dem_2011

Categories:

Никифор Крайник и другие «начальники очистки»

Румыния 20-30-х годов – «страна, в которой романтический национализм был доминирующей формой самовыражения». Это определение принадлежит Владимиру Солонарю, депутату парламента-90, ныне профессору университета Центральной Флориды. В книге «Очищение нации», русский перевод которой издан в Санкт-Петербурге в 2020 году, историк рассказал о том, как в довоенной Румынии формировался национальный идеал, столпами которого были европеизация и «очищение». Книга насыщена интереснейшей фактурой. Впервые на русском языке подробно рассказано о теоретиках расовой теории, конструкторах будущего, которое виделось как массивное поражение в правах больших категорий населения, а в перспективе – их депортация и физическое истребление.

«Дыра в середине»

В довоенной Румынии все еще помнят, что всего сто лет назад румынским эмиссарам в Стамбуле не дозволялось глядеть в глаза султану, и свои жалобы они подавали, распростершись ниц и целуя полы его одежды, пишет Солонарь. Все хотят реванша. Целовать полы френча Гитлера – совсем другое дело. Но в то время как в Германии внедряют расовую «арийскую» теорию, в Румынии вынуждены свести все к биологической теории рода (neam). Идеологи призывают смириться с тем, что румыны возникли из смешения славян, венгров, немцев, турок, евреев, цыган, при условии отречения граждан от этих корней и полной ассимиляции.

Видный антрополог Семен Михединць рассказывает румынам о том, что они – единственная «автохтонная» нация: остальные занимают неподобающее им место в обществе. Русские доминируют в Бессарабии, немцы на Буковине, венгры в Трансильвании, поэтому развитие – это «устранение дыры в середине» (в том числе и недостаточной представленности румын в престижных сферах) для «возмещения ущерба, причиненного враждебными силами, которые правили Румынией на протяжении веков».

Меньшинства воспринимаются как проблема. Развитие должно быть направлено против них. Границы городов перекраиваются так, чтобы путем включения пригородных сел с этнически румынским населением разбавить нерумынское большинство. Почему города «не проявляют видимых черт румынского характера»? Потому что имперские режимы создавали их искусственно, чтобы денационализировать румын. Кузисты и легионеры требуют решительных мер – их разрабатывает Никифор Крайник. Своей настоящей фамилии Добря этот человек стеснялся как славянской. Судя по фотографии, среди его предков были не только славяне.

Иисус не мог быть евреем!

О Крайнике у нас мало кто слышал, хотя он и жил некоторое время в Бессарабии. Родился этот странный персонаж 22 декабря 1889 года в довольно скромной семье, получил богословское образование, но отказался стать священником, сочтя себя недостойным. Дебютировал как православный поэт. Преподавал богословие в Кишиневе в 1926-1931 годах, в Бухаресте – в 1932-1944-м. В своих лекциях доказывал, что Ветхий Завет не был еврейским, что Иисус не был евреем и что Талмуд был создан как орудие войны и уничтожения христиан.

Всю свою энергию Никифор Крайник отдал делу «очищения» румынской нации. Еще в 1916-1918-м, будучи редактором «Neamul românesc», издания Николае Йорги, проповедовал вместе с издателем великий крестовый поход под девизом «Румыния румын, только румын и всех румын». Известный историк, чьим именем в Кишиневе названа улица, был для Крайника светочем, человеком, которого он уважал больше всего на протяжении всей своей жизни.

Румынский Геббельс

30-е годы  – пик карьеры Крайника. Он печатается в легионерской прессе, призывает к объединению ультранационалистических партий в единый фронт. В 1930-м — лауреат национальной поэтической премии, в 1940-м — почетный доктор Венского университета, в 1941-м — действительный член Румынской академии (место освободил небезызвестный Октавиан Гога). При Ионе Антонеску Никифор Крайник уже министр пропаганды (1940-1941 годы), один из главных идеологов фашизма и антисемитизма, своего рода «румынский Геббельс». Он возглавляет совет директоров румынской радиовещательной компании, то есть руководит самым массовым орудием пропаганды тех лет.  

Теоретик «этнократического государства» восхищается итальянским фашизмом и восхваляет режим Муссолини, но идеальным вариантом для Румынии считает немецкий национал-социализм.  Именно Крайник формулирует подробную программу вытеснения меньшинств из Румынии. Публичные должности должны занимать только румыны. Всем госслужащим нужно запретить вступать в брак с нерумынами. Квота меньшинств в каждой сфере должна поддерживаться искусственно. Выступающие против этого представители меньшинств должны быть лишены румынского гражданства. Обмен населения с соседями: выслать этнические меньшинства, взамен принять румын, а также репатриировать румын из США (как – не уточнялось). Такой обмен был произведен, например, с Болгарией.

Нельзя быть одновременно мадьяром и румыном, славянином и румыном, уверяют сторонники «очищения нации». И это не должно никого задевать: укрепление государства пойдет на пользу каждому. Солонарь отмечает чудовищное обстоятельство:  доктрину Крайника и других перед войной разделяла практически вся интеллектуальная элита Румынии. Хотя были и колеблющиеся, задававшие вопрос: следует ли предлагаемые меры направить против всех меньшинств — или только против евреев?

«Культурное наследие» с душком

В книге «Очищение нации» можно найти массу интереснейших фактов о программах румынских идеологов. «Румынский этнический национализм межвоенного периода при всем ксенофобском и антидемократическом потенциале, который был в нем заложен, на практике умерялся преданностью некоторых членов румынской элиты парламентской демократии и принципам правового государства», — пишет автор. К сожалению, «практикой» на самом деле стали гетто и концлагеря.

Усилия Крайника и его единомышленников не прошли даром: численность меньшинств в современной Румынии сведена к минимуму. Но внешний враг по-прежнему маячит на горизонте: «черные силы» в Москве, Будапеште и Кишиневе мятутся, мешая развитию румын. «Возмещение ущерба» — национальная идея, это мыслится, в частности, как «униря» с Республикой Молдова. Но «слабости» румынской элиты в представлении европейских и американских чиновников компенсируются ее преданностью демократии (читай – русофобии и НАТО).  

Как же так вышло, что после войны в течение многих лет шло очищение Германии от нацизма – но Румыния, союзник Гитлера, до сих пор воспринимает нацистские идеи 20-30-х годов как свое культурное наследие, переиздавая сочинения таких, как Крайник, последователей Гитлера и Геббельса?   

15 лет тюрьмы за фашистскую пропаганду…

23 августа 1944 года Никифор Крайник встретил в больнице с воспалением легких. Пациента тайно переправили в монастырь Черница, затем в клинику в Сибиу, снабдили удостоверением личности на имя Иона Владимира Спыну. Три года он скрывался в селах Трансильвании в домах священников – своих учеников, надеясь на то, что все обойдется.

Но весной 1945 года в газете «Scânteia» выходит статья, прямо обвиняющая главу пропагандистского аппарата Антонеску. Решением совета министров дело из прокуратуры передается в народный трибунал. Организуется судебный процесс над группой фашистских журналистов, и в его рамках Крайника заочно признают виновным. Приговор – пожизненное заключение и поражение в правах на 10 лет за соучастие в доведении страны до катастрофы и военные преступления. Его исключают из числа академиков.

Крайник наивно надеялся на пересмотр дела. 24 мая 1947 года он прекратил сопротивление и сдался сельскому жандарму. Ждал своей участи в тюрьмах Вакэрешти и Жилава. Приговор 1945 года отменяют, начинается повторное судебное разбирательство, которое внезапно прерывается. В итоге узник проводит в заключении 15 лет без приговора.

… И работа в системе коммунистической пропаганды

После освобождения в 1962 году Никифора Крайника назначают… редактором коммунистического пропагандистского журнала «Glasul Patriei». Целью издания, выходившего под эгидой секуритате и распространявшегося за пределами Румынии, было убедить эмигрантскую интеллигенцию не критиковать  режим Чаушеску.  

Пламенный фашистский проповедник на редкость  легко адаптировался, став коммунистическим идеологом. Компартия Румынии оказалась небрезгливой и с легкостью использовала его сомнительные таланты и репутацию «реформированного» ультранационалиста, желая добавить себе авторитета.

Фашист, ставший коммунистом, благополучно вышел на пенсию в 1968 году и даже увидел пять своих стихотворений в первом томе многотомной антологии румынской поэзии. Он успел написать мемуары и умер 20 августа 1972 года.

Продолжатель дела Крянгэ и Эминеску?

Сегодня к Никифору Крайнику в Румынии многие относятся с почтением, называя не фашистом и расистом, а «спорной» и «парадоксальной» личностью.  

«Это самый великий румынский православный поэт и один из самых великих христианских поэтов в мире» («Este cel mai mare poet român creştin şi unul dintre cei mai mari poeţi creştini ai lumii»), — пишет один из румынских порталов, сравнивая Крайника с Ионом Крянгэ: оба якобы воплощают творческую модель крестьянина-интеллектуала в румынской культуре. Более того, Крайника называют продолжателем Михая Эминеску и его дела возвышения национального духа. Тот же портал Istoria.ro заверяет, что «пикантные истории» в биографии этой личности – всего лишь «балканские сплетни, от которых у нас свободны только святые, а Никифор Крайник определенно не совсем святой». Отметим слово «не совсем».

В 1990 году исполнилось сто лет со дня рождения идеолога очищения нации, и румыны стали смело возвращать его в культурное пространство. Был издан двухтомник стихов Крайника, и как-то так вышло, что он именовался уже не идеологом гетто и концлагерей Бессарабии и Транснистрии, уничтожения без суда и следствия этнических и иных меньшинств, советских служащих и военнопленных, а «поэтом коммунистических тюрем». О том, за что на самом деле сидел Крайник, скромно умалчивали.

В 1991-м опубликована первая часть мемуаров «православного поэта» под названием «Белые дни, черные дни». Вторая часть вышла в 1996 году. Явные приступы мании величия автора и его идеологические пируэты издатели оправдывают «мучительной старостью». Крайник попадает в галерею лучших авторов мемориальной прозы в одном ряду с Лучианом Благой и Мирчей Элиаде. Переиздавая многочисленные тома его богословских сочинений и стихов, фанаты элегантно выходят из щекотливого положения, утверждая, что это «личность, в которой свет все еще отбрасывает тени, которых он не был лишен».

Два академика

В 1994 году Крайник был вновь признан полноправным членом румынской академии. А уже в 2003-м ее почетным членом становится молдавский гений Николае Дабижа, также призывавший в конце 80-х-начале 90-х к «очищению» нации.

Если Крайник эволюционировал от фашизма к коммунизму, то Дабижа – ровно наоборот. Певец советского народа и социализма, Москвы и «самого человечного человека на планете Ленина», сын активиста коллективизации и колхозного парторга, лауреат государственной премии МССР имени молодогвардейца Бориса Главана, Дабижа пишет серию статей «Русские женщины», доказывая вред смешанных браков между родителями разных национальностей, религий или рас: якобы дети рождаются психически больными и проститутками. В начале 90-х такие, как он, по лекалам Крайника создали муниципии, чтобы население пригородных сел разбавило нерумынское большинство в городах.

Ни личность Крайника, ни личность Дабижи у румын не вызывает сомнений. Сегодня из рукавов этих «гениев румынской духовности» выскакивают все новые маленькие Геббельсы, призывающие навести в Республике Молдова «новый порядок». «Ничто не дает нам права отказываться изучать что-то из нашего собственного культурного наследия, полувековое отчуждение от самих себя закончено, — говорится в очерке о Крайнике на авторитетном портале Historia.ro. — Мы остаемся в долгу перед прошлым, даже если нам нечего было извлекать из него, только урок».

Как жаль, что именно уроки из биографии Крайника как раз и не были извлечены.

Олег ВОЛКОВ

Источник

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded