dem_2011

Category:

К юбилею Галины Булыбенко

Галина Викторовна Булыбенко, лауреат национального конкурса органистов Украины, заслуженный деятель  искусств Украины, профессор кафедры органа Национальной музыкальной академии Украины им. П. И. Чайковского
Галина Викторовна Булыбенко, лауреат национального конкурса органистов Украины, заслуженный деятель искусств Украины, профессор кафедры органа Национальной музыкальной академии Украины им. П. И. Чайковского

Сегодня, 6 декабря, у Галины Викторовны Булыбенко, лауреата национального конкурса органистов Украины, заслуженного деятеля искусств Украины, профессора Национальной музыкальной академии Украины, юбилейная дата. 

Предлагаем вашему вниманию статью юбиляра, посвященную ее Учителю, Арсению Николаевичу Котляревскому, которому в этом году исполнилось 110 лет со дня рождения.

Основоположник органной культуры Украины

Жизнь рождает много талантливых людей, которые продвигают вперёд  кем-то начатое дело, поднимая его на новый уровень развития и  результативности. Каждый путь имеет свои сложности, но, когда он уже  кем-то начат, идти всегда легче.

Гораздо реже можно встретить человека, который неожиданно для всех,  вопреки, казалось бы, здравому смыслу, принимает решение двинуться в  другом направлении и начинает прокладывать новый путь. Он не выбирает  уюта проторенных дорог, не боится ветра перемен, он в большой мере  осознаёт ожидающие его сложности, но они его не пугают.

Когда Арсений Николаевич Котляревский приехал в Киев, ему было 59 лет. Он уже имел учёное звание профессора музыковедения, почётное звание «Заслуженный деятель искусств Украины» и многие годы работы на руководящих постах. Имея блестящее образование и громадный опыт педагогической деятельности в ведущих консерваториях страны, он и в Киевской консерватории мог бы спокойно работать педагогом историко-теоретического факультета. Но он сделал другой выбор.

Ещё в студенческие годы, обучаясь в Петербургской консерватории, Арсений Николаевич имел возможность получить двойное образование: музыковедение и орган (эту специальность в советское время можно было получить только как совмещённую с какой-либо другой). Трудности, которые испытывали органисты при получении второй специализации, были очевидны – поэтому все знали, что органом могут заниматься только большие энтузиасты.

Поскольку в дневное время зал, в котором стоял инструмент, был постоянно занят, самостоятельные занятия студентов-органистов могли проходить лишь в те часы, которые уже никто не использовал, часто ночью. И только истинная любовь к инструменту помогала им справиться с дополнительной нагрузкой и постоянным недосыпанием.

Но молодой Арсений Котляревский занимался с упоением: философский склад ума, музыковедческая глубина восприятия музыки и природная музыкальность позволяли ему получать истинное наслаждение от разучивания произведений И.С. Баха, И. Пахельбеля, Д. Букстехуде…

Думаю, не случайно и то, что спутницей его жизни стала органистка,  Вера Николаевна Бакеева, которая, как и сам Арсений Николаевич, была  ученицей знаменитого органиста и музыкального учёного Исайи Александровича Браудо.

Руководящая работа и жизненные обстоятельства не позволили Арсению  Николаевичу часто играть на органе, но любовь к этому инструменту он  пронёс через всю свою жизнь. И именно в Киеве его давняя мечта могла  осуществиться. Он готов был отдать этому делу все свои силы и весь  энтузиазм. Именно поэтому, когда профессор приехал в Киев, его намерение  быть рядом с этим инструментом было осознанным, зрелым и решительным.

Только тот, кто прошёл этот путь, может знать, как тяжело стоять у  истоков. Каждый шаг при продвижении вперёд был связан с поиском  единомышленников, подбором аргументов о целесообразности создания  органного образования в Украине, о его месте в общей системе  музыкального образования Советского Союза и путях дальнейшего развития.

Не раз в кабинетах чиновников Арсению Николаевичу приходилось слышать  о том, что в Советском Союзе уже есть система обучения игре на этом  инструменте – в Москве и Ленинграде, что этого достаточно, потому что  органов в стране мало, и этот «церковный» инструмент никого не будет  интересовать...

Но ему удалось найти союзников – тех людей, которые поверили, смогли  понять истинно духовную суть этого инструмента и необходимость создания  органной культуры в Украине.

Природный ум, подлинная интеллигентность, энциклопедические знания по  истории и теории музыки позволили Арсению Николаевичу проявить свой  стратегический талант и найти таких союзников. Он хорошо понимал, как  важно было заручиться поддержкой консерваторских коллег разных  специальностей.

Горячая заинтересованность профессора в популяризации своего дела,  его умение «влюбить» окружающих в свой инструмент позволили превратить  процесс простого «ознакомления с органом» в тесные профессиональные  связи и даже дружбу. Педагоги консерватории поощряли сотрудничество  своих студентов с органным классом, прорабатывали с ними сочинения,  поставленные в очередной органный концерт, а иногда играли с органистами  сами.

Так постепенно на базе вновь созданного органного класса началось  новое дело – создание профессионального органного образования в Украине.  И хотя многие тогда называли орган только «церковным» инструментом, они  ошибались в главном: орган был всегда концертным инструментом, даже находясь в церкви!

Ещё задолго до приезда профессора в Малом зале Киевской консерватории (в 1959 г.) был установлен старый польский орган фирмы «Бернацкий», который был привезён в консерваторию из какого-то маленького закарпатского городка, где он разваливался в одной из заброшенных тогда церквей. На его базе был открыт органный класс, о существовании которого знали только внутри консерватории да и то далеко не все. Его вела Елена Мисаковна Петросянц5, бывшая ученица В.Н. Бакеевой, жены Котляревского.

В конце 1960-х годов старенький орган, находившийся в Малом зале консерватории, во время очередного ремонта помещения был залит побелкой и практически прекратил своё звучание. Приостановились и занятия органистов в классе Елены Мисаковны. Таким образом, к моменту своего приезда в Киев (1969 г.), профессор застал инструмент и органное дело консерватории в плачевном состоянии.

Вместе со своим сыном, Иваном Арсеньевичем Котляревским, который также работал в консерватории, Арсений Николаевич сделал генеральную чистку органа, осуществил мелкий ремонт труб, и инструмент снова зазвучал.

Поскольку прежний органный класс состоял из нескольких аспирантов теоретического факультета, Арсений Николаевич набрал новый класс, который отличался от предыдущего: в него были набраны студенты-пианисты, обладающие хорошим навыком игры на клавишном инструменте, и пылко желающие ознакомиться с новым инструментом, органом.

К сожалению, условия существования органного класса в Киевской  консерватории были не намного лучше, чем в Ленинградской консерватории в  годы учёбы Арсения Николаевича. Органистам отдавали только самое  неудобное время – раннее утро (с 7 до 9 часов) и поздний вечер (после  концерта, с 21 до 23 часа), когда на зал уже никто не претендовал. И  снова органное дело очутилось в положении «работы для энтузиастов». Но,  несмотря на то, что Арсений Николаевич не был «жаворонком», он аккуратно  приходил по утрам заниматься со студентами – всегда подтянутый и  доброжелательный.

Уже первые встречи с Учителем для каждого из нас стали событием. Они  были наполнены искренним вниманием с его стороны, желанием передать  знания, доброжелательностью и поддержкой.

Любимым и уважаемым чувствовал себя каждый из нас, и часто, оканчивая  очередное занятие, Арсений Николаевич, откинувшись на спинку стула,  говорил: «Спасибо за доставленное удовольствие».

К нему всегда хотелось идти на урок. Каждая встреча за органом  становилась праздником общения с инструментом и Учителем: это могло быть  знакомство с новыми возможностями органа, с личностью автора,  произведение которого исполнялось, с тонкостями в интерпретации  определённого музыкального стиля и т. д.

Учитель зажигал наши сердца и вдохновлял своей любовью к органу. Его  глубокий философский подход заставлял думать и сопереживать музыке. Его  уроки всегда были интересны, всегда были открытием в понимании музыки,  автора и инструмента.

И только потом, намного позже стало понятным, что каждому из нас он  помогал открывать, прежде всего, себя самого. И многие из нас могли бы  его назвать не только своим учителем, но и своим наставником и другом в  широком понимании этого слова. Потому что к каждому из нас он относился с  каким-то отеческим вниманием, умел дать иногда такой необходимый мудрый  совет и сохранить тайну.

Память
Память

Хорошо, когда человек в конце своей жизни может сказать, ЧТО  именно он может оставить после себя людям. Профессор Арсений Николаевич  работал в Киеве только 15 лет – это были последние годы его жизни.

Его жизненный вклад в искусство огромен, даже если не касаться других  аспектов его деятельности – воспитания им многочисленных знаменитых  музыковедов, которых он подготовил, преподавая в консерваториях  Ленинграда, Львова, Ташкента, Новосибирска, Донецка… Они до сегодняшнего  дня преподают в консерваториях нашей страны и за её пределами.

Открытый им в 1970-м году органный класс явился прекрасной базой для  подготовки и выпуска профессиональных украинских органистов, и установку  в 15 украинских городах концертных органов также можно считать  результатом концертной деятельности киевского органного класса.

Благодаря сотрудничеству профессора с молодыми и уже зрелыми  композиторами появились первые в истории Украины органные сочинения.  Первый органный концерт, полностью составленный из органных сочинений  украинских авторов, состоялся в Большом зале консерватории в 1977 году  (исполнитель Галина Викторовна Булыбенко – автор статьи (Ред.)).

Именно им были написаны первые статьи об украинской органной музыке и  выпушены первые сборники органных нот, куда вошли уже и пьесы  украинских авторов.

Благодаря его деятельности в 1980 году в Киеве был открыт первый  украинский органный зал – самостоятельная концертная организация, в  которой орган стал главной концертной единицей (ныне Национальный дом  органной и камерной музыки в Киеве). К этому периоду относится появление  большинства аудио-записей украинских органистов, которые вошли в фонд  Украинского радио.

Всё перечисленное позволяет сказать, что благодаря деятельности  заслуженного деятеля искусств Украины, профессора Арсения Николаевича  Котляревского наша страна имеет украинскую органную культуру. Её  составляющие – профессиональное органное образование, наличие концертных  инструментов, композиторское творчество и органное концертирование.

Наша органная школа имеет высокий уровень профессионализма. Среди  выпускников органного класса есть народные и заслуженные артисты  Украины, заслуженный деятель искусств Украины и многочисленные лауреаты и  дипломанты международных конкурсов органистов, а география поездок  наших органистов говорит сама за себя (Португалия, Германия, Франция,  Испания, Швейцария, Чехия, Польша, Словакия, США, Италия и многие другие  страны).

Всё перечисленное было создано им всего за 14 лет. Не правда ли, это  вызывает восхищение, учитывая, что всего перечислить просто невозможно.  Но даже этого хватит на несколько жизней…

Об Арсении Николаевиче Котляревском можно говорить очень долго. Вот  уже много лет я продолжаю начатое им дело, стараясь передать знания на  таком же высоком профессиональном уровне и с такой же любовью, как делал  это он. И сегодня Арсений Николаевич незримо стоит рядом со мной.

Мне помогают воспоминания о том, как он вёл свои уроки, на чём  сосредотачивал внимание ученика, как зажигал интерес к произведению, как  учил образно мыслить, как доброжелательно напоминал о необходимости  посещения читального зала для пополнения сведений о композиторе или  музыкальном жанре изучаемого произведения.

И, несмотря на то, что мои студенты никогда не были знакомы с моим  учителем, я точно знаю – их сердца наполнены признательностью и большим  уважением к нему.

Г.В. Булыбенко,  лауреат национального конкурса органистов Украины, заслуженный деятель  искусств Украины, профессор Национальной музыкальной академии Украины

Журнал «Страна Знаний» №3, 2018


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded