dem_2011

Categories:

ГАЛИНА

Галина Вартановна Кочарова
Галина Вартановна Кочарова

Памяти коллеги, друга

…Она приехала в Молдову тридцатилетней. На этой земле отметила своё 75-летие и лишь всего на неделю пережила свой следующий день рождения…

Совсем немного времени по меркам истории прошло с тех пор, как Галина Вартановна Кочарова, доктор искусствоведения, профессор Кишинёвской Академии музыки (АМТИИ) покинула нас, уйдя в мир иной. Всего один год! Но как же ощутимо и ничем невосполнимо отсутствие этой Личности в профессиональном и научном мире, да и в повседневности! Убеждена, что мои мысли разделят все, кто знал и ценил эту замечательную женщину. А как же иначе?! Ведь вместе с ней ушел в небытие огромный период нашей общей жизни. Прежде всего я имею в виду тех, кто был раньше, да и сейчас причастен к музыкальной культуре Молдовы. Думаю также и о многих, кто живёт нынче за пределами страны, но кому была известна её плодотворная деятельность, кто работал рядом с ней, учился у неё и успел ощутить на себе благотворное влияние её Личности. Другими словами – имею в виду её коллег и учеников, разъехавшихся по всему миру. Сколь же велико было это влияние!

Галина Кочарова была значительна для всей культуры Молдовы, связав с ней лучшие, зрелые годы своей жизни. Она органично вписалась в социально-культурное пространство страны. В обширной жизненной панораме нашего времени деятельность её незаурядной личности была ярчайшим явлением! Такая оценка представляется мне вполне соответствующей самим масштабам этой незаурядной Личности! 

Об этом хочется сказать многое! Но поостерегусь дежурных слов… 

Как драгоценный подарок судьбы я воспринимаю то, что жизнь свела нас с Галиной в своё время. В моих мыслях теперь неотступно присутствует этот милый, бесконечно дорогой мне человек! Большая умница! Такой она была… Последнее слово произношу с особой горечью. Много лет она присутствовала в моей жизни. И живой её образ, незабываемый облик постоянно, изо дня в день, возникает перед внутренним взором. Продолжаются в мыслях наши былые встречи, беседы… 

Радуюсь тому, что наши имена оказались рядом на обложке одной книги, для обеих нас очень важной – монографии, посвящённой моему отцу. А сколько же связывало меня с ней по жизни! Не уходит и не уйдёт из памяти то многое, что мне довелось почерпнуть из нашего общения. Дружба и расположение моей коллеги-подруги были мне очень дороги! Поэтому и хочется мне сегодня, в день её рождения, говорить о дорогой Галине. Вспоминать, рассказывать… Кажется, только что пришли ко мне её слова: «Нашла твоё поздравление в Скайпе. Спасибо.» Поблагодарила меня за тёплые слова к 90-летию в адрес нашей общей подруги, известного композитора Златы Ткач, давнего объекта её профессионального и человеческого внимания. А было это лишь в январе ушедшего года… 

Менее, чем за год до ухода, в мае 2019-го Галина написала мне:

«Золечка, решила послать тебе только что законченную статью… Почитай и напиши, как ты её восприняла, в каком ключе. Когда это выйдет, не знаю, но хотя бы совесть моя чиста – я заявляла участие в конференции, а сама на ней не присутствовала, так что решила успеть хотя бы со статьейНу, читай теперь – сама хотела!... Целую тебя крепко, привет Ирочке и твоей юной поросли – чтоб все были здоровы и благополучны! Если напишешь, как вы там устроились (нам предстоял переезд – И. М.) - буду читать с интересом».

Потом, в сентябре мы ещё успели поговорить по скайпу… В памяти по сей день для меня звучит её голос в ответ на мой отзыв и дорогие для меня слова: «Золечка, спасибо, … Надеюсь, все же напишешь мне обо всём… Что касается общения – я все время читаю все, что ты помещаешь в Фейсбуке и мне очень тепло на сердце, насколько все продуманно и глубоко у тебя звучит на весь мир. И ты рядом, хотя и далеко физически. Так что – целую тебя, обнимаю, плакаться больше не стану, это не конструктивно. А помолиться за меня не помешает… Пока! Сейчас буду смотреть письма, уже вечер…». Я ответила тогда: «Галя, милая моя! Спасибо на добром слове. Вот и у меня на душе потеплело...».

Никогда не замолкнут в душе эти наши с дорогой Галиной последние разговоры в самые, как оказалось, критические минуты её тяжёлой болезни... И тем не менее невозможно было предположить, что всё оборвется так внезапно… На исходе этой прекрасной, полнокровной жизни… 

И теперь, когда читаю самые последние письма моей дорогой Галины, щемит сердце… Главный мотив в них – «Спасибо, что волнуешься обо мне и помнишь меня…». 

Я пишу не биографический очерк и не ставлю себе целью охватить всю обширную панораму деятельности Г. В., приносившей такие замечательные плоды. Да и невозможно на нескольких страницах сделать это во всей полноте. Настолько всё, связанное с ней, объёмно! Только вот никак не могу справиться с затруднением, о чём же сказать прежде. О прекрасном ли человеке, наделённым от природы широтой души, подлинной добротой к людям, или о высоком профессионале с глубокими знаниями и образным мышлением. К тому же – блестящем педагоге. Так велик масштаб этой Личности, что с трудом поддаётся описанию!

Из многих привлекательных черт богатой натуры Галины отмечу, на мой взгляд, важнейшее. Думается прежде всего о том, каким она была прекрасным человеком, главное – весьма доброжелательным, лёгким в общении. Но было у неё ещё одно драгоценное качество, определяемое живостью ума и богатством воображения… Убеждена, что таких людей, как моя коллега-подруга, окружает особое энергетическое поле. При ближайшем общении от неё как бы исходили импульсы творящей мысли. Как же выразить словами это впечатление от её могучего интеллекта?! Именно он наложил особую, узнаваемую печать на все её труды. Сказывался и в её педагогической работе. Вызывал, надо думать, ответный отклик – всплеск душевной энергии у каждого, кому повезло на контакт с таким человеком.

Рядом с дорогой Галиной возникало желание думать, размышлять, оценивать… То, что можно назвать охотой познания… Бесценное качество! Привлекал её богатый внутренний мир. Безмерное уважение внушал этот немалый , много обещающий потенциал её натуры, эрудиция, высокий профессионализм. Непросто было стать этому вровень… Ловлю себя на мысли, что такое стремление не оставляло и меня саму до последних дней её жизни. В соседстве с великолепной личностью Галины, при всём своём старшинстве, я сама испытывала зачастую это благое чувство….

Разумеется, замечательные свойства неординарной натуры прежде всего отразились в собственной научной деятельности Галины – в рассмотрении явлений композиторского творчества, в описании жизни и творчества интересных личностей, то есть во всём, к чему обращалась её мысль и прикасалось перо…

Труды Галины Кочаровой, многочисленные её публикации – предмет для отдельного обширного разговора. Потребуется время, чтобы оценить всё, что было привнесено ею в область музыкознания Молдовы, да и не только в локальном, но и в гораздо более широком ареале... Это – богатое наследие, оставленное ею. Разбор и освещение его, видимо, ещё впереди! 

Скажу лишь, что её суждения и оценки разных явлений творчества, привлекших её внимание, были чрезвычайно важны для всех, кто был рядом – для коллег, учеников, людей из художественного мира.

Понятное значение для меня приобрёл тот факт, что в этот круг попал и мой отец, дирижёр. К его 80-летию Галина опубликовала солидную монографию, где по заслугам и авторитету назвала его патриархом молдавской культуры. Я счастлива, что через годы мне удалось переиздание этой монографии, дополнив её материалами мемуарного характера. Эта новая книга вышла к 110-летию народного артиста Молдовы Б. С. Милютина.

Хорошо помню, как Галина появилась у нас в Кишинёве, в консерватории. Это был 1974 год. К тому времени мой вузовский педагогический стаж исчислялся уже без малого двумя десятилетиями. Именно в те дни в нашей Alma Mater я исполняла обязанности заведующей кафедры теории музыки и композиции, потому имела прямое отношение к приёму на работу новых сотрудников. Среди них оказались и музыковеды-теоретики Л. А. Раиляну, С. Близняк, Г. В. Кочарова, композитор В. А.  Симонов и др.

Галина приехала к нам уже «остепенённой», пройдя как музыковед крепкую профессиональную школу. Её появление на кафедре внесло свежую струю во всю нашу работу. Залогом тому была её московская выучка, проявленная ею серьёзность и ответственность к своим обязанностям. К тому же сразу подкупила её общительность… Сколько же добрых слов в адрес нового преподавателя довелось тогда услышать от наших профессоров Л. С. Гурова, С. М. Лобеля, Л. И. Адама и других. Особенно её привечала в беседах со мной тогдашний проректор консерватории Л. А. Аксёнова. Помню, какое впечатление произвело то, что имя нашего молодого сотрудника было упомянуто в вышедшей тогда книге «Техника композиции в музыке ХХ века» Когоутека. Этот небезынтересный труд был нам внове. И в библиографии книги значилось имя Галины Кочаровой с её работой о ладах Шостаковича. Она мне потом говорила, что его вставил в список литературы Ю. Н. Холопов, под чьей редакцией вышел этот труд. Для нас же этот факт послужил свидетельством солидности диссертационного исследования, выполненного Галиной на заре её собственной научной деятельности… Это всё закрепилось в моей памяти… 

Со временем Галина приобрела в вузе непререкаемый авторитет. Не только коллеги, но и студенты безмерно уважали своего строгого и требовательного педагога. За полноту преподносимых знаний, за эрудицию. Ещё и за то, что это прекрасно сочеталось в её характере с простотой и душевностью в обращении. Внимание к людям вообще было отличительной её чертой. 

Консерваторская молодёжь постигала в классе Кочаровой правила гармонии – одного из ведущих курсов в цикле музыкально-теоретических предметов... И происходило это на самом высоком уровне. У неё на занятиях представали перед студентами главные особенности великого искусства Музыки. Я бы сказала – раскрывались в теоретическом аспекте все тонкости музыкальной речи. Пристально изучались разные эпохи и стили, их историческое развитие. Этот, чрезвычайно содержательный, постуниверситетский лекционный курс Г. В., ведомый ею многие годы, был представлен в конце концов в её целостном Учебнике гармонии в двух частях. Изданный на румынском языке (в соавторстве с В. Мельник), он явился по-своему уникальным методическим пособием, закрепив этим имя Г. В. Кочаровой в национальной музыкальной педагогике. 

Постоянно возвращаясь в мыслях к милому моему сердцу человеку, к дорогой Галине, хочу сказать о чём-то сугубо личном – о том, чего сейчас так не хватает… Думаю не мне одной…

Мы с Галиной как-то сразу сошлись душевно – характерами, а со временем и сходством взглядов на окружение; сблизились в самом, если можно так сказать, миропонимании. Во многом находили с ней общий язык и на уровне чисто личном. Знаю, что добросердечная Галина также ценила наши отношения, в том числе и вне профессии. Её душевное тепло я чувствовала всегда, с момента нашей первой встречи… Было ли то в деловой обстановке на кафедре консерватории, где мы обе работали, в Союзе композиторов… На обсуждении новых произведений, новинок теоретической мысли, студенческих дипломов, интересных работ наших коллег... Галя ежегодно уезжала в Москву.., обязательно оставляя мне свои московские ориентиры. Связь не прерывалась. В Союзе композиторов России её хорошо знали, относились к ней с пиететом. Там были у неё многолетние контакты... 

По душевному расположению Галина любила принимать у себя близких людей, да и с учениками часто занималась у себя дома. Особенно в последнее время; по осложнённым обстоятельствам в связи со здоровьем… 

На моей памяти – с некоторого времени повелось, что приятные домашние встречи у Галины зачастую открывали начало нового календарного года. Поводом всякий раз становился её день рождения, который, как известно, приходился на январь. В середине же года мы вновь встречались по такому же поводу. Но уже в моём доме... Как же радостны были эти встречи, застолья, собиравшие друзей!.. Сколько было оживлённых разговоров, предметом которых становились жизненные, насущные проблемы. Делились тем, что волновало всех и… каждого из нас в обыденной жизни. Помню разные волнующие события, отзывающиеся в близких душах… Всё хорошо помнится, но рассказ об этом занял бы много места… 

Итак, хорошо известно, что имя Г. В. неразрывно связано с высшим музыкальном образованием в Молдове. В консерваторском классе проф. Г. Кочаровой обучались многие, но прежде всего следует сказать о молодых специалистах музыковедческого цеха, не одном их поколении! Неизмерима польза, которую здесь получали её воспитанники. Убеждают в том присланные мне воспоминания выпускников – дипломников разных лет.

Основное, пожалуй, состояло в том, чему сама Г. В. являла прекрасный пример. Она учила молодых людей последовательно, целенаправленно работать, следуя известному завету – «Не позволяй душе лениться…». Учила глубине мысли. Учила, наряду с профессиональными, и жизненным навыкам. Лучше всего об этом рассказывают сами её воспитанники…

Создаётся впечатление, что – теперь вижу – Галине было предопределено самой судьбой оставить неизгладимый след в душах всех, кому посчастливилось знать её. Тем более, если довелось проводить в непосредственном общении с ней много времени, годы… Знаю, что самые тёплые воспоминания об этой замечательной женщине, человеке большого ума и доброго сердца, объединяют сейчас многих... 

«Мы – студенты Кочаровой – просто обожали её…» – пишет из Бостона Галина Розенблюм (выпуск 1981 года). – «Я попала в её класс практически по всем предметам, предусматривающим индивидуальное обучение. А потом и диплом свой писала под руководством профессора Кочаровой. Поэтому и повезло мне провести большое количество времени один на один с этой замечательной женщиной, в её классе, за её роялем… Поражаться её кругозору и эрудиции. Да честно говоря, просто любоваться ею – у неё была изумительная пластика движений, особенно когда она наигрывала на инструменте…

У нас была традиция. Дважды в год, с огромным букетом цветов, мы ходили "в гости к Кочаровой". 22 января – в её день рождения и, ясное дело, 8 марта. Г. В. встречала нас просто… Совсем другой мы видели её в стенах института... С ней было легко и интересно говорить на любые житейские темы…». …И далее. «Г. В. была крупной женщиной. Но назвать её "полной" ни у кого язык бы не повернулся. Моя подруга Роза (Глейзер) как-то очень точно сформулировала: "Кочарова не полная. Она монументальная!". Она и была для нас монументальной во многих смыслах… Кладезь знаний – и не только в музыке, аналитический склад ума…». Заканчиваются эти воспоминания знаменательными словами: «Сколько же нас таких разбросано по свету – тех, кто помнит её голос, кто следует ее советам и в музыке и в жизни; тех, кто может про себя гордо сказать: "Мы – класс Галины В. Кочаровой! Потому что всё, что связано с её именем – это всегда было и будет Высокий Класс!"».

Тёплыми тонами проникнуто и письмо, также из Бостона, Василия Медведя. В начале 90-х годов он осваивал в Кишинёвской консерватории основы композиции, Этому, как положено, сопутствовал курс спец. гармонии, прослушанный в классе Г. В. В его письме нахожу такие слова: «Мне хочется сказать о сугубо человеческом аспекте преподавания профессора Кочаровой… Это оставило неизгладимый след на течение всей моей жизни. По его воспоминаниям, Г. В. – замечательный педагог, умела, как никто, с большим тактом подвести к пониманию всех сложностей этого предмета. И – самое главное – умела приобщить своих подопечных к творческому труду. Потому в этом письме сквозит большая признательность за поддержку которую студенты получали от педагога в освоении правил гармонии, за доброжелательную обстановку в классе.  Г. В., как он пишет, умела внушить непреложное правило постоянного труда. Именно это впоследствии помогло ему «в освоении избранного сердцем пути сочинителя»; высказывает бездонную и безграничную благодарность Г. В. Он подчёркивает, что на своих уроках она учила и жизненным правилам, которые помогли ему, как он пишет, «во все последующие годы учёбы и внеакадемической жизни» . 

О своей работе с Г. В. над дипломом рассказывает Елена Богаченко, выпускница 1996 года, ныне педагог Кишинёвского музыкального лицея:

«Мне посчастливилось учиться, писать дипломную работу и успешно закончить Академию музыки в Кишинёве под руководством замечательного педагога Галины Вартановны Кочаровой. Всем известно, что она обладала острым умом, интеллектом, была профессионалом высшего класса. Но, кроме того, она была очень чутким, отзывчивым человеком, для студентов становилась не просто педагогом или руководителем диплома, не формальным наставником, а добрым заботливым другом. Диплом – как кульминация обучения связан у меня с особыми воспоминаниями на грани чуда!.. Тема выбрана – Вильям Уолтон, опера "Медведь" по Чехову. Новый клавир давно пылился на полке библиотеки, но от зоркого глаза Галины Вартановны ничто не могло ускользнуть. Замечательная неизведанная тема – находка для работы! Но загвоздка – где взять запись?.. И вот здесь настало время для настоящего чуда. Галина Вартановна пишет письмо своему знакомому музыковеду или композитору (к сожалению, время стерло из моей памяти его имя), который жил тогда в США…Через некоторое время к ней приходит посылка с драгоценной кассетой – запись оперы "Медведь"!!! Это была и радость, и волшебство, и всех эмоций просто не передать! Работа кипела, защита прошла на высшем уровне! И дальше в моей жизни Галина Вартановна проявила непосредственное участие – до сих пор я работаю в лицее, куда она рекомендовала меня как свою выпускницу… Память о Галине Вартановне и благодарность ей останется навсегда в моём сердце». 

Наконец, ещё одни животрепещущие строки в письме Юлии Кореневой…Проникнутые глубоким чувством, они были написаны по свежим следам горестной утраты, всего через два месяца после испытанного потрясения от рокового известия, когда так неожиданно прервалась работа над очередным дипломом под руководством Г. В. Привожу её письмо полностью:

«Я была последней студенткой Галины Вартановны, мы написали с ней несколько курсовых работ и работали над дипломной, но, к моему большому сожалению, так и не сможем вместе её дописать и защитить – продолжаем и планируем защищаться с близкой подругой и единомышленницей Галины Вартановны – Маргаритой Александровной Белых, согласно последнему желанию Кочаровой, буквально за пару месяцев до её смерти. Мой замечательный преподаватель, прекрасный научный руководитель, необыкновенно эрудированный и преданный своей профессии человек – Галина Вартановна Кочарова до сих пор является для меня прекрасным образцом для подражания. Она всегда вдохновляла меня не только в моей профессии, но и в жизни; побуждала интересоваться не только музыкой, но и литературой, и другими видами искусств и не только. Это педагог, передавший мне своё мастерство и вдохновение. Музыковед, взрастивший меня и научивший безмерно полезным навыкам работы. Профессор, показавший как видеть в музыке душу, продемонстрировавший собою пример квалифицированного специалиста. Мы гордимся такими учителями. Это легенда нашей консерватории, эталон! Я всегда восхищалась её удивительным умением сочетать в себе строгость и любовь к каждому студенту, она искренне заботилась о нас, переживала. Галина Вартановна беспокоилась о моём здоровье и "по-матерински" давала советы из народной медицины, хотя это, так скажем, не относилось к нашей теме занятий. Она искренне переживала о том, чтобы в холодное время года я тепло одевалась и обувалась, так как видела в чём я прихожу на уроки (мы занимались у неё на дому в связи с состоянием её здоровья); она всякий раз была в курсе когда и на сколько я еду домой (живу я в общежитии, так как из другого города) и интересовалась запаслась ли я тёплой верхней одеждой. Даже когда Галина Вартановна находилась в больнице, она переживала о том, что мы теряем с ней занятия и предлагала, чтобы я приходила заниматься в больницу! Для этого человека поистине на первом и самом главном месте была её работа. Я никогда не забуду наших с ней занятий. До сих пор храню исправленные её рукой тексты наших курсовых работ. Я благодарна Галине Вартановне за её творческий подход, всегда юмористичный взгляд на вещи, за её активную жизненную позицию. Хочется сказать ей спасибо за проделанную работу. Она останется в моей памяти на всю жизнь, так как такие учителя не умирают!!!»

Можно было бы вспоминать ещё многое из отзывов студентов о любимом педагоге, что мне лично доводилось слышать…

Кстати говоря, прошли годы, но мне очень хорошо помнятся времена, отмеченные какой-то особой нашей, педагогов, близостью со студентами. Вне занятий при общении часто устанавливалась приятная, доверительная обстановка. Мне это весьма знакомо… Многие из выпускников прошлых лет впоследствии стали известными людьми. Издалека приходили и продолжают по сей день приходить весточки от бывших студентов... Галина до последних дней неизменно делилась со мной радостью в случае их получения… 

Мне представляется, что всё выше сказанное, по поводу дорогой нашей Галины, очень хорошо рисует её живой облик. Как- будто не ушла она, а всё ещё рядом с нами… 

С Кочаровой
С Кочаровой

Завершая свои заметки, хочу сказать, что во многих сердцах осталась и всегда будет жить благодарная память об этом замечательном человеке из Золотого Фонда музыкальной культуры Молдовы. За то, что щедро делилась своими знаниями, одаряла своим профессиональным и человеческим вниманием и пониманием. В конечном счёте, во все годы она сама и её многогранная деятельность были для многих благодатным источником живительной энергии и высокой духовности.

2021 год 22 января
И. Милютина 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded