dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Category:

Валерий Логинов. 70 лет со дня рождения

Когда мы говорим о славном прошлом киностудии «Молдова-филм», которая по праву считалась одной из лучших в Советском Союзе, то нельзя не упомянуть имя Валерия Логинова. Валерий работал на киностудии главным музыкальным редактором, и за свою короткую жизнь успел написать музыку ко многим фильмам, среди которых такие как «Эмиссар заграничного центра», «Ошибка Тони Вендиса», «О возвращении забыть», «Таинственный узник» и др.
36227

Валерий Алексеевич Логинов родился 27 октября 1942 года в селе Сырновороссийск Мирзачульского р-на, Ташкентской, ныне Джизакской области, Узбекистан. В 1944 году семья переехала в Молдавию. В 1954—1962 учился в музыкальной школе им. Е. Коки в Кишиневе, в 1962—1971 — в Кишиневском институте искусств им. Г. Музическу. С 1973 года работал на киностудии «Молдова-фильм» главным редактором музыкальной редакции, получил почетный диплом «За лучшую музыку к фильму» («Эмиссар заграничного центра», 1979), а в 1982 приз «За лучшую музыку к мультфильму»  («Старик и дерево»). В. А. Логинов умер 29 января 1989 года в Кишиневе.

Фильмография

1976 — Фаворит
1977 — Мальчик, который обидел солнце
1977 — Летающий щенок
1978 — Труба на прогулке
1979 — Эмиссар заграничного центра
1980 — Честное лошадиное
1981 — Ошибка Тони Вендиса (совместно с Владом Друком)
1982 — Старик и дерево
1983 — Два родника
1984 — Тревожный рассвет (совместно с Василе Гойя)
1985 — Днестр в огне (совместно с Василе Гойя)
1985 — О возвращении забыть
1986 — Таинственный узник
1987 — Афиша
1988 — Гражданский иск

Может потому, что Валерий Логинов был скромным человеком, теперь о нем «скромно» молчат, но можно не сомневаться, что его помнят друзья и коллеги. Один из них — Илья Марьяш, статью которого, написанную к 65-летию композитора, я привожу ниже.

dem_2011

P.S. Обращаясь к почитателям таланта Валерия Логинова, прошу присылать свои воспоминания о нем. Обещаю разместить их в этом журнале. Он всегда открыт для друзей.
____________

Даже до пятидесяти он не дожил: умер в 1989-м: И почему-то ни 50, ни 55, ни 60 лет со дня его рождения никак и нигде публично не отмечались. Хотя композитор Валерий Логинов состоял членом двух творческих союзов. Он был музоформителем картины Арнольда Бродичанского «Афиша», написал музыку к ленте Иона Скутельника «Гражданский иск», к «Таинственному узнику» Валериу Гажиу (некоторые зрители запомнили вальс из этой драмы), к двум фильмам Василе Брескану — «Эмиссар заграничного центра» и «О возвращении забыть», к мультфильму...

...После музшколы он закончил консерваторию, работал музредактором на «Молдова-филм». Рассказывают, что новый директор студии как-то обходил все служебные помещения и увидел пианино в кабинете Валеры. Сразу распорядился: «Инструмент — в актовый зал! Что это такое? Что, человек в рабочее время будет тут себе играть?»

images
Мы жили с ним в одном дворе. Помню, как с появлением Валеры сразу решилась проблема с футбольным мячом. Эта ценная вещь была только у одного мальчика, и давать её нам он не любил. Вечно придумывал отговорки. И вот, когда этот жадина-говядина объяснил, что мяч почему-то в диване, на котором как раз спит его тяжёлая бабушка, на балконе второго этажа появился новый сосед. Среди предметов, которые незнакомый юноша там расставлял да укладывал, мелькнул мяч. Он сразу бросил его мне, как только я попросил. Так мы и познакомились. Валера был почти на пять лет старше.
Я часто бывал у Логиновых. К нему приходили друзья-музыканты Алик (Олег) Майзенберг, Эдик Шрайбман и другие. Кто-нибудь из них нередко садился за пианино, но мама Валеры, Мария Максимовна, могла уронить скупую слезу только после игры Майзенберга.

Вслед за замечательным соседом я тоже увлёкся фотолюбительством. Бывало, по вечерам, в туман, мы с ним пытались снимать вместе, со штатива; вообще часто «щёлкали» друг друга и немало времени проводили в фотолаборатории. Помню, как проводили Валеру на службу в армию, и я не удивился, что там Логинов победил на всеармейском фотоконкурсе (за снимок «Сапёр»).

Вместе с танцевальным ансамблем «Миорица» он (в качестве концертмейстера) выезжал в дальние страны. Из Италии привёз стереонаушники и альбомы живописи, с Кубы — ром (понравился!) и, как он пояснил, закуску к нему — тростник (как закусь почему-то не пошёл). Его квартира и тогда, и позже, когда он женился, всегда сразу говорила о профессии и увлечениях хозяина: музыкант, фотограф и немножко радиолюбитель. А свой велосипед он мыл в огромной чугунной ванне, над чем мы, конечно, подшучивали.

У него было открытое, хорошее, честное русское лицо, прямой взгляд — и такая внешность отражала суть этого неизменно доброжелательного, душевного, разносторонне одарённого человека. Без всякого распространённого у нас балканского хитрованства, уклончивости, двойного дна, без малейшего лицемерия. Чувствуя его незащищённость, мы всячески беспокоились за него и «учили жить». Когда Валера поступал в «консерву», объявился опасный конкурент, приехавший с Украины. Одарённый музыкант, он, тем не менее, плохо знал нотную грамоту. Так Валера стал с ним заниматься перед экзаменами! Когда позже этот, тоже поступивший, «варяг» совершил членовредительство, чтоб не идти служить в армию, мы Валеру чуть не загрызли, хотя и до того ругали за ненужное прекраснодушие.

Тогда был популярен фильм «Рокко и его братья» — и мы иногда иронически называли Валеру «Рокко». Он застенчиво улыбался, когда мы приводили ему в пример наших тогдашних кумиров. (Понятно, что это были не очень сентиментальные герои «Великолепной семёрки», а не рефлексирующие и тоскующие персонажи итальянского неореализма.) Волновались за него и когда он начал работать на студии, увещевали: «Только не ходи с ними каждый день кирять — там "профи"»! Он мило и остроумно отбивался.

Мы нередко случайно пересекались. Вот сунули меня в пионерлагерь в Кондрице, а Валера как раз в ту смену там подрабатывал аккордеонистом. Даже перестав быть соседями, периодически контактировали. То он звал написать о «Миорице», которую чиновники зажимали, то шутливо просил не очень ругать фильм симпатичного ему режиссёра.

Когда Логинов умер, а непонятное мне коллегиальное забвение по прошествии времени стало вполне очевидным, я как-то обратился по этому поводу к Е. Доге, столкнувшись с ним в Доме кино. Маэстро сразу согласился со мной и многозначительно сказал, что «уж забывать-то мы хорошо умеем». По его иронической улыбке я понял, что и на эту тему он вообще знает куда больше меня. Евгений Дмитриевич посоветовал: «А вы позвоните на телевидение! Пусть подготовят передачу о Логинове. Если меня позовут, с удовольствием приду».

Может, и сейчас ещё не поздно это сделать? И студийцы, и музыканты, уверен, откликнулись бы. Да и формальный повод имеется, если он нужен, — 27 октября Валерию Логинову исполнилось бы 65 лет.
Я не уверен, могу ли назвать себя его другом. Это было бы нескромно с моей стороны. Как комплимент самому себе: ведь быть другом такого удивительного человека, как Валера, — значит и самому являть собою: Ну, вы понимаете!

Совершая зигзаг памяти по «Дойне», от верхнего входа на кладбище к старому, я всегда (независимо от того — 10 могил успеваю обойти или 15) последним навещаю его. И буду это делать всегда, независимо от того, вспомнят ли о Логинове к очередной круглой или полукруглой дате в творческом союзе, в газете или на ТВ. Но его родным и близким было бы приятно узнать, что коллеги и сослуживцы Валеру не забыли. Поверьте, он достоин того, чтобы помнили:

Илья МАРЬЯШ

Опубликовано: Независимая Молдова от 26 октября 2007 г.
http://www.nm.md/daily/article/2007/10/26/0402.html
____________

Небольшого роста, стройный, приветливый, благожелательный. Познакомились мы с Валерой, соответственно, в Союзе композиторов Молдавии, где мы на то время состояли. Особенно нас сблизила любовь к фотографии. Валера был отличным фотографом, мне, конечно, было далеко до него.

Помню, как встречались в полуподвале СК Молдавии, где располагалась библиотека, а я некоторое время был заведующим. Напротив библиотеки была комната, где стоял большой обеденный стол, доставшийся по наследству нашему председателю В. Г. Загорскому от родственников и временно занимавший всю комнату, такой он был огромный. Стол был старинный, массивный, красного дерева. Иногда его использовали по прямому назначению, но большей частью мы размещали там фотографии, когда вечерами занимались фотоделом. Василий Георгиевич был также заядлым фотолюбителем и делал высококачественные снимки, так что мне было у кого поучиться.

Вот совместные встречи на фотоделом и сблизили меня с Валерой.

Был он человеком разносторонних интересов. Кроме фотографии его интересовали и такие вещи, как паранормальные явления. У Валеры были какие-то перепечатки (копии), сделанные на тонюсенькой папиросной бумаге всяких необычных явлений. В частности, исследования о влиянии ЛСД на человека, путешествия в иные миры, записанные исследователями. В то время у меня не было ни малейшего понятия, что такое ЛСД, это было в диковинку.

Рассказывал Валера также и о каком-то режиссере (или актере), который мог усилием воли, взглядом сдвинуть с места коробок спичек. Рассказ был настолько убедителен, что не поверить было невозможно.

Безусловно, при всех своих увлечениях, у Валеры было главное дело — сочинение музыки. Работал на киностудии «Молдова-филм», и весьма успешно. В СК появлялся редко, разве что по делу. В те далекие времена любая музыка, написанная композитором, прослушивалась в Союзе. Сейчас эта традиция утрачена, и напрасно. Раньше композитор всегда мог услышать мнение коллег до официальной премьеры, возможно, что-то подправить в своем сочинении. Сейчас композитор остается сам на сам со своим сочинением...

Ну, так вот, Валера на такие прослушивания приходил редко. Но когда он показывал свою музыку, то интерес был необычайный. Особенно вспоминается одно заседание в СК, когда Валера принес музыку к фильму «О возвращении забыть». Это было чрезвычайно интересно, когда он рассказывал, как для создания особых эффектов, связанных с погружением подводной лодки под воду, использовал четыре синтезатора.

Может сейчас это у кого-то вызовет улыбку, ведь можно любой эффект получить и на одном, высококачественном инструменте, но запись музыки была не просто на синтезаторе, а с симфоническим оркестром, в котором эти синтезаторы и были задействованы. Звуковые эффекты действительно неожиданны. Даже сейчас, при прослушивании это производит впечатление. Что же об этом говорить в 1985 году! Я советую всем, кто не видел этот фильм, посмотреть его, а кто видел ранее, посмотреть еще раз. Музыка сопровождает фильм с самого начала. Я бы выразился точнее: музыка живет в этом фильме как неразрывное целое с работой оператора, режиссера и актеров, настолько она яркая и живописуема.

Валера умер молодым. Но я думаю, даже если бы он был жив сейчас, то не стал бы хлопотать об устройстве авторских концертов к своему 50-летию или 60-летию. Все это суета сует, и Валера это не любил.

Думается, есть и в Молдавии, и за ее пределами люди, которые помнят этого удивительного человека, каким был Валерий Логинов. Слава Богу, осталась его музыка.

Дмитрий КИЦЕНКО
27 октября 2012 г.



Tags: Валерий Логинов, Дмитрий Киценко, Илья Марьяш
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments