птице.  Я скажу, что птица вещь живая, аэроплан вещь из стали. Я скажу, что  цеппелин есть копия аэроплана, но в другой форме. Ученые восхищались  цеппелином, ибо поняли его силу. Они поняли, что в него можно сажать  много людей, а поэтому он хорош для войны. Немцы заказали цеппелину  много цеппелинов. Они думали, что выйдут цыплята, а вышли мертвые люди…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded