dem_2011

Category:

Добрый ангел гения

Надежда Филаретовна фон Мекк
Надежда Филаретовна фон Мекк

29 января 1831 года родилась Надежда Филаретовна фон Мекк.

Все мы знакомы с капризной дамой по имени Судьба.

Из глубины веков до нас дошла легенда: у Судьбы есть неисчерпаемая волшебная шкатулка. В ней собраны все человеческие качества и черты характера, разложенные по разным отделениям: для мужчин и женщин.

В отделение для женщин Судьба поместила скромность, целомудрие, привлекательность, душевность, домовитость, доброту, трудолюбие, терпение и главное женское достоинство – материнство, заботу о семье и потомстве. Подумав немного, добавила Судьба и негативные качества: ревность, зависть, подозрительность, гневливость, лень и неряшливость. Свалила все это Судьба в кучу, перемешала и усмехнулась:

«Выбирайте, дорогие женщины, кому что по вкусу, кому что по душе».

И вот одна простушка из волшебной шкатулки взяла то, что под руку попало. Взяла и прожила жизнь тихой незаметной серой мышкой. Другие свой шанс не упустили, воспользовались случаем и выбрали из шкатулки самые замечательные качества и черты, украшающие женщину. Выбрали и вошли в историю как яркие личности, блистая умом, или талантом, или красотой, или великим званием Матери, родившей миру гения.

Надежда Филаретовна фон Мекк взяла из шкатулки Судьбы все замечательные качества, кроме одного – внешней привлекательности. Урожденная Фроловская, Надежда Филаретовна родилась в 1831 году. Вышла замуж за скромного инженера путей сообщения. Карл Отто Георг фон Мекк происходил из знатного старинного рода, история которого прослеживалась с конца XV века. Он был на 12 лет старше жены.

Первые годы совместной жизни были полны нужды и лишений. Молодая семья существовала за зарплату инженера в 1500 рублей в год – более чем скромную по тем временам. Через 8 лет после венчания в семье уже было пятеро детей (один ребенок умер в раннем детстве).

Надежда Филаретовна все по дому делала сама, не ропща на трудности. Умная, рассудительная и дальновидная, ценя деловые качества своего мужа, посоветовала ему найти денежного партнера и взять подряд на строительство Московско-Курской и Рязанско-Козловской линий железной дороги. Прошли годы, полные труда, забот и тревог, пока оба компаньона не нажили огромные состояния.

У Карла Федоровича, как звали фон Мекка на русский манер, человека широкой души, был девиз:

«Спеши делать добро!»

Он участвовал в благотворительных мероприятиях и делал пожертвования, в том числе и на благо развития русской музыки.

Для Надежды Филаретовны настали долгожданные годы материальной обеспеченности и покоя. В семье, в атмосфере любви и благополучия, росло 11 детей. Все они получали отличное домашнее образование. Фон Мекк путешествовала с детьми за границей, знакомила их с историей и архитектурой, живописью и музыкой, литературой и театром посещаемых ими стран.

Трио Надежды фон Мекк Данильченко (скрипка), Пачульский (виолончель), Дебюсси (фортепиано), 1880 год
Трио Надежды фон Мекк Данильченко (скрипка), Пачульский (виолончель), Дебюсси (фортепиано), 1880 год

Она окружила семью музыкантами, игравшими музыку по ее выбору. В должности музыканта и преподавателя у нее на службе состоял и молодой Клод Дебюсси, ставший впоследствии выдающимся французским композитором…

Скрипач Иосиф Котек попал на службу к фон Мекк в период ее увлечения музыкой Петра Ильича Чайковского, профессора Московской консерватории. Котек был любимым учеником и другом Петра Ильича.

…Для Петра Ильича Чайковского Ее величество Судьба сама выбрала из своей шкатулки все самое лучшее, что в ней хранилось в отделении для мужчин. Она наградила его музыкальным, композиторским и дирижерским талантами, внешней красотой, душевностью, мягкостью, даром сопереживания, отзывчивостью и благородством. Судьба вложила в его руку поэтическое перо: с детства Петр Ильич писал стихи, и дома его в шутку называли «наш маленький Пушкин».

Судьба отметила его чувством патриотизма и такой любовью к Отечеству, что и это чувство в нем было на грани гениальности.

«Главное, что я чувствую, – это безумная, болезненная, доходящая до отчаяния тоска по отчизне. Только при таких обстоятельствах чувствуешь, до чего любишь родину.»
(письмо из Берлина в Москву издателю Юргенсону)

И. Котек, зная о жизни друга, полной материальных трудностей и бытовой неустроенности, рассказал однажды фон Мекк, как тяжело живет ее любимый композитор, как много времени тратит на преподавательскую работу и как мало времени остается у него на творчество и отдых.

Ум, доброта и материальная обеспеченность подсказали фон Мекк способ помочь гениальному композитору. На просторах мироздания встретились два гения: гений музыки и гений щедрости.

Встретились два одиночества. Одно – окруженное музыкой и материальными невзгодами, другое – богатством и большой семьей. У одного долгие годы не было крыши над головой, у другой – бесчисленные имения и дома, наполненные роскошью. Встретились, чтобы никогда не увидеться, спорить, не слыша голоса друг друга, поддерживать в трудные минуты, дружить, признаваясь в этом в письмах.

Фон Мекк через И. Котека заказала Петру Ильичу переложения его произведений для скрипки и рояля, очень ею любимых. Оплачивала она эти работы щедро, даже сверх меры. Руку помощи Петр Ильич принял с благодарностью:

«Боже мой! До чего эта женщина добра, щедра и деликатна. В то же время и умна удивительно, потому что она, оказывая мне такие неизмеримые услуги, делает это так, что я ни на минуту не сомневаюсь в том, что она делает это с радостью»,

– писал Чайковский брату. А фон Мекк считала, что благодаря Петру Ильичу и его музыке ее жизнь наполнилась смыслом.

В жизни Надежды Филаретовны произошло трагическое событие. В порыве гнева старшая дочь бросила в лицо отцу тайну матери: младшая дочь, которую отец очень любил – дитя греха жены, которую он считал непогрешимой супругой и другом. Эта весть поразила Карла Федоровича, сердце его не выдержало. Надежда Филаретовна овдовела.

В 1876 году фон Мекк написала Чайковскому первое короткое и любезное письмо. С этого началась их удивительная многолетняя переписка.

«Получил сегодня утром письмо от нее, и такое ласковое, с такими искренними изъявлениями любви. Хороший человек эта Филаретовна» (из письма брату).

В пространных письмах они рассказывают о своей жизни, рассуждают и спорят об искусстве, Петр Ильич делится творческими планами, они посылают друг другу фотографии с теплыми надписями.

…Совершенно неожиданно для родных, друзей и самого себя Петр Ильич в 1877 году решает жениться на студентке консерватории Антонине Ивановне Милюковой. Студентка не давала прохода молодому красивому профессору, не интересуясь при этом его музыкой. Антонина грозила в письмах, что, не встретив взаимности, покончит с собой. Композитор уверял девушку, что не любит ее, но все было напрасно. Атака продолжалась, и Чайковский сдался. Как же потом он сожалел о своем необдуманном поступке! Через два месяца Петр Ильич сбежал, сначала в Петербург, а затем за границу.

Его женой была Музыка, ее он любил самозабвенно, был верен ей до последнего часа своей жизни. Воспевая любовь и женщин как вершину творения природы в своей музыке, времени на них в реальной жизни у него не было. Музыка и только Музыка! 24 часа в сутки, и во сне, и наяву.

«Мое детище, мое любимое дитя»,

– называл Петр Ильич свои произведения.

Шли годы, «детей» становилось больше. Композитор гордился ими, они давали ему утешение. Надежда Филаретовна радовалась вместе с ним, втайне гордясь своим вкладом в творчество обожаемого композитора.

Петр Ильич с детства был уверен, что он будет великим композитором России. Маленький Петр рано проявил музыкальную одаренность. Однажды ночью его мать проснулась и, войдя в гостиную, увидела за роялем сына. Вместо ответа на вопрос, почему он не спит, мальчик бросился к ней, обхватил голову ручками, залился слезами и воскликнул:

«Ах, эта музыка! Она не дает мне покоя. Она у меня в голове и здесь, – он показал на грудь. – Освободите меня от нее!»
П. И. Чайковский с женой, А. И. Милюковой. 1877 год
П. И. Чайковский с женой, А. И. Милюковой. 1877 год

Это было предначертание Судьбы! О предстоящей женитьбе Петр Ильич сообщил фон Мекк в письме, что чуть было не привело к разрыву их дружбы. Только через два года отношения между ними наладились.

А тогда, в 1877 году, Надежда Филаретовна, рассудив здраво, решила продолжать поддерживать материально измученного безденежьем композитора, выделяя ему ежегодно 6 тысяч рублей.

Эта бескорыстная помощь давала Чайковскому возможность распоряжаться своим временем, оставив преподавательскую работу. Фон Мекк деликатно и почтительно написала ему:

«Вам как композитору необходима полная свобода и достаточно времени на отдых… Я давно хочу, чтобы Вы были вполне свободны… Чтобы талант мог идти вперед и получать вдохновение, ему необходимо быть обеспеченным с материальной стороны».

Сердце Чайковского было полно признательности к проявлению такого дружеского участия:

«Я Вам обязан всем, всем… Вы не только даете мне средства прожить без всяких забот трудный кризис, через который я должен пройти… Вы вносите теперь в мою жизнь новый элемент счастья… Я говорю о Вашей дружбе»,

– писал гений своему доброму ангелу.

От преследований брошенной жены, Петр Ильич был вынужден скрываться за границей. Западная Европа и Америка рукоплещут Чайковскому. О нем говорят, что он

«…самая замечательная музыкальная личность нынешнего времени».

А он через 2 месяца пребывания за границей пишет фон Мекк из сказочной Венеции:

«Жить можно только в России, и только живя вне ее, постигаешь всю силу своей любви к нашей милой, несмотря на все ее недостатки, родине». Петру Ильичу хочется в Россию, хочется иметь свой дом недалеко от Москвы, которую он любил «с какой-то болью и горечью в сердце».

…Однажды весной в имении Флоровское Петр Ильич зашел далеко в лес. Сугробы еще сверкали холодным голубым блеском, а на проталинах зеленела трава. Петр Ильич нагнулся: в снегу стоял мохнатый лилово-голубой цветок. Подснежник! Захотелось согреть цветок своим дыханием, на память пришли стихи Майкова:

Голубенький, чисты
Подснежник-цветок,
А подле сквозистый снежок…

Композитор поспешил домой: в голове звучала мелодия – светлая, легкая, прозрачно-созвучная просыпающейся природе. В фортепианном альбоме «Времена года» в апреле расцвел «Подснежник» со стихами Майкова – воспоминание о холодной красоте весеннего цветка.

Петр Ильич любил все цветы России, но самым его любимым был ландыш. Его он называл «царем цветов», не скрывая свое «какое-то бешеное обожание».

В чем тайна чар твоих?
Не знаю, но меня твое благоуханье,
Как винная струя и греет, и пьянит,
Как музыка она стесняет мне дыханье
И как огонь любви питает жар ланит,
И счастлив я, пока цветешь ты, ландыш скромный…

Петр Ильич стеснялся своей известности, страдал от внимания к себе. Ему хотелось убежать, спрятаться от рукоплесканий, объятий и поцелуев. Крики восторженной публики преследовали его даже во сне. Он, талантливый дирижер, боялся выходить к оркестру и не мог объяснить феномен своего успеха.

«Целую жизнь свою я мучился и страдал от сознания своей неспособности к дирижированию»,

– признавался он друзьям. Под стать ему была и фон Мекк. Предоставляя свои имения в распоряжение Петра Ильича, она всегда старалась, взяв домочадцев, уехать заранее. В доме, по ее указаниям, все подготавливалось так, чтобы композитору было удобно, спокойно и комфортно творить и отдыхать. В этой атмосфере Чайковский и создавал то, что поднимало его на высшую ступень музыкального пьедестала своего и будущих времен.

Все чаще обращала свой взор на творчество Чайковского и заграница. Сыпались приглашения. В 1891 году Чайковский был приглашен на открытие самого большого зала в мире – нью-йоркского Карнеги-холла. Построенный на деньги миллионера, зал поражал воображение и великолепием, и размерами.

Перед концертом Петр Ильич волновался так, что даже сон бежал прочь. Он должен был дирижировать своими произведениями – Первым концертом для фортепиано с оркестром и Первой сюитой. В зале – аншлаг. Публика, поражавшая туалетами и бриллиантами, встретила русского композитора приветствиями и аплодисментами, оркестр почтительно встал.

На следующий день в честь Петра Ильича был дан обед. Парадный зал был изысканно-великолепен. Возле мест для мужчин лежали любимые композитором бутоньерки-ландыши, около дамских – маленькие портреты Чайковского в изящных рамочках и букетики царственно-скромных ландышей. Таким вниманием Петр Ильич был тронут до глубины души… Как жаль, что он не может это описать Надежде Филаретовне!

Их переписка внезапно, по инициативе фон Мекк, оборвалась. Петр Ильич знал от друзей, что материальное положение доброго ангела пошатнулось. Она была на грани разорения, и, видимо, дальнейшая помощь была ей в тягость. Но разве дело лишь в деньгах? Петр Ильич уже прочно стоял на ногах.

Его произведения печатались и исполнялись по всему миру. Дружба длиною в 13 лет прервалась. За это время Чайковский написал фон Мекк 760 писем и получил от нее 450. Переписка была композитору необходима:

«Что за непостижимая женщина? Она угадывает, когда и как мне написать, чтоб утешить меня»,

– писал он брату.

П. И. Чайковский
П. И. Чайковский

Как жаль, что всему приходит конец… Чайковский горько переживал разрыв с преданным другом. Он, окруженный самыми выдающимися людьми своего времени, давший миру такие оперы, как «Евгений Онегин», «Пиковая дама», «Иоланта», «Мазепа», балеты «Щелкунчик», «Спящая красавица», «Лебединое озеро», симфонии и сюиты, фортепианные концерты и романсы (всего не перечесть!), он скучал по этой женщине с аскетической внешностью и ангельской душой.

«Господи, сколько я должен быть благодарен этой чудной женщине… Никогда, никогда я не в состоянии буду доказать искренность моей благодарности…»

Перечитывая письма фон Мекк, Петр Ильич не мог понять причину разрыва. Деньги тому виной? Но при чем здесь дружеская переписка? Ответа он не находил.

16 октября 1893 года в Петербурге состоялось первое исполнение Шестой симфонии под управлением автора – она стала завершением его творчества. До смерти композитора оставалось всего 10 дней, наполненных восторженными встречами с друзьями, мыслями о будущем и верой в исполнение планов.

25 октября 1893 года, в сумрачном осеннем Петербурге Петр Ильич Чайковский скончался. Умер от холеры, свирепствовавшей в те дни в городе. Он выпил сырой воды на ужине в ресторане в компании друзей и родственников…

Надежда Филаретовна тяжело переживала безвременную кончину любимого человека. Тяжело болея, на похоронах не присутствовала. А через два с половиной месяца она ушла из жизни, оставив о себе благодарную память.

На могилу великого композитора приходят почитатели его таланта, приносят так любимые им ландыши. Над могилой витает бессмертная музыка. Могила фон Мекк скрыта под слоем бетона автомагистрали, проходящей мимо церкви и остатков Новоалексеевского монастыря, на кладбище которого она была похоронена.

Поклонимся мысленно этой удивительной женщине: она разгадала музыкальный гений П. И. Чайковского, поддержала его в трудное время, была его добрым ангелом…

ClassicalMusicNews.Ru, по материалам из открытых источников

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded