dem_2011 (dem_2011) wrote,
dem_2011
dem_2011

Category:

Выходцы из России в музыкальной культуре Израиля (продолжение 1)


Итак, музыкальное искусство.

Внимание привлекает деятельность поборников культуры в этой сфере именно потому, что музыка обладает мощными коммуникативными свойствами. Особенно это было важно на начальных этапах возрождения страны в условиях языкового конгломерата, когда музыка для многих являлась единственной доступной формой культуры на высоком уровне. Она отражает, как известно, эмоциональный строй человеческой души, но способна отразить и особенности мироощущения, свойственные целому народу, – то, что мы называем национальным менталитетом. В силу своеобразия средств, которыми музыка располагает, её специфическая звуковая материя, наполненная живым чувством, доступна пониманию даже не имеющих профессиональной подготовки. Это способствовало объединению, сплочению людей, связанных общим делом, что было особенно важно в период возвращения на историческую родину сионистов, билуйцев и др.

Музыка во все времена находилась на авансцене духовного творчества этого «многоспособного племени», как отозвался о еврейском народе великий В. В. Стасов. Народ всегда пел, народные музыканты – клезмеры играли, карнавальный пуримшпиль сопровождался весёлой музыкой…

Разумеется, и в древних молитвенных синагогальных песнопениях живет душа народа. Поэтому во все времена ценилось искусство канторов, хазанут. Но главным объектом внимания просвещённых музыкантов из России в то время стала светская еврейская песня. Народная песня как нельзя лучше отражает жизнь человека, и закономерен первостепенный интерес к еврейской песне многих энтузиастов-исследователей. Это и  стало истоком русско-еврейских связей.

В душах иных русских интеллектуалов-евреев пробуждалось повышенное внимание к родному фольклору (а может быть, оно всегда жило там?), ощущение генетических связей с народом. На заре ХХ века на эти естественные и закономерные побуждения откликнулись демократические круги русского общества. В среде видных музыкантов зрела мысль о необходимости открыть дорогу национальному началу в музыке. В Петербурге была создана школа еврейских композиторов, поддержанная профессорами столичной консерватории – Римским-Корсаковым, Глазуновым, Лядовым. Присоединились к ним и музыканты Москвы. Все они прониклись желанием найти достойное место еврейской музыке в мировом контексте. Еврейское наследие было смыслом существования и объектом изучения для членов Петербургского Общества еврейской народной музыки. Всё, что им удалось сделать для этого в Эрец-Исраэль, оставило нестираемый след в истории культуры и заслуживает уважения и доброй памяти ещё и потому, что их мечтания и реальные действия нередко наталкивались на непонимание и противодействие.

 
Бытовая песня возникает спонтанно и живёт веками, сопровождая человека от рождения до могилы. Евреи из России, думавшие о строительстве новой культуры в Еврейской общине Палестины, подошли к делу с широких позиций, соединив изучение старых песен с созданием нового песенного фонда. Недаром в названной книге Йоаша Хиршберга самостоятельный раздел озаглавлен «Создание традиции народной песни».

Прежде всего, приехавшие энтузиасты старались собрать, зафиксировать музыку, распространённую на этой земле в среде своих соплеменников, ценя её первозданность. Тем и прославились Авраам Цви Идельсон, Йоэль Энгель5 и высланный в 1924 г. из страны Советов за свои сионистские убеждения Мордехай Зеира, который, слушая дыхание еврейской земли, сам пел и создавал новые песни. Не случайно музыкальный обозреватель тех лет Менаше Равина (Рабинович, также прибывший из России), назвал Мордехая Зеиру «трубадуром еврейской земли»6. Подобную же роль в израильской культуре, но уже совсем на другом уровне, спустя десятилетия, история отвела прекрасной идишской певице Нехаме Лившиц (р. 1927, Каунас; в Израиле с 1969 г.), про которую пишут: «Она вышла из самых недр национальной традиции. Какая-то высшая воля выбрала её стать символом русского еврейства, его голосом и совестью. Еврейская песня стала поистине её судьбой»7 .  И теперь, говоря о роли выходцев из стран СНГ в культуре Израиля, как еще раз не вспомнить певческую студию Нехамы Лифшиц, которую про-шли многие певцы и певицы, посвятившие себя идишской песне.

Палестина, Эрец-Исраэль издавна привлекала просвещённых людей из России. Не говоря уж о традиционном паломничестве на Святую землю, здесь побывали Н. Гоголь, И. Бунин, Л. Пастернак, А. Вертинский.  Среди соплеменников-евреев, кто озаботился жизнью на Святой земле, были и представители музыкальной культуры. В подмандатную Палестину отправились наиболее деятельные из них, считавшие эту землю местом национальной консолидации евреев, с их традиционными историческими и духовными связями с Землёй Израиля и её главным центром – Иерусалимом.

В числе представителей художественной интеллигенции были петербургский дирижёр Мордехай Голинкин (1875–1963)8 , московский пианист Давид Шор (1867–1942), композитор и авторитетнейший российский музыкальный критик Йоэль Энгель, пианисты Лео Нисвицкий (Абилеа) и Нахум Нарди, выступавший впоследствии в дуэте с легендарной йеменской певицей Цфирой, Менаше Рабинович (Равина), композиторы Соломон Розовский, Мордехай Староминский (Сетер) и Едидья Горохов (Адмон). Этих известнейших энтузиастов из России, как оказалось, было немало. Их имена никогда не исчезнут со страниц еврейской истории. И чем далее уходит в глубь времён то, что отличало деятельность этих людей на Еврейской земле в давние годы, тем значительнее и внушительнее оно выглядит в нашем представлении.

С чем же на заре ХХ века приезжали они на историческую родину? Сегодня, через почти вековую дистанцию, осознаёшь грандиозность и заманчивость их планов, которые должны были способствовать духовному развитию и возвышению народа Эрец-Исраэль. Таковы были своего рода мессианские побуждения этих людей. В их душах крепло осознание настоятельной необходимости приобщения соплеменников к мировой культуре. Стремясь обогатить культурную жизнь Еврейской общины в Палестине, русские евреи становились носителями идей просвещения.

В первые два-три десятилетия прошлого века один за другим прибывали в Палестину видные музыканты из России. Их приезд  с намерением продолжать здесь свою творческую деятельность рассматривался тогда, да и теперь, как событие национального значения.

Хотя само творческое мышление, как и возможности людей искусства в наше время настолько расширили свои границы, что многое в прежних усилиях отцов-основателей представляется нынче наивным, в условиях того времени выглядело как прекрасная утопия.

Можно только представить себе, какова была разница между обстановкой, которая царила в концертной и театральной жизни, и вообще в культурном обществе там, откуда приехали  российские музыкальные деятели, и тем, что увидели они на земле Обетованной, куда так стремились. Так, создатель оперы в Эрец-Исраэль, инициатор и руководитель первых постановок шедевров мирового оперного искусства был Мордехай Голинкин, мечтавший воздвигнуть здесь «Храм искусств». Он поменял оркестр Мариинского театра из 120 человек, которым дирижировал, на любительскую группу из 12 музыкантов. Эта огромная разница не убавляла энтузиазма. То было драматическое время с весьма ограниченными возможностями, прежде всего экономическими. Прекрасные благородные побуждения тех лет отозвались через десятилетия громким эхом, когда Израиль на заре ХХI века стал одной из самых музыкальных стран мира.
____________
5 Я.Сорокер. «Говорят, есть такая страна…» (Йоэль Энгель) // ЕВКРЗ. Т.2. С.374-391.
6 См.: Ш.Шалит. Мордехай Зеира – классик израильской песни // РЕВЗ. Т.17. С.213-230.
7 Ш.Шалит. Еврейская песня – её судьба // РЕВЗ. Т.11. С.140.-155.
8 О нем см.:  А.Оримиан. «Храм искусств» Мордехая Голинкина и Фёдор Шаляпин»: К истории создания израильской оперы // ЕВКРЗ. Т.1. С.З47; см. тж. Хиршберг… С.85. 

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments